На этом видеокадре, опубликованного Центральным телевидением Китая 20 февраля 2021 г., показаны китайские (на переднем плане) и индийские солдаты (справа на заднем плане) на границе в долине Галван, в горах Каракорум в Гималаях, июнь 2020 года. (AFP Photo/China Central Television)  | Epoch Times Россия
На этом видеокадре, опубликованного Центральным телевидением Китая 20 февраля 2021 г., показаны китайские (на переднем плане) и индийские солдаты (справа на заднем плане) на границе в долине Галван, в горах Каракорум в Гималаях, июнь 2020 года. (AFP Photo/China Central Television)

Дипломат: Китай скорее нападёт на Индию, чем на Тайвань

Ведение войны с Тайванем повлечёт большие экономические издержки для Китая
Автор: 13.07.2022 Обновлено: 13.07.2022 09:57
В ближайшем будущем вероятность военного конфликта Китая с Индией больше, чем его вторжение на Тайвань, считает автор новой книги на эту тему.

Индия и Китай наращивают свои вооружённые силы вдоль спорной границы в Ладаке. 15 раундов переговоров не принесли никакого прогресса после кровавого конфликта в Галване в 2020 году, где обе страны понесли потери впервые за 45 лет.

Бывший высокопоставленный индийский дипломат и автор книги «Военное время: Мир в опасности» Раджив Догра считает, что нынешний украинский кризис подпитывает стремление Пекина стать крупнейшей мировой державой.

«Пока Америка занята российско-украинским конфликтом, Китай неуклонно наращивает своё присутствие по всему миру. Ещё большее беспокойство вызывает не только Индо-Тихоокеанский регион или Тайвань, но и наличие опасности на северной границе Индии», — сказал в эксклюзивном интервью The Epoch Times Раджив Догра, автор семи книг, в том числе отмеченной наградами книги об Афганистане.

Догра сказал, что Пекин видит себя в стратегической игре, где кости всё чаще бросаются в его пользу. Он считает внимание Байдена к Украине «упрямым и навязчивым» и говорит, что США и Запад истощают себя в конфликте, имеющим неопределённый результат. Всё это служит интересам компартии Китая.

«Это упорное стремление Байдена наказать Россию медленно приведёт к стагнации, экономическому упадку и росту безработицы в Европе. Увлёкшись Украиной, Америка не сделала того разумного внешнеполитического выбора, который заслужил аплодисменты в предыдущую эпоху. Как недавно сказал советник по национальной безопасности США Киссинджер, „…для Запада демонизация Владимира Путина — это не политика; это алиби для отсутствия таковой“», — сказал Догра, бывший посол Индии в Румынии, Италии и Сан-Марино, а также бывший министр Верховного комиссара Индии в Лондоне.

Пекинское «окно возможностей»

Ситуацию, разворачивающуюся в мире, можно назвать «окном возможностей», которого Пекин ждал долгое время, и будущую угрозу войны следует рассматривать через эту призму.

Если Байден серьёзно относится к защите Тайваня и обеспечению свободы в открытом море, то стратегическая мудрость требует, чтобы США «адекватно» разместили свои военные ресурсы в Тихом океане, но это не так, считает Догра.

«К удивлению многих, на недавнем саммите НАТО было объявлено о значительном увеличении развёртывания американских сил в Европе. И это несмотря на широко распространённое в США признание величайшей стратегической угрозы от Китая! И несмотря на то что в ближайшее десятилетие Азия станет для Америки гораздо более весомым рынком, чем любая другая часть мира! Гораздо более весомым, чем Европа, Ближний Восток или Южная Америка», — предупредил эксперт.

Расширенное военное присутствие США в Европе включает большое количество военно-морских эсминцев, дислоцированных в Испании, две эскадрильи истребителей F-35 в Великобритании и постоянную военную штаб-квартиру пятого армейского корпуса США в Польше. Байден сказал на брифинге для прессы в Испании 29 июня:

«В НАТО сейчас нуждаются больше, чем когда-либо».

По словам Догры, Пекин «с радостью наблюдает, как в мире множатся плохие новости».

«Из-за введения санкций в мировом порядке начинают появляться новые трещины. Чем дольше затягивается конфликт в Украине, тем лучше, с точки зрения Китая. Принципиальным выигрышем для него будет то, что Россия станет его фактическим форпостом в Европе.

Настроенные на конфронтацию США и Россия практически оставят остальной мир в распоряжение Китая. Этого момента Китай давно ждал. Как сказал Мао Цзэдун: „Всё под небом в полном хаосе, ситуация отличная“».

Война с Тайванем

По словам Догры, вероятность войны в ближайшем будущем с Тайванем, который Пекин считает частью своей территории, низка. Ведение войны за Тайвань повлечёт большие экономические издержки для Китая. В отличие от этого, война между Индией и Китаем на отдалённых гималайских высотах ограничится военными операциями между двумя армиями.

Несмотря на напряжённые отношения, торговля между Китаем и Тайванем неуклонно развивается. В 2018 году более 100 тыс. тайваньских бизнесменов работали на материке, 40% тайваньского экспорта приходилось на Китай. В 2021 году Тайвань экспортировал в Китай товаров на сумму $126 млрд, а Индия в Китай — всего $21 млрд.

«Пекин осознаёт, что победить Тайвань сложно. Скорее, он может столкнуться с серьёзным и продолжительным сопротивлением. Он также понимает, что война за Тайвань может привлечь США, Японию и Австралию. Это станет серьёзной проблемой для Китая. Несмотря на его недавно приобретённую военную чванливость, он знает о мощи их вооружённых сил», — написал Догра в своей книге.

По его словам, китайская атака на Тайвань также столкнётся с логистическими препятствиями, аналогично тем, с которыми изначально встретилась Россия в Украине.

«Китай также может столкнуться с сильным военным и общественным сопротивлением со стороны Тайваня, и тогда могут потребоваться годы для умиротворения Тайваня в военном и политическом плане. По всей вероятности, Китай не начнёт войну из-за Тайваня, пока не будет уверен в быстрой победе. Он не хотел бы получить „разбитый нос“ в более длительном конфликте и, как следствие, потерю репутации», — сказал Догра The Epoch Times.

Пекин полон решимости начать военную операцию в ближайшем будущем — это точно, считает Догра. Он добавил, что войну с Тайванем они начнут в то время, когда США будут заняты в другом месте и не смогут эффективно отреагировать.

Согласно книге Догры, Индо-Тихоокеанское командование США в Гонолулу прогнозирует шестилетний срок для нападения Китая на Тайвань. Однако сами тайваньцы говорят о трёхлетнем сроке.

«Хотя Тайвань остаётся желанным призом для Китая, тот сделает выбор в пользу быстрой победы в другом месте. Ему не нужно долго искать такую войну, которая прочно утвердит его в качестве азиатского гегемона. И в отличие от его многочисленных контактов с Тайванем, Китай и Индию лучше всего назвать дальними соседями», — написал Догра.

Война с Индией

Военные отношения между Индией и Китаем напряжены, а спорная граница остаётся больным местом для обоих вот уже 70 лет. Более того, отношения между двумя гигантскими азиатскими соседями становятся всё более несбалансированными, отметил Догра.

«Китай опережает Индию во всех аспектах — от военного до экономического, от эффективности управления до социальной дисциплины; от напористой самоуверенности до аморального преследования целей. Индия сталкивается с негативной асимметрией по всем этим вопросам», — пишет он.

Тем не менее есть и огромные возможности. Объединение этих двух стран может стать крупнейшим рынком будущего. К 2030 году ежегодные расходы на рынках среднего класса в Китае и Индии составят до $14,1 трлн и $12,3 трлн соответственно. По словам Догры, таким образом обе страны выиграют от сотрудничества, а не от развития спорных отношений. Однако подобное развитие событий кажется маловероятным из-за их конкурирующих амбиций и противоречивых стратегий.

«А пока Китай хотел бы подорвать Индию, низвести её до уровня региональной идентичности, держать её в подчинённом экономическом положении и вовлечённой всеми другими средствами, кроме войны. Но он также будет готов и к войне», — пишет он.

Группа международных финансовых инвесторов под руководством ведущего австралийского финансового экономиста Кристофера Джоя разработала модель для прогнозирования будущих конфликтов и войн. Их модель предполагает, что вероятность военного конфликта низкой интенсивности в течение следующего десятилетия между Китаем и Индией составляет 55%, между Китаем и США — около 46%, а между США и Россией — 30%.

Согласно этой модели, вероятность открытой войны в следующем десятилетии между Индией и Китаем достигает 22%, между Китаем и Тайванем — 11%, между Китаем и США — 12%.

«Модель Джоя категорична в утверждении, что риск конфликта или войны между Индией и Китаем является самым большим в мире. Мы должны добавить к этому постоянную возможность войны с Пакистаном», — написал Догра.

Индия и Пакистан вели четыре войны с 1947 года, и у двух соседей есть длинная, спорная и нестабильная граница. Догра сообщил The Epoch Times, что Индия находится под огромным давлением, увеличивая свои расходы на оборону.

«Фактор, о котором часто говорят вполголоса, — это вероятность ведения Индией войны на два фронта: с Китаем и Пакистаном. Что может сделать ситуацию ещё более опасной, так это вероятность ведения „войны на один фронт“ вдоль протяжённой границы длиной более 6800 км, поскольку вооружение и военная тактика Китая и Пакистана сейчас в значительной степени синхронизированы», — сказал он.

Догра считает, что ситуация в северном гималайском регионе Ладак, где в 2020 году столкнулись индийские и китайские солдаты, самая напряжённая в мире, поскольку Индия и Китай — военные гиганты. Их конфликт будет иметь последствия далеко за пределами поля боя.

«Поэтому настало время для серьёзного размышления Америки над её стратегическими приоритетами. Мировым мыслителям также пора задуматься о том, насколько хрупко балансирует мир… между спокойствием, к которому он привык со времён Второй мировой войны, и нетерпеливым Китаем, стремящимся установить свой порядок в новом мире».

Венера Упадхайя специализируется на геополитике Индии и Южной Азии.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА