Солдаты Народно-освободительной армии Китая (НОАК) во время военных учений в горах Памира в Кашгаре, регион Синьцзян на северо-западе Китая, 4 января 2021 года. (STR/AFP viaGettyImages)
 | Epoch Times Россия
Солдаты Народно-освободительной армии Китая (НОАК) во время военных учений в горах Памира в Кашгаре, регион Синьцзян на северо-западе Китая, 4 января 2021 года. (STR/AFP viaGettyImages)

Интеллектуальные вооружённые силы

К 2030 году Поднебесная намерена стать мировым инновационным центром искусственного интеллекта
Автор: 02.03.2022 Обновлено: 02.03.2022 12:14
Китай сделал национальным приоритетом «равнозначное развитие гражданских и оборонных технологий». Китайские военные нацелены на ведение «интеллектуальной войны».

Для Народно-освободительной армии (НОАК) этот подход подразумевает создание «интеллектуального оружия», к которому относятся: автономные беспилотники; автоматизированные системы сбора и обработки разведывательной информации для использования её в военных целях.

Создание «интеллектуального оружия» зависит от так называемых технологий четвёртой индустрии (4IR), таких как искусственный интеллект (ИИ), машинное обучение, большие данные, квантовые вычисления и прочее.

Акцент на революционном и прорывном характере технологий 4IR означает, что китайская военная модернизация будет всё больше переплетаться с гражданскими технологическими инновациями, поскольку большая часть разработок в 4IR, особенно в области ИИ, появляется в коммерческом секторе.

Военно-гражданский синтез

Эта зависимость от коммерческих технологий повысила важность «военно-гражданского синтеза» (ВГС), ставшего значимой частью стратегических усилий действующей власти по превращению Китая в технологическую сверхдержаву, как в военном, так и в гражданском отношении.

Пекин применяет двухсторонний инновационный подход к ВГС, сначала стимулируя исследования и разработки в критически важных коммерческих технологиях 4IR, а затем передаче этих технологий в военный сектор.

Поэтому неудивительно, что ВГС объединил военную модернизацию с гражданскими технологическими инновациями в ряде технологических секторов двойного назначения, включая аэрокосмическую промышленность, производство современного оборудования, искусственный интеллект и альтернативные источники энергии.

ВГС также «предполагает более тесную интеграцию военной и гражданской администрации на всех уровнях правительства: мобилизация национальной обороны, управление воздушным пространством и гражданская противовоздушная оборона, резервные силы и силы ополчения, а также пограничная и береговая оборона», — говорится в отчёте TheJamestownFoundation.

Китай — мировой центр ИИ

В 2017 году Пекин создал Центральную комиссию по комплексному военному и гражданскому развитию, новый мощный орган по надзору за стратегией и реализацией ВГС.

Тогда же был опубликован «13-й пятилетний специальный план развития науки и технологий», который систематизировал проведение исследований и разработок в области цифровых технологий, таких как искусственный интеллект, передовая электроника, квантовые вычисления и сети 5G для завоевания лидерских позиций на международном рынке.

Китай разработал весьма амбициозную программу превращения страны в мирового лидера в области искусственного интеллекта к 2030 году. В июле 2017 года Пекин опубликовал свой «План развития искусственного интеллекта нового поколения». Он включает три стратегические цели:

  • вывести китайский сектор ИИ на уровень мировых достижений;
  • к 2025 году добиться серьёзных прорывов в области базовой теории ИИ;
  • к 2030 году превратить Китай в главный мировой инновационный центр ИИ.

Меры реализации развития ИИ

Кроме того, Центральная военная комиссия Китая создала Руководящий комитет по научным исследованиям по образцу Агентства перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США. Это агентство стимулирует технологические инновации и разработку передовых технологий для военного применения. Руководящий комитет по научным исследованиям является частью «новой архитектуры высшего уровня китайской системы инноваций в области военных технологий».

Более того, Пекин значительно расширил финансирование науки и техники, относящейся к технологиям 4IR, особенно к ИИ. Китай создаёт и обучает в новых центрах новое поколение инженеров ИИ, благодаря поддержке компаний Huawei, Baidu и Alibaba. Наконец, Китай осуществляет «систематический план централизованного управления» по получению знаний 4IR (особенно ИИ) из-за рубежа посредством перекупки специалистов, передачи технологий, инвестиций и даже шпионажа.

Модернизация НОАК

Вышеперечисленные инициативы неразрывно связаны с модернизацией НОАК и её возможным освоением интеллектуальной войны. В частности, ИИ напрямую связан со строительством национальной обороны, оценкой безопасности и возможностями контроля. Конечной целью является внедрение ИИ во все аспекты оборудования и инвентаря операционных систем НОАК.

Китай находится только в начале трудной многолетней работы по использованию коммерческих высоких технологий для технологического прогресса НОАК. Барьеры на пути распространения многих технологий 4IR в военном секторе остаются высокими. Нет уверенности в том, что инициативы Си Цзиньпина по ВГС окажутся лучше более ранней военно-гражданской интеграции.

Тем не менее, маловероятно, что Си, компартия и НОАК откажутся от 4IR или ВГС в ближайшее время, даже при столкновении с неудачами. Пекин особенно верит, что достижения в области ИИ коренным образом изменят военную и экономическую конкуренцию в ближайшие десятилетия, и строит долгосрочные планы. В частности, он предоставляет существенные государственные субсидии технологическим фирмам и академическим институтам, которые занимаются передовыми исследованиями в области ИИ.

Более того, личность Си всё больше увязывается с успехом или провалом ВГС. С момента прихода Си Цзиньпиня к власти в 2012 году военно-гражданское слияние было частью почти каждой крупной стратегической инициативы. ВГС переплетается с «долгосрочным партийным планированием» и «партийным консенсусом», и любой шаг к «деактивизации» ВГС дорого обойдётся авторитету Си.

Следовательно, долгосрочные амбиции Пекина по использованию гражданских высоких технологий не следует недооценивать. Последующее принятие ВГС будет служить Пекину руководящим принципом его долгосрочной стратегии параллельного экономического развития и военной модернизации.

Ричард А. Битцингер — независимый аналитик в области международной безопасности.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды TheEpochTimes.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА