Мои ступени. Валерий Лесов

логотип Epoch times

Ступень 1 - большие надежды

Я и Чжой-ли

Мы учились в техническом университете в Шанхае. Я и Чжой-ли. В аудиториях мы всегда сидели рядом. Она никогда не казалась серьезной, как некоторые девчонки, поступившие в ШанТех. Казалось, Чжой не может смотреть на мир без улыбки.

Вчера после занятий мы выбежали на улицу. Шел первый весенний дождь. Я накрыл ее плечи курткой, потом осторожно взял маленькую ладонь своей пятерней. Но обнимать девушку на улице и даже держать ее за руку не принято. Чжой ответила мне, сжав мои пальцы, но быстро освободила руку. Выглянуло солнце. На лекции профессор рассказывал о солнечном ветре – потоке частиц, пронизывающем нашу планетную систему. Такой ветер мы будем изучать при межпланетных перелетах.

Мы занимаемся точными науками, поэтому знаем все о нашем будущем...

Через 15 лет мы с Чжой-ли будем проводить исследования на лунной базе в Море Дождей. Через 25 - улетим на Марс. Такие планы у Великого Китая.  Зачем нам Марс? Мне объяснить трудно. Я знаю только, что это Великая Цель. А потом? У новых поколений будут другие цели (а нам нужно добиться этой. Иметь посторонние мысли у нас не принято. Буддизм, инакомыслие Тибета - вне закона. Все это отвлекает от Великих замыслов).

Весна разбудила нас. Ее ладони, волосы… вся она не отпускала меня, когда мы расставались…

Сегодня утром на  лекции ее не было. Это случилось в первый раз. Я набрал номер Чжой. Заблокирован. Странно. У нее был безлимитный поощрительный тариф за реферат по космофизике. Я пытался вникать в суть лекции, но не смог. В кармане загудел мой смартфон. Она? Нет, это Ван-Дог.

- Дзен, я на стоянке велосипедов, площадь Конфуция.

Он не бросает слов на ветер, точнее знает, «когда пойдет дождь». К свиньям лекции, надо ехать.

- Буду через 20 минут.

Мой друг

Ван-Дог учился в школе современного искусства. Там изучали европейскую живопись, литературу и музыку. Европейцы балдеют от китайской гравюры. Ван-Дог был помешан на Дюрере. Два его офорта висели у меня в комнате: Дон-Кихот и девушка-ундина из немецкой сказки.

- Сегодня забрали студентов практикующих Фалуньгун. - За что? - Это «неправильное учение» - отклонение от Главной Линии. - Дог, но ведь мы с тобой кое-что знаем о Фалуньгун. Его практикует Чжой. - Ее тоже забрали…

Поиски Чжой

Я вспоминал улыбку на ее лице, она всегда была разной. Это проявление Фалуньгун? Не знаю, но мне кажется, она родилась такой. Если бы у нас был телемайндер*, мы могли бы общаться. Хотя, когда задерживают, подобные штуки, видимо, отбирают.

- Может быть заглянуть в Интернет? - Весь коммуникационный бизнес под жестким контролем государства. Ночью я видел в Сети кадры о задержании студентов, среди них была Чжой. Однако тот сайт уже атаковали спецслужбы. А вчера в "Нью-Йорк таймс он-лайн" появилась статья о том, что у нас есть концлагеря и подземные тюрьмы. Туда отправляют последователей Фалуньгун. Самая ближняя находится в окрестностях Шаолиня. - Я должен проникнуть туда. - Будем действовать разумно, Дзен. Вспомни нашего школьного учителя Со. - Дог, у нас с тобой всегда было общее сердце. - Горячее сердце и холодная голова – все, что нужно бойцу Кун-фу. - Я никогда не работал с нунчаками. - Я научу.

Как отыскать подземную тюрьму?

Мы решили искать ее в горах вблизи Шаолиня.  На высоте, куда пешком добираться трудно, а на джипах ездят только  военные патрули, находится госпиталь для больных лейкемией. Там горный воздух, много солнца и хороший уход. Туда поступают состоятельные люди. Они нуждаются в донорах. Кровь можно забирать у заключенных. Их органы можно использовать для трансплантации.

А последователи Фалуньгун ведут здоровый образ жизни. Они идеальные доноры. Вероятно, там, наверху решили пожертвовать кучкой уклонистов от Главной линии. А по ходу дела еще и получить доход. За почки, печень, спинной мозг хорошо платят…

Патрули, возможно, принимали нас с Догом за тайваньских туристов. Или им было совсем не до нас. Однако проверка документов могла бы стать для нас фатальной. Наши студбилеты и вопрос - почему не на занятиях - притормозили бы продвижение к цели.

Китайские сосны на каменистом утесе, как на гравюре Ван-Дога, заслонили госпиталь. Я должен проникнуть в него под видом больного. Других вариантов не было: практикой  Фалуньгун мы не занимались. Ван-Дог будет снаружи готовить все на случай нашего с Чжой побега.

Сигнал SOS

Его зарегистрировал мой смартфон. Такие сигналы подают маячки из-под завалов или лавин. Может быть, он идет из-под горы, на которой стоит госпиталь. Чжой там? Во всяком случае, там, в подземелье нужна помощь.

На крутом подъеме перед госпиталем наши велосипеды «встали». Мы дотолкали их до приемной.

- На что жалуетесь, молодые люди? - Лейкемия, - ответил я - ? (Однако крутой подъем на велосипедах мы почти одолели.) - Начальная стадия. Направили из университета. После обследования.

Ван-Дог побледнел. Он не знал, что по ходу дела я «хакнул» допуск к базе данных и кое-что изменил в своей электронной медкарте.

Регистратор вошел в базу через сеть.

- Есть показания. Будем повторно обследовать, а потом лечить.

Повторное обследование мне не пройти. Но главное «ввязаться в бой, а там посмотрим».

- Пока Дог. - Пока.

Ступень 2 – переработка "неправильных людей"

Новый метод перевоспитания

Первый раз, когда начальник тюрьмы увидел ее, он сказал: «Твоя камера будет открыта сегодня ночью. Придешь ко мне по служебному коридору, тебе не помешают. А утром поедешь домой».

Утром за непослушание ей прописали сеанс перевоспитания. С нее сняли все, приказали лечь на пол, на jacket (Jacket – американское изобретение. Это смирительная  рубашка с длинными рукавами и шнурками вместо пуговиц). А потом закатали в jacket, обвязали рукавами и туго затянули шнурки. «Даю вам два часа, моя милая госпожа», – сказал начальник.

Чжой было трудно дышать, шнурки перетянули грудь. Пальцы, руки стали неметь. Как будто на нее положили огромный камень. Как избавиться от страданий? Этому учат детей в Тибете.  Это несложно. Ты – бабочка, уносимая солнечным ветром…

Она очнулась. Кто-то звал ее: «Госпожа Ли, вы согласны?»  Прошло два часа. Начальник стоял над ней.

Остается один путь

Когда я зашел в туалет, взглянул на дисплей смартфона (звук я отключил заранее). Получен еще один сигнал SOS. Если смартфон отберут, то придется перейти на запасную связь. В кожу моей руки вшит чип. Через него я могу принимать сигнал SOS, а так же передавать его сам.

А если чип обнаружат и вырежут, останется только один путь – путешествия вне тела. Чжой это может?

Я лежал на цементном полу. «Эй, кто-нибудь!» - как у Сарояна**,  кричал кто-то внутри меня. Про такую штуку, как jacket, я знал заочно. Теперь он «работал» на мне. Кости трещали. Я пытался заорать, но воздух не входил в сдавленную шнурками грудь.

- Чжой, помнишь наш солнечный ветер?

Вопрос не повис в воздухе, message (сообщение) уходило от меня.

- Помню. - Кто это? - Чжой-ли - Где ты? - В соседней камере - Ты видишь солнце? - Окно закрыто. Но я чувствую его лучи. - Чжой, я хотел сказать тебе вчера, что… - Я знаю. Мы всегда будем вместе.

Ступень 3 – жизнь, как счастливая случайность

Восстание в подземной тюрьме

Когда меня развязали, я не мог встать. Даже электрошокер, которым меня обработали, не помог. И тем более тупые пинки ногами по онемевшему телу… Если вы ощущали, как например, немеет рука, то я смогу объяснить кое-что. Представьте, что прошло 5 минут, потом час, а рука не отходит. Представьте, что все у вас онемело. Легкие, сердце, губы.

Меня оставили в камере. Я прошел обработку. Теперь мое тело можно было утилизировать. Моя печень, почки, прочие органы кому-то очень пригодятся. Дверь камеры заскрипела…

- Привет, Дзен! Мы хорошо поработали нунчаками… Чжой здесь?

Дог заставил себя задать этот вопрос.

- Я общался с ней. - Извини, без IСQ? - Потом объясню. Но после этого она давно не выходит на связь…

В соседнее камере было тихо. На  полу мы увидели железный ящик. Там был человек…

*********

Фалуньгун – учение, проповедующее Доброту, Истину, Терпение, как основные принципы. Несложные упражнения, имеющие сходство с практикой Цигун, способствуют улучшению физического и психологического состояния. Его практикуют около 90 млн. человек в Китае. Есть последователи в других странах, в том числе Украине, России. С 1999 года практикующие Фалуньгун в Китае подвергаются жестоким репрессиям со стороны китайских властей.

Альбрехт Дюрер, (1471--1528) -  немецкий живописец, рисовальщик, гравёр, теоретик искусства. Крупнейший художник немецкого Возрождения.

Шаолинь – Древний буддийский монастырь, монахи которого в совершенстве владели боевыми искусствами. Название монастыря буквально означает "монастырь в лесу на горе Шао-ши".

Лейкемия – болезнь крови.

Нунчаки – оружие, которое произошло от цепа для обмолота риса.

* устройство для передачи мыслей, которое недавно создали в токийском университете Васэда.

** герой пьесы Уильяма Сарояна «Эй кто-нибудь!», молодой человек, по воле судьбы оказавшийся в тюремной камере, пытается привлечь к себе внимание

 

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Мечта. Алексей Якушев (Крейсер)
  • Вспоминая "бойню на Тянь-Ань-Мень"
  • Сны мотылька (3). Продавец душ. Рассказ. Сергей Шилов
  • Эльфы – защитники человечества. Андрей Антонов
  • Вечный странник. Рассказ. Алексей Якушев
  • Комментарии:
    Рекомендуем