Где Вы, женщина из Польши? Нина Мельцер

логотип Epoch times
Фото ВЭ, нет фото

Фото ВЭ, нет фотоЧто разъединяет людей? Обиды, ревность, зависть... Что их может объединить? Любовь, доброта, сострадание...

Всё оставалось позади: беготня по инстанциям, бесконечная проблема, что купить, нервная перенапряжённость последних перед отъездом дней, даже бесконечные часы таможенного досмотра. С прошлым было покончено бесповоротно, навсегда.

Поезд набирал скорость. За окнами мелькали знакомые мазанки под белыми шапками крыш, оголённые заиндевевшие деревья, дороги, уходящие вдаль, и столбы, столбы, столбы... Всё оставалось там, с собой мы увозили вот эти несколько узлов, тяжёлые мысли о прошлом и тревогу о неизвестности впереди. Вагон был плацкартным, и по коридору то и дело мелькали люди, отвлекая от тяжёлых мыслей.

Приятным исключением из всей этой серой реальности была наша соседка по купе. То и дело вбегая к нам, она без конца тараторила на каком-то славянском, но не понятном нам языке. От всего её облика, тоненьких льняных волос, голубых глаз, свежего личика веяло такой непосредственностью, искренностью и чистотой, что рука невольно тянулась погладить эту неискушённую головку. В какой жестокий мир вступало это дитя!

На душе было нехорошо. Дурные предчувствия не улучшали настроения. А время тянулось без конца. Мимо прошёл проводник. Мы уже обращались к нему с нашей проблемой, но он отмахнулся: некогда, вот освобожусь, тогда и поговорим. А проблема у нас была. Отъезд наш затянулся, и когда, наконец, поездом прибыли в Брест, билеты до Вены достать было невозможно. Нам выдали билеты до Варшавы, успокоив, что в Варшаве к нашему поезду будет прицеплен вагон, следующий до Вены, а перенести наши вещи в этот вагон будет минутным делом. Но зная, как непросто всё бывает в реальной жизни, мы волновались. В Варшаву мы должны были прибыть к полуночи...

В купе опять вбежала наша прелестная незнакомка и снова щебетала о чём-то своём, по-видимому, очень важном, о чём мы, люди из взрослого, чужого мира, не имели ни малейшего представления. Отпускать это сокровище не хотелось, и мы ласково удерживали её, забавляя интонациями и мимикой. Девочке было года три, но она, очевидно, неплохо владела речью...

Прошло часа два. Начало смеркаться. Муж переговорил с кондуктором, заручившись его согласием на наш переход в венский вагон. Не выспавшись прошлой ночью и намотавшись за день, наш Саша крепко спал на верхней полке. В свои одиннадцать лет он воспринимал всё гораздо проще нас, взрослых. В школу ходить было не надо. Уроки делать и подавно. Кроме того, его ждал новый, полный неизвестностей, манящий, увлекательный мир. Какие уж тут проблемы? Старики, перекусив, тоже прикорнули. В вагоне воцарилась тишина. Вагон покачивало, и монотонные поскрипывания и постукивания гипнотизировали, навевали сон.

Нас разбудил резкий толчок, поток морозного воздуха и громкий говор, почти крик. Одного взгляда за окно было достаточно, чтобы понять, откуда этот холод и гам. Вагон стоял. Шла посадка. А на дворе разыгралась метель. Крупные моховые хлопья кружили в вихре ветра и засыпали перрон, носильщиков с кладью, пассажиров. Это была Варшава. Муж с отцом ушли дожидаться обещанного вагона. Мы оставались в купе. Прошло минут двадцать. Мужчины не возвращались. Я отправилась их разыскивать. Подтверждались наши худшие ожидания: в венский вагон нас не пускали, так как мы не зарезервировали мест предварительно. От нас требовали польские деньги, злотые, в уплату за резервирование мест. Злотых у нас, естественно, не было. Всем нашим состоянием были 524 американских доллара, которые мы получили в банке в обмен на рубли.

В ту пору это полагалось на нашу семью из пяти человек. А впереди была долгая, полная неизвестности дорога до Америки. Денег явно хронически не хватало, а расстаться и с этими крохами для нас означало остаться в дороге без гроша и на чужбине без приюта. Но проводник венского вагона стоял на своём: нет злотых, платите доллары. Не уп    латите по сто долларов на человека - высадим на границе.

В слезах я вернулась в купе. Высадиться в глуши, где-то на границе между Польшей и Чехословакией, в ночную пургу. А что будет дальше? Как добираться до Австрии, Вены, где нам должны были помогать какие-то благотворительные организации? Глотая слёзы, рассказывала матери о случившемся...

Из соседнего купе вышла светловолосая женщина небольшого роста. Она была беременна. Это была мать нашей маленькой незнакомки. «Не давайте им денег, - произнесла она по-русски с лёгким акцентом, - я всё слышала. Бандиты они, грабители. Последнее отберут». «А что же делать? - растерянно спросила я. - Не идти же из вагона неизвестно куда?» «Никуда идти не надо. Вот деньги», - и она протянула мне зажатые в кулаке злотые. Бессонные ночи, тревога последних месяцев, бесконечная благодарность - всё разрешилось слезами. Я разрыдалась.

Где Вы, женщина из Польши? Бог послал Вас в тяжёлую для нас минуту, или Вы на самом деле были ангелом? Вы протянули руку помощи нам, незнакомым людям, когда мы, казалось, были на самом краю. В суматохе мы не узнали ни Вашего имени, ни адреса, ни фамилии. Но где бы Вы ни были, поклон Вам до земли. Да благословит Вас Бог!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Украинские звезды намерены бороться с проявлениями расизма и ксенофобии в обществе
  • Президент Украины требует отменить депутатскую неприкосновенность
  • Мои ступени (продолжение). Валерий Лесов
  • Мои ступени. Валерий Лесов
  • Мечта. Алексей Якушев (Крейсер)
  • Комментарии:

  • Рекомендуем