Чан Кайши: история китайского Бонапарта


         

 

 

         

В новейшей истории генералиссимуса Чан Кайши,  лидера Китая 1927-1949 гг., называют «китайским Бонапартом». Эта характеристика больше относится к его честолюбивым устремлениям. Гениальным полководцем Чан Кайши никогда не был, но и обвинить его в полном отсутствии военного таланта тоже нельзя. В зените карьеры, в Китае называли его великим человеком, героем из плеяды тех, что рождаются один раз в пятьсот лет. Его сопоставляли с Конфуцием, награждали лаврами вождя китайского народа, одержавшего, в конце концов, победу в многолетней Войне Сопротивления японской агрессии (1931—1945 годы). Часто Чан Кайши вспоминается как лидер, противостоявший коммунистам во главе с Мао Цзе Дуном более 20 лет.

Чан Кайши родился 31 октября 1887 года в китайской глубинке, расположенной недалеко от портового города Нинбо. Согласно записям в книге семейной летописи он принадлежал  роду, берущему начало от потомков Чжоу Гуна — известного в истории Китая правителя, которым, по преданиям, восхищался сам Конфуций. Семья Чан Кайши жила в доме, являющимся, при этом, и магазином: его отец был хозяином соляной лавки. Жена слыла хорошей матерью родных и приемных детей. Отличаясь глубокой религиозностью, она была последовательницей буддизма с изрядной добавкой конфуцианства и привила сыну уважение к традиционным китайским ценностям.

Следует пояснить,  что настоящие имя и фамилия генералиссимуса — Цзян Чжунчжэн (официальное, торжественное имя; он предпочитал, чтобы его называли именно так) или Цзян Цзеши (повседневное, обиходное). Привычное для европейцев Чан Кайши – это искаженная транскрипция его подлинных имени и фамилии.

В возрасте 6 лет мальчика отдали в частную школу. Ему не было еще и десяти лет, когда он потерял деда и отца. И с этого времени семья оказалась в трудном материальном положении. Но, благодаря усилиям матери, мальчик продолжал учиться — сначала в сельской школе, а затем  в уездной,  где, помимо базовых дисциплин, изучал классические древние книги, повествующие о традиционном китайском мировоззрении.  Когда Чану исполнилось всего 14 лет, он женился - беспрекословно, по выбору матери. В 1909 г. у супругов родился сын Цзян Цзинго. В 19 лет Чан Кайши решил стать военным  и посвятить свою жизнь борьбе за интересы китайской нации. Лучшее, из доступного для небогатых китайцев военное образование, могла дать Япония. Туда в 1905 г. и решил отправиться Чан Кайши. Перед поездкой он расстался с косой, которую китайские мужчины носили в знак лояльности к правящей маньчжурской династии, что следует рассматривать как акт неповиновения. Оказалось, что в военную академию можно поступить только по рекомендации китайского Правительства, которой у Чана не было. Но юноша все равно решил остаться на некоторое время в Японии, чтобы выучить язык.  Он быстро проникся идеями кодекса Бусидо, восхищался самурайской доблестью и самопожертвованием. Здесь он встретился с Чэнь Цзиэем, одним из политических «тузов» и королей подпольного мира, что в значительной степени определило дальнейшую судьбу юноши.

Вернувшись в Китай, Чан Кайши поступил на кратковременные военные курсы в Баотянскую военную академию, пройдя большой конкурс в тысячу человек на место. В 1907 г. за хорошие показатели в учебе его направили для продолжения образования в Японию, а через три года командировали на север Японии для прохождения службы в японской армии. Будучи курсантом японского офицерского пехотного училища, Чан Кайши в 1908 году вступил в революционную организацию, созданную Сунь Ятсеном. В год Синьхай (1911) в Китае вспыхнула революция, свергнувшая маньчжурскую династию. Чан Кайши возвратился из Японии на родину, где активно участвовал в революционных событиях.  Возглавляя революционный отряд в Шанхае, он проявил себя умелым командиром. Впрочем, воевать пришлось недолго: Сунь Ятсен нашел общий язык с императорским главнокомандующим Юань Шикаем, который и сверг последнего императора - малолетнего Пу И. Китай стал республикой, Сунь Ятсен - самым влиятельным политиком страны,  Юань Шикай - ее президентом, а Чан Кайши- полковником, руководящий снабжением  всех войск, расположенных в Шанхае. Тогда же он вступил в партию Гоминьдан.

Гоминьдан был создан Сунь Ятсеном в 1894 году, более чем за четверть века до образования коммунистической партии Китая. Кредо партии выражалось в ее названии: Го — это государство и страна, Минь — нация и народ, Дан — партия. Это была первая и единственная в те времена политическая партия, намеревающаяся свергнуть в Китае маньчжурскую монархию путем революции.  Иностранцы не имели отношения к ее созданию. Правда Япония предоставила ее лидерам возможность готовить революцию с японской территории. Богатые китайцы помогали Сунь Ятсену и его партии. Однако основной ее костяк до революции составляли китайские патриоты-республиканцы.

В 1913 году Юань Шикай взял за рубежом кредит в $125 млн. на экономические реформы, растратив эти деньги на своих генералов. Сунь Ятсен в ответ поднял вторую революцию, но проиграл. И тогда неудачи революции вынудили Сунь Ятсена и многих его сторонников, в том числе Чан Кайши, бежать в Японию. Там в 1914 году он впервые побеседовал с Сунь Ятсеном и в дальнейшем стал с успехом выполнять его поручения, пытаясь поднять вооруженные восстания в нескольких районах страны, став лидером шанхайской группы революционеров-республиканцев.

В 1921 году Сунь Ятсен был избран президентом Китайской Республики. В следующем году Чан Кайши помог Сунь Ятсену подавить военный мятеж, после чего президент начал видеть в нем преемника, называя своим младшим братом. В 1923 году Сунь Ятсен пришел к выводу о необходимости создания своих вооруженных сил и отправил Чан Кайши в Москву с целью наладить взаимодействие, в том числе и военное сотрудничество с Россией. Находясь в Москве, он  пришел к выводу, что молодая советская республика действительно не уступает другим ни в разработке новейших видов вооружений, ни в военном деле. Это, однако, никак не означало согласия Чан Кайши с политическими взглядами людей в Москве. Он сразу и навсегда стал антикоммунистом, ибо быстро разглядел врожденную манию компартии - непримиримость к инакомыслящим, жажду раскола народа по классовому принципу, курс на гегемонию. Возвратившись в Китай, он доложил Сунь Ятсену о том, что, по его мнению,  коммунизм советской России непременно будет наносить вред человечеству, и что «сегодняшний друг», то есть советская Россия, и есть «наш будущий величайший враг». Однако Сунь Ятсен хотя и принял мнение Чан Кайши к сведению, но посчитал, что в его речи слишком много сомнительных высказываний. По мнению Сунь Ятсена  было необходимо, во всяком случае, на том этапе исторического развития, поддерживать союзные отношения и с СССР, и с китайскими коммунистами. В 1924 году Сунь Ятсен решил создать школу для подготовки армейских кадров близ Гуанчжоу. При этом, оценивая Чан Кайши как военного специалиста, знакомого с армиями Японии и России, он назначил его начальником военной школы Вампу и одновременно начальником генерального штаба. В этой школе Чан Кайши работал в тесном взаимодействии с советскими военными и политическими советниками, в числе которых был будущий маршал Советского Союза Блюхер. Восхищаясь Блюхером, как военным, Чан Кайши не верил в бескорыстность Советского Союза и по-прежнему придерживался своего, во многом справедливого, мнения по поводу политики СССР в отношении Китая: «То, что они (русские) зовут «интернационализмом» и «мировой революцией», - не что иное, как самый настоящий кайзеровский империализм... Они хотят сделать Маньчжурию, Монголию, мусульманские провинции и Тибет своими советскими республиками, и даже на сам Китай они хотят наложить руку».

После смерти Сунь Ятсена (1925 г) Чан Кайши вскоре вошел в состав ЦИКа Гоминьдана и в состав Правительства, а затем получил  назначение на пост главнокомандующего. Первым делом новый глава Правительства Гоминьдана решил реализовать давно задуманный план Северного похода – военной кампании против обосновавшихся на Севере милитаристов-оппозиционеров. Чан Кайши решил объединить весь Китай под властью Гоминьдана. Во время Северного похода КПК была союзником Гоминьдана, которая присоединилась к Чан Кайши под давлением Коминтерна. Помогали гоминьдановцам и советские специалисты. 100-тысячной армии Чан Кайши противостояло до 800 тысяч, правда, разрозненных сил милитаристов. Тем не менее, успех был на стороне  армии Гоминьдана.

Согласно официальной истории КНР, Чан Кайши предал народное революционное движение, вынуждая КПК поднять вооруженное восстание. В действительности, КПК сотрудничала с Гоминьданом для расширения своего влияния, используя в своих интересах национальную революцию. Нужно отметить, что в 20-х и даже еще в 30-х годах любой человек мог быть одновременно и членом Гоминьдана, и коммунистом - двойное членство, личная двухпартийность допускались по всему Китаю. КПК использовала это в своих интересах, чтобы подрывать Гоминьдан изнутри. С поддержкой Советского Союза КПК захватила политическую власть внутри Гоминьдана во время союза с ним. Так, например, Мао Цзе Дун принял должность действующего министра пропаганды Министерства пропаганды Гоминьдана. Многие другие коммунисты также заняли важные государственные должности. С октября 1926 по март 1927 г. КПК провела три вооруженных восстания в Шанхае. Позже, она напала на штаб вооруженных сил «Северной экспедиции», но потерпела неудачу. В период всеобщих забастовок в провинции Гуандун, рабочие, проводя пикеты каждый день, сильно конфликтовали с полицией Гоминьдана. Эти восстания заставили Гоминьдан провести чистку КПК 12 апреля 1927г. 12 апреля 1927 г. Гоминьдан, во главе с Чан Кайши, начал военные действия против КПК в Шанхае и нескольких других городах. Более чем 5000-6000 членов КПК были захвачены, и многие из них были убиты в Шанхае в конце 1927 г. Одновременно, в этом же году, были разорваны дипломатические отношения с СССР.

В августе 1927 г. члены КПК в революционной армии Гоминьдана начали «Восстание Наньчан», которое было быстро подавлено. В сентябре КПК начала восстание "Период осеннего урожая», чтобы напасть на Чанша, но нападение было также подавлено. После поражения КПК отступила в район Цзинганьшань, устанавливая свои порядки в некоторых деревнях. К концу 1928г. Чан Кайши довел численность своей армии до 2 млн. человек и сделал ее самой большой в мире. Теперь лидера Гоминьдана стали именовать генералиссимусом. Его поход на Пекин завершился взятием города. Формально весь Китай находился под властью Гоминьдана (но ряд районов по-прежнему контролировали коммунисты и милитаристы). Наконец настало время относительного спокойствия, во время которого Чан Кайши провел несколько реформ. Решение аграрного вопроса Правительство начало с отмены излишних налогов. К 1936 году Правительство отменило по стране более 6 тыс. разнообразных налогов, что, безусловно, шло на пользу хозяйствующим субъектам. Если раньше сумма арендной платы для крестьян могла доходить до 70% урожая, то Правительство ограничило плату Чан Кайши до 37,5%. Поощрялось освоение целинных земель, был создан Крестьянский банк, который обеспечивал дешевый кредит, поощрялась также и кооперация. После многих лет разрухи, Правительство, наконец, обратило внимание на ирригационную систему и привело в порядок каналы и плотины, что серьезно снизило потери от наводнений. На селе создавались исследовательские станции, где ученые занимались селекцией, выведением новых сортов сельхозкультур и пород животных. Был выведен сорт хлопка, урожайность которого была на 35% выше, чем у того, кто традиционно выращивал то, что растет в Китае. Поскольку в стране прекратился хаос, то начался рост  легкой промышленности. Ожила текстильная промышленность, стало расти производство спичек, бумаги, цемента, сахара и животного масла. Правительство начало субсидирование машиностроения, химической промышленности, производство стали и электроэнергии.

На относительно спокойное развитие Китаю было отпущено всего десять лет. Помимо внутренней напряженности, порожденной сложными отношениями с коммунистами, которые обосновались в ряде районов, год от года нарастала угроза со стороны Японии. Утром 19 сентября 1931г. японцы начали военные действия в районе Мукдена. Вот тогда и выявилась гибельная судьба Чан Кайши - драться на три фронта: с японцами, с генералами-феодалами-сепаратистами и с войсками компартии. К февралю 1932 г. японцы с боями захватили всю Маньчжурию, выбив оттуда китайские войска. Одновременно продолжалась война с коммунистами,  использовавшими войну с японцами, чтобы расширить сферу своего влияния в Северо-восточном Китае, фактически сражаясь плечом к плечу с интервентами против Гоминьдана. Советский дипломат Ледовский свидетельствовал: «Войска центрального (гоминьдановского) Правительства двигались в Северный Китай с целью разоружить японцев... Войска коммунистов, стремясь задержать продвижение гоминьдановских войск, разрушали рельсовые пути, взрывали мосты, линии телефонной связи,… уничтожались жизненно важные объекты - выводились из строя электростанции, затапливались угольные шахты, пускали под откос железнодорожные поезда. Прерывалось снабжение городов топливом, электроэнергией, водой, продовольствием. Останавливались фабрики и заводы... Огромная масса людей умирала от голода и болезней. Все это и многое другое приносилось в жертву борьбе за власть».

 Однако с октября 1933г. по январь 1934г. коммунистическая партия понесла полное поражение. В пятой операции Гоминьдана, который стремился окружить и уничтожить КПК, КПК потеряла свои сельские цитадели одну за другой.  26 января 1932 г. морская пехота (70 тыс. человек) японского адмирала Содзана высаживается в Шанхае. Китайская 19-ая походная армия почти месяц оказывает интервентам упорное сопротивление. Однако плохо вооруженная китайская армия была не в состоянии сравниться с совершенной военной машиной Японии, которой, впоследствии, оказалось по плечу наносить поражения прекрасно вооруженным американским войскам. В конце концов, китайские власти вынуждены были  пойти на уступки с японской стороны – провозглашалась независимость Маньчжурии под протекторатом Японии. После зыбкого перемирия с Японией Чан Кайши снова возобновил борьбу с КПК. В декабре 1936г. Чжан Сюэлян и Ян Хучэн - два генерала Гоминьдана - похитили Чан Кайши в Сиане. Еще до инцидента в Сиане вокруг Ян Хучена и Чжан Сюэляна было много шпионов КПК, которые настраивали их против генералиссимуса. Фактически, целью лидеров КПК было убийство Чан Кайши, однако Сталин написал в Центральный комитет КПК письмо с просьбой не убивать его. Сталин отлично понимал, что единственный человек в Китае, который может хоть как-то противостоять японцам (и таким образом обезопасить Советский Союз от японской угрозы) был Чан Кайши. Мао Цзе Дун был вне себя от  ярости, что ему не дали поквитаться с заклятым врагом, но вынужден был подчиниться. Чан Кайши был освобожден и возвратился в столицу страны Нанкин, после чего согласился создать вместе с КПК единый фронт борьбы против японских захватчиков. С Советским Союзом был подписан договор о ненападении, после чего СССР начал оказывать финансовую и военную помощь Китайской республике. Признавая на словах главенство Гоминьдана в политической жизни Китая, Советский Союз по-прежнему поддерживал КПК. Даже в документах Политбюро не стеснялись использовать в отношении китайцев любимые  эпитеты: «красные» и «белые».

В июле 1937 г. Япония начала Вторую мировую войну в Азии, развернув наступление в Северо-восточном Китае. В августе японцы высадили десант под Шанхаем, но из-за сильного сопротивления войск Гоминьдана смогли взять город при помощи флота только через два месяца. В декабре 1937 г. японцы, наступавшие из Шанхая, захватили гоминьдановскую столицу Нанкин. В ожесточенных боях за нее китайская армия потеряла почти все свои танки и самолеты, большую часть артиллерии военно-морского флота. Чан Кайши перенес столицу западнее, в город Ханьчжоу. К середине 1939 г. ему удалось восстановить свои военные силы, доведя армию до 3 миллионов человек. В сражении при Таэйрчжуане китайцы понесли поражение. После захвата японцами города Ханьчжоу, генералиссимус Чан Кайши еще раз перенес столицу на запад в Чунцин. Вторая мировая война, захватившая и Тихоокеанский регион, заметно снизила накал боевых действий в Китае. В мае-августе 1945 г. гоминьдановское командование провело успешное контрнаступление и отрезало 100-тысячную группировку японцев в районе Кантона (современный Гуанчжоу). После окончания Второй мировой войны Китай был признан великой державой и  стал постоянным членом Совета Безопасности ООН.

Согласно официальной истории КНР решающую роль в антияпонской войне сыграла КПК, а не Гоминьдан. В действительности, за исключением нескольких сражений, включая битву у Пинсин Гуань, войска КПК не сделали большого вклада в войну против Японии.  В то время  армия Гоминьдана была, в основном, одна на линии фронта, потеряв в войне более 200 генералов (общие потери Китая во Второй        мировой составили около 20 миллионов).  Показательно, что японские генералы, воевавшие в Китае, в мемуарах называют в качестве своего одного  противника - армию Чан Кайши. Однако после окончательного разгрома Квантунской армии советскими войсками, советское командование передало все трофейное оружие войскам КПК. По сути, СССР предал своего союзника по Второй мировой войне, спровоцировав новую гражданскую войну. В Северо-Восточном Китае начались тяжелые бои между войсками коммунистов и Гоминьдана, которые шли с переменным успехом. К ноябрю 1948 г. КПК взяла под свой контроль Маньчжурию. Войска КПК начали широкие наступательные операции, которые истощенная армия Чан Кайши уже не в состоянии была сдержать.  В декабре того же года гоминьдановский режим потерпел крушение. Одной из причин стало то, что КПК имела надежный тыл – СССР.  С другой стороны США не стали таким же тылом для Чан Кайши. Они предпочли прямо не ввязываться в войну в Китае. 7 декабря верные Чан Кайши войска без препятствий эвакуировались на остров Тайвань и на близлежащие прибрежные острова Цюэмоу, Дачэнь и Мацу. Вашингтон официально объявил, что в случае коммунистического вторжения на Тайвань, его 7-й флот защитит этот остров и его обитателей.

Оказавшись на острове, Чан Кайши не только не утратил своей власти, но, напротив, сильно укрепил ее. Прежде всего, Чан Кайши упрочил режим личной власти, установив военное положение и запретив всякую оппозиционную деятельность.  В экономической сфере Чан вновь начал с аграрной реформы. Сначала арендная плата, как когда-то в материковом Китае, была снижена до 37% от стоимости продукции. У помещиков земля была выкуплена и передана крестьянам, причем компенсацию за утраченные земли помещики получали акциями государственных предприятий. Так аграрная реформа была совмещена с приватизацией. Благодаря этому крестьяне на Тайване получили в собственность земельные наделы. Это был, по сути дела, первый вызов генералиссимуса, обращенный в адрес Мао Цзэдуна,  который поднял народ против Чан Кайши под лозунгом «Землю крестьянам!», но так и не сдержал ни одного из  своих обещаний. Сельское хозяйство стало давать неплохой доход уже к 1953 году, и полученные средства Правительство направило на развитие промышленности. Результат снова был хорош: рост ВВП составил 7,5%, а между 1960-м и 1970-м годами он составлял уже 9,7%.  Вместе с приватизацией государство основывало казенные предприятия по производству электричества, стали, сахара, учреждало банки, строило железные дороги и автотрассы. За годы своего правления на Тайване Чан Кайши смог добиться того, что, как он утверждал, хотел совершить для всего Китая. Изменилась и идеология Гоминьдана. Если в 1943 году из-под пера генералиссимуса вышла книга "Судьбы Китая", где утверждалось, что "каждый молодой человек в Китае должен стать либо солдатом, либо летчиком", то теперь упор делался на конфуцианские нормы человечности и чинопочитания.

Что же касается круга интересов Чан Кайши в его личной жизни, то это были поэзия, музыка. А еще он  был хорошим каллиграфом. В его кабинете висели два свитка, на одном из которых Чан Кайши написал изречение древнего мыслителя Мэн-цзы: «Жить, ощущая себя человеком Поднебесной во всей ее широте; занимать в Поднебесной положение того, кто известен своей справедливостью; идти по тому великому пути, который предусматривает Поднебесная; свои удачи делить с людьми, а свои неудачи переживать самостоятельно». Другая надпись была сделана Сунь Ятсеном: «Моему младшему брату Цзеши (то есть Чан Кайши) Поднебесная — это наше общее достояние. Сунь Вэнь (то есть Сунь Ятсен). На протяжении многих десятилетий генералиссимус ежедневно вел дневник, а круг его чтения определялся интересом к этике Китая, его политической философии, национальной и всемирной истории.

Говорят, что он был человеком суеверным. И, несмотря на то, что, вступив в брак с Сун Мэйлин, крестился и стал христианином, не забывая о китайских божествах и всегда вознося молитвы Будде в храме. Генералиссимус не пил и не курил, спиртное не употреблял даже во время застолий с руководством партии. Чан Кайши обычно носил либо военную форму, либо китайскую одежду традиционного покроя и пытался предельно сохранять классический образ китайца своего времени: не был европеизирован ни внешне, ни в привычках. Правда, он далеко не всегда являл собой образец конфуцианской сдержанности. Так, однажды во время банкета с участием советских представителей, генералиссимус завел речь о китайских коммунистах и буквально потерял контроль над собой. Свою речь, пересыпанную ругательствами, Чан Кайши закончил весьма дипломатичным тостом: "Долой коммунистическую партию!" Китайским дипломатам долго пришлось объяснять, что он имел в виду.

Его жена и сын заняли особое место в истории Китая. Чан Кайши и Сун Мейлин обвенчались в декабре 1927 года в христианском храме в Шанхае (к этому времени Чан Кайши успел уже трижды побывать в браке и развестись). Сестра Сун Мейлин была замужем за Сунь Ятсеном, ее отец был богатым человеком и другом Сунь Ятсена, которому он помогал, финансируя его революционную деятельность. Сун Мэйлин получила образование в США и свободно владела английским языком. Во время Второй мировой войны она с большим успехом совершила поездку в США, призывая американцев оказывать помощь Китаю. Зимой 1943 года Сун Мэйлин сопровождала супруга в поездке в Каир, где состоялась его встреча с Рузвельтом и Черчиллем. Там она служила переводчиком и приложила немало усилий для налаживания контактов между главами трех стран. Впоследствии Черчилль говорил Рузвельту: «Сильная женщина эта китаянка!» Сун Мэйлин была помощником Чан Кайши и по вопросам внешней политики, и в делах внутри страны. Супруги прожили вместе почти пятьдесят лет, с 1927 по 1975 год, вплоть до смерти Цзян Чжунжэна. После этого Сун Мэйлин жила в США, где и умерла в начале 21 века в возрасте 106 лет.

Сын от первого брака Цзян Цзинго в возрасте 15 лет был отправлен на учебу в Москву, где жил под именем Николая Елизарова. Когда в 1927г. Чан Кайши начал борьбу с коммунистами, Цзян Цзинго был вынужден осудить отца публично за «предательство» революции и отречься от него. Цзян Цзинго остался в СССР, по сути, в качестве заложника. Ему  позволили вернуться на родину лишь в 1937 году. В Китай Цзян Цзинго приехал с женой – Фаиной Вахревой, с которой он вместе работал на заводе. В родной деревне супруги сыграли свадьбу по китайским обычаям, и Фаина получила китайское имя Цзян Фанлян. В 1972 году Цзян Цзинго стал главой Правительства на Тайване, что означало избрание его преемником отца, который, в связи с ухудшением состояния здоровья, отошел от дел. После смерти Чан Кайши Цзян Цзинго отменил военное положение, введенное его отцом, и продолжил экономические реформы. В 1974 году на острове Тайвань средний годовой доход на душу населения достиг 700 долларов: по этому показателю Тайвань уступал тогда в Азии только Японии, Сянгану и Сингапуру. В 1988 году Цзян Цзинго умер. А Фаина скончалась в декабре 2004 года в Тайбэе. Сегодня Тайвань – богатое высокоразвитое демократическое государство, которое совместило в себе уважение к древней национальной культуре и достижение западной цивилизации. Во многом это заслуга Чан Кайши и его сына.

Сам Чан Кайши ушел из жизни 5 апреля 1975 года по причине сердечной недостаточности. В своем политическом завещании Цзян Чжунчжэн призывал своих соотечественников продолжать осуществлять три народных принципа Сунь Ятсена: добиваться оздоровления и возвращения к жизни континентальной части Китая, возрождать национальную культуру и решительно защищать демократию.  Перед своей кончиной он просил, чтобы его останки были перевезены на материк в Нанкин для постоянного захоронения на горе Цзыцзиньшань, где покоится гроб с телом Сунь Ятсена.

Источники:

«100 знаменитых полководцев» И.Я. Вагман, В.А. Мац, А.В. Зиолковская

«100 великих военачальников», А. Шишов,

«9 комментариев о компартии» Epoch Times 

Статьи:

«Чан Кайши: изгнанник и триумфатор» 

http://vokrugsveta.ru/publishing/vs/archives/?item_id=682 

«Его звали Цзян-гун»

http://www.a-z.ru/rock-cabaret/essay/1/chan.htm 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В китайском квартале Лос-Анджелеса прошел марш в поддержку 4-х миллионов вышедших из китайской коммунистической партии
  • Потаенная жизнь хозяина Кремля (о жизни Иосифа Сталина)
  • Вокруг Девяти комментариев
  • Акция о «наболевшем»
  • Юрий Орлов – ученый, правозащитник, гражданин

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top