Последняя российская императрица предчувствовала трагическую смерть


135 лет назад в Дармштадте - столице маленького немецкого государства, герцогства Гессенского - родилась Алиса Гессен-Дармштадтская, которой суждено было впоследствии стать последней российской императрицей Александрой Федоровной.

Мать ее умерла в тридцать пять лет. Шестилетнюю Аликс, младшую в большой семье, забрала на воспитание бабушка - знаменитая английская королева Виктория. В 1884 году Аликс привезли в Россию. Наследник русского престола - шестнадцатилетний Николай влюбился в нее с первого взгляда.

Но русской императрице не понравились холодность и замкнутость предполагаемой невесты ее сына. Высшему свету немецкая принцесса тоже не понравилась: по-французски говорила с акцентом, безвкусно одевалась и неважно танцевала. Сватовство расстроилось, и Алиса возвратилась в родной Дармштадт.

В апреле 1894-го Николай отправился в Кобург для того, чтобы сделать предложение Аликс. Перед свадьбой она, лютеранка по вероисповеданию, приняла православие с именем Александра Фёдоровна. По свидетельству современников, она была глубоко религиозна, выстаивала полные службы в придворных храмах, где ею был введен монастырский богослужебный устав.

14 ноября 1894 года - день долгожданной свадьбы. В свадебную ночь Аликс записала в дневнике Николая странные слова: "Когда эта жизнь закончится, мы встретимся вновь в другом мире и останемся вместе навечно..." Императрица стремилась стать "настоящей помощницей во всех отношениях" своему самодержавному супругу.

Александра Федоровна прославилась своей благотворительной деятельностью, она покровительствовала императорскому женскому Патриотическому обществу. Необычайно трудолюбивая, много времени посвящавшая рукоделию, императрица организовывала благотворительные ярмарки и базары, где продавались самодельные сувениры. Под ее покровительством находилось множество благотворительных организаций. В период русско-японской войны 1904-1905 гг. Александра Федоровна лично подготавливала санитарные поезда и склады медикаментов для отправки на фронт.

Четыре дочери Николая и Александры родились красивыми, здоровыми, настоящими принцессами: папина любимица романтичная Ольга, серьезная не по летам Татьяна, щедрая Мария и смешливая маленькая Анастасия. А у долгожданного наследника врачи обнаружили то, чего Александра Федоровна боялась больше всего на свете: ребенок унаследовал неизлечимую болезнь - гемофилию.

Когда бунтующая революционная толпа заполонила Петроград, а царский поезд был остановлен на станции Дно для составления отречения от престола, Аликс осталась одна. Дети болели корью, лежали с высокой температурой. Придворные разбежались. Дворец остался под защитой Императрицы. Она одна не падала духом и не верила в отречение до последнего, поддерживая несколько верных солдат, оставшихся нести караул вокруг дворца - теперь это была вся ее Армия.

В день, когда отрекшийся от престола Николай II вернулся во дворец, Анна Вырубова, подруга Александры Федоровны записала в дневнике: «Как пятнадцатилетняя девочка бежала она по бесконечным лестницам и коридорам дворца ему навстречу. Встретившись, они обнялись и оставшись наедине разрыдались...».

8 марта императрица с детьми была арестована. В тот же день в Могилеве был арестован государь, 9 марта доставленный в Царское Село под конвоем. 1 августа 1917 г. царская семья отбыла из Александровского дворца Царского Села в ссылку в Тобольск, где прожила 8 месяцев в заключении в доме губернатора.

Находясь в ссылке, предчувствуя скорую казнь, в письме к Анне Вырубовой императрица подводила итоги своей жизни: "...прошлое кончено. Благодарю Бога за все, что было, что получила - и буду жить воспоминаниями, которые никто у меня не отнимет... чувствую себя матерью страны, и страдаю как за своего ребенка и люблю мою Родину, несмотря на все ужасы теперь...Ты же знаешь, что нельзя вырвать любовь из моего сердца, и Россию тоже... Несмотря на черную неблагодарность Государю, которая разрывает мое сердце...Господи, смилуйся и спаси Россию".

Жизнь царской семьи в заточении была подчинена строгому тюремному режиму: изоляция от внешнего мира, скудный продовольственный паек, часовая прогулка, обыски, враждебность стражи. В это трагическое время императрицу отличало необыкновенное величие духа и "изумительно светлое спокойствие, которое потом поддерживало ее и всю ее семью до дня их кончины".

В ночь на 17 июля 1918 года узников разбудили и приказали спуститься в полуподвальный этаж дома, где царская семья была расстреляна. Если посмотреть на портреты императрицы любого периода ее жизни, невозможно не заметить печать трагической боли, которую несет это лицо. Такое чувство, что она знала, что ее ждет жестокая судьба, подвал Ипатьевского дома, страшная смерть...

Спустя годы историки выяснили, что царская семья все-таки могла уехать за рубеж, спастись, как спаслись многие из высокопоставленных подданных России. Ведь даже из места первоначальной ссылки, из Тобольска, можно было поначалу бежать. "В такое тяжелое время ни один русский не должен покидать Россию", - так неизменно говорил Николай II. "Да я лучше буду последней поломойкой, но останусь в России!" - это слова Александры Федоровны. Государь и Государыня предпочли эмиграции "смерть за други своя". И они остались. Остались вместе навечно, как и напророчили сами себе когда-то в юности. 

РИА  НОВОСТИ


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top