Из истории российского предпринимательства. О выдающейся роли купеческого рода Морозовых


В 1913 году Россия занимала 1-е место в мире по темпам экономического развития и 3-е – по валовому продукту. Не самый лучший друг России Уинстон Черчилль в своих мемуарах писал, что в 1915 году Россия была мощной державой и находилась «на волосок от победы.» … Увы! Революционеры не дремали…

Что же помогло русскому предпринимательству достичь столь поразительных результатов? После отмены крепостного права Россия начала бурно развиваться. И основной движущей силой этого развития были представители промышленно-купеческого сословия, которые отличались инициативностью, деловой хваткой, масштабностью деятельности в сочетании с разумным умением рисковать, пониманием взаимосвязи между общественным и личным богатством. Деловая этика в этой среде была основана на честности и верности слову. Была создана особая деловая культура. Ее составляющие: система делопроизводства и хозяйствования, образ жизни и личных взаимоотношений, бытостроительство, то есть весь жизненный уклад представителей, так называемого,  третьего сословия в целом свидетельствует о том, что это была высокая культура со своим строгими моральными и этическими законами, которые неукоснительно соблюдались. Миллионные сделки совершались, полагаясь часто лишь на честное купеческое слово, которое никогда не подводило.

Сегодня мы уже знаем, насколько искажена картина прошлого России, воссозданная исторической наукой советского периода. В-основном, все мы представляем с детства образ купца, как типичного представителя своего сословия, как образ самодура, безграмотного мироеда, кичащегося своим богатством толстосума. На самом же деле купцы и промышленники – выходцы, в большинстве своем из крестьян. Поэтому их деловые и нравственные качества базируются на той нравственности, которая впитывалась с детства в искренней и безыскусной православной вере простого крестьянина.  Русская народная православная этика создавала атмосферу почитания идеалов добра, справедливости, правды и нестяжательства. Потому благотворительность в России не была прерогативой богатых, начиналась она от порога беднейшего дома, где считалось долгом подать милостыню нищему и призреть убогого.

В это время в России очень быстро стали создаваться многочисленные частные мануфактуры, сосредоточенные в руках одной семьи.  Промышленное дело и капиталы концентрировались в семьях таких российских предпринимателей, как Зимины, Красильщиковы, Лямины, Морозовы, Прохоровы и др. Истории предпринимательства и фамильного дела всех этих семей в общих чертах достаточно схожи.  В конце  XIX века произошел стремительный рывок в текстильной промышленности в России. В это время на фабриках Зиминых, Красильщиковых, Ляминых, Морозовых, Прохоровых и других насчитывались сотни тысяч прядильных веретен и по нескольку тысяч механизированных ткацких станков, а также развитые бельные, ситцепечатные и красильные производства. Вводились новые формы организации труда. Создавалась также и инфраструктура вокруг фабрик. Строились жилые зона с домами для рабочих и служащих, а также социально значимые строения. Так создавались целые поселки и города.

Морозовы – купеческий род - старообрядцы, выходцы из крестьян, достигшие умом и волей всей вершины и успеха предпринимательских дел. Основателем семейного дела был крепостной крестьянин Савва Васильевич (1770-1860). Он родился в селе Зуево Богородского уезда Московской губернии, а в 1797 г. создал свою первую мелкоткацкую мастерскую. Савва Васильевич, неграмотный крепостной мужик, начал заниматься предпринимательской деятельностью с пятью рублями в кармане, но вскоре стал владельцем раздаточной фабрики-конторы. Много лет мечтал он о воле, но лишь в 1821 г. смог выкупить себя и семью за 17 тысяч рублей ассигнациями. Всего им было построено семь фабрик в селах Зуево, Никольское и городах Москва, Тверь, Богородск.

Четверо его сыновей стали продолжателями дела отца. Они создали четыре товарищества: Тимофей – Т-во «Никольская мануфактура», Елисей - Т-во «Викула Морозов с Сыновьями», Захар – Т-во «Богородско-Глуховская мануфактура» и Абрам - Т-во «Тверская  мануфактура». Если у Саввы Васильевича на первой фабрике работало лишь 40 рабочих, то к 1915 г. на фабриках мануфактурных товариществ Морозовых было около 54 тысяч рабочих. Тимофей Савич купец I гильдии возглавлял Никольскую мануфактуру, стал почетным потомственным гражданином, мануфактур-советноиком. Его интересовала не только фабричная промышленность, но и банковские дела. В течение восемнадцати лет он был председателем Купеческого общества взаимного кредита  и десять лет – председателем Биржевого комитета в Москве.

Изделия фабрик Морозова были высокого качества и пользовались большим спросом на рынке и за рубежом.  Подтверждением тому служат многочисленные награды, которые были получены на Всероссийских выставках, а также на Всемирных выставках в 1895 году в Чикаго и в 1900 году в Париже.

Потомки Морозовых отличались благотворительностью великих масштабов. Ими были построены: гинекологическая клиника на Девичьем поле, психиатрическая клиника, Морозовская детская больница, два корпуса Старо-Екатерининской больницы, родильный дом, институт для лечения опухолей, ночлежный дом, богадельни и другое. Морозовы отпускали и жертвовали большие средства на развитие науки, в частности, субсидируя Императорское Высшее Техническое училище и Московский университет. Савва и Сергей помогали развитию изобразительных искусств и архитектуры. Сергей в 1895 г. основал Музей народного искусства и передал его в дар Москве. Савва – меценат Московского Художественного театра. Михаил и Иван (дети Абрама) собрали коллекции новейшей французской и русской живописи. Их картины сегодня украшают залы Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Эрмитажа, Третьяковской галереи. Алексей Викулович Морозов собрал ценную коллекцию русского фарфора, которая экспонируется ныне в Музее-усадьбе Кусково в Москве и коллекцию старинного серебра, находящуюся в настоящее время в Оружейной палате Кремля.

Морозовым в Москве принадлежало около 70 зданий, среди которых признаны выдающимися образцами архитектуры: дом Морозовых на Спиридоновке (ныне дом приемов МИД), «Боярский двор» на Старой площади (ныне администрация Президента РФ), дом М. А, Морозова на Смоленском бульваре (бывший банк «Российский кредит»), мавританский дом М. А.  Морозова на Воздвиженке (ныне Дом Дружбы) и дом Академии Художеств РФ на Пречистенке. Все вышеперечисленные памятники архитектуры свидетельствуют о выдающейся роли семьи Морозовых в истории и культуре России.

Драматично сложилась судьба Саввы Тимофеевича Морозова. В отличие, от своих предков, Савва Тимофеевич получил блестящее образование сначала в Москве, а потом в Англии. В деловых кругах Морозова знали как грамотного и опытного предпринимателя широкого масштаба. Большое внимание Морозов уделял оснащению своих фабрик новейшим высокопроизводительным оборудованием, производящим качественную продукцию. На его фабриках использовали в основном американский и египетский хлопок, который закупался на рынках Нью-Йорка и Ливерпуля, в меньших количествах – персидский и среднеазиатский.

При фабриках Морозова были школы, ясли, больницы, училища, учебные мастерские, библиотеки, санитарные пункты, родовспомогательные отделения, аптеки, столовые, лавки, магазины, жилые дома и общежития для рабочих, богадельни. Правление товарищества ежегодно выделяло специальный фонд для ежемесячной выдачи денежных пособий семьям умерших рабочих и служащих.

Широко известна общественная и благотворительная деятельность Морозова. Помимо того, что Савва Тимофеевич был главным основателем и меценатом Московского общедоступного театра (ныне МХАТ имени Чехова), он содержал огромное количество стипендиатов, обучавшихся в различных учебных заведениях России и за границей.

Савва Тимофеевич отличался добротой, человечностью выделялся среди многих других предпринимателей прогрессивными взглядами. Вскоре после того, как стал директором Товарищества Никольской мануфактуры, он отменил систему взимания штрафов с рабочих, изменил расценки за их труд, за что и попал в немилость отцу Тимофею Савичу.

И еще один, правда, печальный факт: Морозов оказывал значительную материальную помощь различным общественно-политическим организациям, в первую очередь большевикам, за что в дальнейшим фактически и расплатился собственной жизнью.

На протяжении всех лет советского режима официальные историки пытались убедить нас, что С.Т. Морозов стал жертвой царской охранки. Анализируя всю доступную информацию, можно с уверенностью сказать, что царская охранка, к смерти С.Т. Морозова была непричастна. Но кто тогда мог быть заинтересован в его гибели? Наверное, те, кто рассчитывали извлечь из этого определенную выгоду. …

«Еще задолго до отъезда за границу, - пишет внук Морозова,- он вручил актрисе Художественного театра Марии Федоровне Андреевой, которая была к этому времени в партии большевиков, страховой полис на 100 тысяч рублей на случай своей смерти для передачи этих денег большевикам»… Андреева сообщила об этом своему другу и соратнику по партии Красину. Нет сомнения в том, что именно этому профессиональному мошеннику Л.Б. Красину и пришла в голову мысль ускорить получение денег по полису. Тем более что после «кровавого воскресенья» Морозов отвернулся от большевиков, лишив их тем самым значительной материальной поддержки. 13 мая 1905 года в городе Канне был застрелен в полном расцвете сил, полной энергии и благородных замыслов Савва Тимофеевич Морозов.

Подробнее о жизни  Саввы Тимофеевича Морозова Вы можете прочитать в книге известного российского историка-исследователя, писателя и ученого Акима                            Арменаковича Арутюнова, опубликованной  издательством «Посев» в 2005 году под названием «Убийцы Саввы Морозова» к столетию со дня гибели С. Т. Морозова.

При написании статьи использованы материалы, подготовленные Г. А.  Красильщиковой к выставке «История российского предпринимательства и благотворительности» и сведения из книги А. А. Арутюнова «Убийцы Саввы Морозова».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top