Шами Чакрабарти: «Я пережила самое лучшее и худшее время в мире»


Шами Чакрабарти. Фото: Christopher CoxШами Чакрабарти. Фото: Christopher CoxТеррористическая атака 11 сентября стала подобной Большому Взрыву в западной политике, взорвавшему реальностьсо множеством параноидальных правительств и исчезающих гражданских свобод. Адвокат Шами Чакрабарти оказалась в эпицентре этого взрыва, а ведь она вступила в Национальный совет гражданских свободвсего за день до 11 сентября 1999 г.

В то время,когда волны государственной антитеррористической политики неуклонно размывали берега национальных традиций свободомыслия британцев, она обрела большой опыт в движениях сопротивления.

Когда на своей предыдущей работе в Министерстве внутренних дел Британии она участвовала в антитеррористической деятельности, казалось, будто гигантская рука вытащила её из толпы и в нужное время поместила в нужное место. Г-жа Чакрабарти сама признаёт, что её распорядок был «довольно странным»,и что он былсоставлен по причине более серьёзной, чем простое совпадение.

«Я ничего не знала, не была частью никакого тайного сговора, — шутит она, — Полагаю, что вы могли бы назвать мой временной распорядок одновременно самым лучшим и худшим в мире. Всего лишь одна из многих удивительных вещей».

Хотя люди и стали более осторожными после 11 сентября, но не настолько, как после того, как четверо британских мусульман, родившихся и выросших на севере Англии, вызвали обширное поражение лондонской транспортной сети в июне 2005 г., после чего на британскую иммиграцию опустилась завеса подозрительности.

С тех пор почти каждую неделю правительство выпускало очередную серию антитеррористических законов, лелея растущую паранойю в британском обществе.

Наоборот, почти над каждой экспертной комиссией на каждых теледебатах доминировала маленький, но очень убедительный адвокат, которая обладала достаточно веским голосом для того, чтобы надежно и без посторонней помощи спасти нацию от падения в бездну диктатуры.

Однако, она отказывается от прозвища «левая красотка». «Я никогда не говорила, — сказала она, — я никогда не говорила, что была левой и определенно не говорила, что я была красоткой».

Оглядываясь на то, как изменилось общество с 11 сентября, г-жа Чакрабарти испытывает некоторое недовольство действиями бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра, который, по ее словам, посеял семена авторитаризма еще раньше этого события.

Шами Чакрабарти: «Г-н Блэр уже был авторитарным премьер-министром, ведущим гонку вооружений в британской политике, связанную с повышенным уровнем преступности и антисоциальными настроениями, царившими до 11 сентября, события которого подействовали словно катализатор, ускоривший формирование авторитарного климата в британской политике. Война с терроризмом все еще представляет большую угрозу основополагающим правам и свободам человека, а также демократическим ценностям по обе стороны Атлантики. Я считаю, что самые серьезные посягательства на наши гражданские свободы были сделаны во имя борьбы с терроризмом. Последний Указ правительства, датируемый вчерашним днем, предусматривает задержание подозреваемых в терроризме на 42 дня без возбуждения уголовного дела, что не только грубо нарушает Декларацию ООН — это идет намного дальше и нарушает Великую Хартию Вольностей. Что еще хуже, мы наблюдали компромиссы по таким важным вопросам, как, например, запрет пыток. Мы закрыли глаза на специальные авиарейсы по высылке, спонсируемые США, оправдываясь тем, что, мол, нет ничего плохого в депортации иностранных граждан, якобы связанных с терроризмом, даже туда, где практикуют пытки, в качестве альтернативы справедливого суда на территории Британии».

По ее словам, кроме законов против терроризма в целом наблюдается единый сдвиг в сторону общества, в котором «частная жизнь не имеет значения», где правительство настойчиво собирает данных о своих гражданах.

Яркий тому пример, говорит она, это данные о ДНК миллионов людей, хранящиеся в правительственных банках данных, даже притом, что почти никто из них не совершал преступлений.

Шами добавляет: «Аналогичным образом этот авторитарный политический климат, по всей видимости, послужил причиной всеобщей атмосферы нетерпимости, порождающей феномен «свободы слова», когда люди уже считают допустимым говорить, что, например, их религия неоспорима или что детей, которые носят бейсбольные кепки или ругаются, нужно квалифицировать как «антисоциальные». Одним из негативных последствий долгого правления авторитарного правительства — это то, что люди забывают фундаментальные ценности, такие как доброта и вежливость, позволяющие людям естественным образом уживаться друг с другом, и думают, что мы все время должны быть бдительными, пугая друг другом уголовным кодексом».

Будучи премьер-министром, Тони Блэр подвергался резкой критике за свои самые диктаторские качества из всех демократических лидеров в истории Британии. Его предшественник, Гордон Браун, занял свой пост при поддержке более привычной избирателям формы правительства.

Г-жа Чакрабарти благодарна Блэру за закон «О правах человека» 1998г., закрепивший Европейскую конвенцию о правах человека в Конституции Великобритании, от которой, однако, по ее словам, правительство «почти сразу отказалось».

Совсем недавно этот закон стал притчей во языцех в судебной системе страны из-за чрезмерно благоприятного отношении к серьезным уголовным преступлениям, вследствие чего потерял доверие в глазах народа.

Г-жа Чакрабарти: «Это было его детище, которое он создавал многие годы. Правительство пропустило закон, но вскоре увидело в нем преграду для других своих драконовских действий. Довольно забавно, что мы живем в старейшем демократическом обществе в мире, где, однако, люди теперь вынуждены открыто отвоевывать свои конституционные права, драться за свой «Билль о правах», коим и является закон «О правах человека» 1998 г.»

Г-жа Чакрабарти родилась в лондонском квартале Хампстед в 1969 г. в семье выходцев из Индии, эмигрировавших в 50-е годы. Отец работал бухгалтером, а мать — продавцом. Она получила государственное образование и изучала право в Лондонской школе экономики. Несмотря на это, в университете она больше интересовалась карьерой киносценариста, нежели юриста, а вместо лекций посещала Национальный кинотеатр в южной части Лондона. Несмотря на радужные мечты сделать быструю карьеру городского юриста, а потом продолжить ее в Голливуде, эти мечты померкли, когда она начала учиться на адвоката.

Она открыла частную практику, однако это продолжалось менее года, когда она получила должность юриста в Министерстве внутренних дел Великобритании. Она работала над законом «О предоставлении политического убежища» под началом бывшего министра внутренних дел‑консерватора Майкла Говарда, до начала своей работы над законом «О правах человека» под руководством лейбориста Джека Стро.

Замужняя, мать одного ребенка, в 2001 г. она становится юристом в торговой компании «Либертиз», а двумя годами спустя занимает там ведущую должность.

Тем не менее, за исключение того, что Шами — ярый борец за свободу, она не нарушала никаких обязательств в отношении какой бы то ни было политической партии.

Так что же ею движет? «Я верю в эти идеи, — говорит она просто, — И я счастлива, подобно многим из нас, которые родились и выросли в этой стране, в этой нерушимой колыбели демократии на свете. Мы обязаны дать это людям, до нас пришедшим в эту страну и отстаивать их права и свободы, но больше всего, я полагаю, мы должны гарантировать это нашим детям и внукам, чтобы навсегда сохранить это государство правовым, безопасным и свободным. Если мы будем излишне гордиться этой прекрасной демократической традицией и слишком пренебрежительно к ней относиться, как тогда вообще граждане Бирмы или Зимбабве смогут отстаивать и добиться своих прав?»

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Скачки на азиатских буйволах на острове Борнео
  • Пища или топливо?
  • За и против законопроекта «О биомедицинских исследованиях». "Жареные" факты и объективные мнения
  • Будущее Пакистана висит на волоске
  • Не забывайте об ответственности!

  • Девушка выполняет медитацию
  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top