Осадное положение в Тибете


Танки и бронемашины заполнили улицы тибетской столицы Лхасы. Фото: AFPТанки и бронемашины заполнили улицы тибетской столицы Лхасы. Фото: AFPТо, чего так боялся Пекин, произошло. Несколько месяцев китайский режим следил, чтобы никакое малейшее отклонение не омрачило обстановку перед Олимпийскими играми в Пекине, которые коммунистическая партия Китая (КПК) превратила в пиар-акцию во славу себя самой.

  Но его опасения подтвердились: с начала прошлой недели Лхасу, столицу подконтрольной Китаю Тибетской автономии, охватило насилие. Марши буддистских монахов, жесткие аресты, закрытие главных монастырей, пожар на рынке, и даже, по утверждению медицинских источников, многочисленные жертвы: эти события – самые серьезные из потрясавших Тибет с момента принятия в 1989 году закона о военном положении в случае антикитайских выступлений.

Тибетский вопрос изрядно портит благоприятную картину, которую хотел бы продемонстрировать миру китайский режим, увенчанный ореолом сенсационных экономических достижений и обласканный в международных кругах. И разве США не вычеркнули Китай из списка самых злостных нарушителей прав человека?

События в Лхасе придадут силы всем противникам проведения Олимпийских игр, которые уже несколько месяцев осуждают "эффект легитимации", в котором для КПК состоит цель этого спортивного мероприятия. Первые трудности стали наблюдаться в начале этого года в связи с дарфурским кризисом, когда американский кинематографист Стивен Спилберг решил бойкотировать Игры (где он должен был выполнять функции консультанта по артистической части), из-за того, что Китай поддерживал суданский режим. Сейчас, когда Тибет оказался в осадном положении, ситуация осложнилась еще больше.

Отчаяние тибетцев, должно быть, достигло крайней степени, раз они рискнули бросить вызов Пекину в сердце священной Лхасы, самого контролируемого китайцами города. И вот основной урок этого приступа лихорадки: несмотря на беспощадные репрессии, которые Далай-лама называет "невообразимыми", несмотря на проводимую политику китаизации, в результате которой однажды тибетцы могут оказаться в меньшинстве на собственной земле, монахи отбрасывают страх, чтобы воззвать к международному сообществу. Такая храбрость достойна восхищения.

Их дело, увы, обречено. По мнению режима, Тибет – стратегический вопрос, по которому Китай не отступится. Можно поспорить, что после этих беспорядков Китай сыграет на националистических настроениях, находящих благоприятный отклик у китайского населения. Многие китайцы – не только те, кто поддерживает КПК, – никак не могут избавиться от параноидального видения истории. Они убеждены, что Запад настроен против Китая и намерен помешать развитию некогда униженного, а теперь возрождающегося государства. Они должны понять, что великая держава является таковой только тогда, когда меньшинства имеют желание входить в ее состав по собственной воле, а не по принуждению.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Безопаснее всего – устранить жалобщика
  • В Риге состоялся семинар-дискуссия «могут ли Олимпийские игры остановить нарушения прав человека?»
  • В каком же веке мы живем?
  • Политика в отношении незаконной иммиграции: чему мы учим людей?
  • В России усилен паспортный контроль?

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top