«Жертвы красного чекистского террора ничего не забыли, а большинство россиян страдают амнезией…»


Ежегодно, 30 октября, святой день для бывших узников ГУЛАГа — День памяти жертв политических репрессий. Оставшиеся в живых политзаключенные члены их семей и просто честные люди собираются, чтобы помянуть жертв коммунистического режима, убитых большевиками людей, прошедших через ужасы отечественных концлагерей, тюрем и тюремно-психиатрических больниц, страшнее и бесчеловечнее которых не знает история ни одной страны в мире.
Сейчас уже ни для кого не тайна, что гитлеровское гестапо изучало «технологию» допросов и пыток у советских коммунистов, а первый самодельный крематорий для уничтожения трупов политзаключенных чекисты создали в 1935 году в Подмосковье в Свято-Екатерининском женском монастыре. Монахинь изнасиловали и расстреляли, а в монастырском храме перед алтарем Михаила Угодника установили паровозную топку. Монастырские кельи переоборудовали под камеры, и стало бывшее богоугодное заведение именоваться тайной политической Сухановской тюрьмой.
На протяжении почти восьми десятилетий коммунисты вели настоящую войну против собственного народа: русских и евреев, литовцев и украинцев, грузин и молдаван, татар и чеченцев… По всем большим и малым национальностям прошелся безжалостный каток репрессий. Большинство жертв, убитых и изувеченных в тюрьмах, не были врагами режима. Это были просто несчастные люди, которым выпала участь жить под гнетом советских красных кхмеров.
С 1917 по 1991 г. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, выполняя волю коммунистических вождей разного ранга, уничтожило людей больше, чем их погибло в Великую Отечественную войну. Всего за эти годы на территории бывшего СССР было репрессировано свыше 70 млн. человек (считая насильственно высланных, сосланных, раскулаченных). И все это не враги народа — это сам народ. Однако не надо забывать, что народ всегда был не только жертвой террора. Он был его заказчиком и исполнителем. Именно именем народа совершались в Отечестве казни и массовые злодеяния.
Задумайтесь, почему с такой огромной скоростью слетают с людей налет культуры и представления об этических основах. В течение почти десяти столетий наши православные с молоком матери впитывали христианское отношение к человеку, закону, престолу российскому. А в 1917 с легкостью пошли за шайкой головорезов на кровавый бунт. С энтузиазмом приняли и советско-фашистский режим, который на десятилетия превратил российский народ в рабов, который санкционировал убийство, как способ достижения цели…
В Нижегородской области похоронен уже не один десяток солдат, офицеров, милиционеров, погибших в первой и второй чеченских войнах. По своим убитым родственникам также проливают слезы чеченские матери, жены и дети. В Чечне убито 250 тыс. мирных жителей, в т.ч. 35 тыс. детей, 40 тыс. жителей стали калеками, 6,5 тыс. детей осиротели, 4 тыс. чеченцев пропали без вести во время «зачисток» российских военных и спецслужб. И это не последние жертвы. Сколько их еще будет! Чеченскую авантюру спланировали и осуществили наши бывшие комсомольско-партийные активисты и их подручные — чекисты, сделав заложниками всё государство Российское. …
Мне часто приходится выступать в разных аудиториях, и я вспоминаю слова правозащитника, врача и журналиста А.Подрабинека «Мы… не замечаем, что дышим, пока нам не перекроют кислород. Кто в свое время не отведал полной мерой прелести тоталитарного бытия, тот не в состоянии полностью оценить преимуществ нашей сегодняшней свободной политической жизни». На это мне часто возражают: зарплата и пенсия чуть больше прожиточного уровня — на кой нам такая свобода. Но так думать могут только рабы, привыкшие к своему стойлу, раболепски глядящие на хозяина в ожидании очередной порции похлебки… Лучше 15 лет сидеть на одном хлебе с водой, чем слушать партийные гимны, сдавать «ленинские» зачеты и историю КПСС, созерцать оплывших жиром коммунистических боссов и участвовать в их очередных кровавых авантюрах. А их будет немало и чеченская драма покажется нам малостью по сравнению с тем, что нас ожидает впереди.
Не о сегодняшних ли россиянах слова великого Пушкина:
Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их надо резать или стричь.
Советские функционеры очень любят испытывать народ кровью, полагая, что после пережитого он будет рабски предан и станет радоваться каждому брошенному ему объедку. Каждый шаг коммунистов оставляет в наших душах и сердцах лиловые кровоподтеки. Вспомните еще раз миллионы невинно загубленных, прислушайтесь и их стонам, идущим из земли. Вспомните Венгрию, Чехословакию, Афганистан, Баку, Тбилиси, Вильнюс, Ригу… Вспомните! Подумайте, что ожидает вас, ваших детей и внуков завтра?!
Партийные функционеры всегда ненавидели народ (презирают его и сегодня!), но прикрывались его именем, совершали свои злодеяния во имя народа. …
Партийный работник (хоть КПСС, хоть «Единой России»), никогда не поделится с голодным бутербродом. Вспомните, что когда в осажденном немцами Питере тысячи людей питались человеческими трупами, члену политбюро Жданову доставлялись свежие фрукты самолетом. Так что находящиеся у власти партийно-комсомольские и чекистские «умельцы» никогда не решат накопившиеся за 80 лет социальные проблемы в стране. Они и не собираются их решать!
Сегодня ситуацию должны, прежде всего, осмыслить журналисты, имеющие нюх на опасность, а телеканалам желательно почаще показывать фильмы, рассказывающие молодому и напоминающие пожилому поколению, об ужасах коммунистической системы. ( «И вновь в России окаянные дни», «Обручение со смертью», «Серые волки», «Чекист», «Людоед», и др.). Такие всероссийские уроки политграмоты будет полезны всем.
Необходимо помнить, что репрессированных в общей массе лояльных советской власти коммунистов и чекистов не следует считать политическими заключенными. Это внутренние разборки в логове партийных главарей. Таких «политзеков» А.Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» назвал «политической шпаной».
Уже во второй половине 50-х годов в стране стали появляться люди, которые осознали преступную сущность и глобальную опасность коммунистического режима. Среди них были студенты, рабочие, представители творческих профессий, научная интеллигенция, духовенство. И противодействия их были различными — от беспомощных, правозащитных организаций, которые занимались разговорами и писаниной, до создания крупных антисоветских групп, ставящих режиму большие палки в колеса.
По моим данным, с августа 1960 года по август 1991 г., через мордовские и пермские лагеря, Чистопольскую, Владимирскую и Лефортовскую тюрьмы прошло более 15 тыс. политических заключенных (правозащитников, диссидентов, антисоветчиков, церковников). Более 4 тысяч политзеков познакомились с еще одним «достижением» советской власти, попав в так называемые тюремно-психатрические больницы МВД СССР (Смоленск, Сычевка Смоленской области, Черняховск Калининградской области, Благовещенск Амурского края, Санкт-Петербург, Орел, Казань, Днепропетровск, что на Украине и др.). Здесь, под охраной МВД, в камерах, находились люди, теоретически освобожденные судом от уголовной ответственности, т.к. судебно-психиатрическая экспертиза признала их невменяемыми.
У них не было даже тех минимальных прав, которые полагались обычным советским политзекам в лагерях, они не знали и срока своего заключения. Несчастных узников в этих медицинских заведениях системы КПСС избивали, пытали, испытывали на них новые психотропные препараты. Через психо-тюрьмы прошли лейтенант Ильин, стрелявший в Брежнева, генерал Григоренко, Буковский, Файнберг — один из «семерки», устроившей на Красной Площади в Москве первую антисоветскую демонстрацию против ввода в 1968 г. советских войск в Чехословакию, потопивших в крови «пражскую весну», молодые солдаты и офицеры, отказавшиеся участвовать в коммунистических провокациях, вроде войны в Афганистане.
Многие из наших товарищей не вернулись из неволи — умерли или были убиты в тюрьмах и концлагерях. Среди них Юрий Галансков, Анатолий Марченко, Валерий Марченко, прекрасный украинский поэт Василий Стус, Юрий Литвин, Алексей Тихий и многие-многие другие. В последние годы ушли от нас пионеры диссидентского движения в СССР Виктор Лозинский, Вениамин Иофе, Михаил Молоствов, Эрнст Орловский и Александр Гинзбург. Вечная им всем память! Это о них стихотворение Юлия Даниэля:
Когда вверх тормашками катится
И бьется в падучей судьба,
Не надо молиться и каяться,
Бояться сумы и суда.
Оглядывай пристальней прошлое,
Без лести оценивай дни,
Окурки иллюзий — подошвою!
А светлому — грудь распахни!
Не сдайся бессилью и горечи,
Не дайся неверью и лжи —
Не все лизоблюды и сволочи,
Не все стукачи и ханжи.
Шагая дорогами чуждыми
В какой-то неведомый край,
Друзей имена, как жемчужины,
Как четки перебирай.
Будь зорким, веселым и яростным
И выстоишь, выстоишь ты
Под грузом невзгод многоярусным,
Под ношей твоей правоты.
Немного статистики. На начало 2003 года в России проживало 886,5 тыс. чел., считавшихся репрессированными. Из них правом на льготы (пенсионеры и инвалиды) пользовались 770,6 тыс. чел. Из них реальных узников ГУЛАГа (кто лично сидел в лагерях и тюрьмах) — всего около 10 тыс. чел. Остальные — раскулаченные. «ссыльновысланные» и их дети (60%). Подлинных полизеков, узников совести., репрессированных в 60-80 годах по ст.ст.70 и 190-1 УК РСФСР, и в настоящее время реабилитированных, всего-то в России 176 человек.
В городе Нижнем Новгороде в настоящее время проживает 2307 реабилитированных (имеющих на руках документы об этом), в том числе 77 человек находившихся в тюрьмах и лагерях (из них настоящих политзеков — диссидентов, в областном центре 13 человек). Средства массовой информации должны регулярно писать об этих людях, отдавших годы жизни, здоровье и даже саму жизнь ради того, чтобы мы с вами не жили под проклятым тоталитарным коммунистическим гнетом, чтобы выдавили из себя раба, научились любить свободу и дорожить ей. …

*****

Выдержки из статьи Владимира Пантелеева, председателя Правления Нижегородского Общества жертв коммунистического террора, политзаключенного 1970-76 гг., инвалида 2-й группы после политрепрессий.

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top