Дорога длиной в жизнь


На Каме. МальковНа Каме. Мальков

Художники идут к Истине по пути своего таланта. Это прекрасный и благородный путь – дарить людям радость, делиться со зрителем своим сокровенным, увиденным внутренним зрением. Рождая свои произведения искусства, живописец словно отправляет в мир дитя. А кто не радуется ребенку, чистому, наивному, непорочному… Да и сами художники часто в душе своей остаются для мирского общества детьми.

Представляем нашему читателю очерк Валентины Зориной о художнике Германе Андреевиче Малькове .

Человек цивилизации живет, будто в автомобиле едет – не замечая пламенеющей осени, ждущих поцелуя губ, протянутых в просьбе рук. Достижения рационального ума, экономящие время для того, чтобы сэкономить время, заставляют их доверчивого изобретателя, поклонника и пленника, мчаться всю жизнь в надежде на удовлетворение своих страстей, не замечая, что мчится он не по восходящей спирали познания, а по плоскому кругу.

Круг есть круг: в памяти у нас, умных и прагматичных детей прогресса остаются только серая лента шоссе да едкий запах бензина. И мчимся мы, недоумевая, почему горизонт недостижим, страсти неутолимы, а победа всегда оказывается поражением.

Можно всю жизнь смотреть свысока на мелькающие за окном автомобиля рассветы и закаты, снега и ливни – молчаливых учителей наших, но так ничего и не понять: круг есть круг – он замкнут.

Вверх по спирали постижения духа идут только пешком. И художник, ступивший на эту тропу, обязательно повернется лицом к природе и станет посредником в передаче Божественной мудрости всем остальным, робко застывшим в боязни сделать первый свой шаг.

Природа бесстрастна, ибо бесконечно мудра. И длительное общение с ней не проходит для человека даром – как ветхая шелуха опадают с души страсти, приносящие с собой только боль и притязания.

Человек Природы чист, искренен, и беспредельно силен Духом.

Г. А. Мальков ступил на тропу единения с природой еще в детстве. Судьбу будущего художника определили излучины родной уральской речушки Лысьвы, искренняя материнская молитва перед сном, кувшин парного молока на семерых. И Божий дар – талант художника, который дается, наверное, каждому, но не всякий умеет его в себе увидеть.

Герман Андреевич – учитель и художник, за плечами которого 50-летний творческий путь, никогда не был членом никаких партий, союзов. Зачем? Для общения с вечностью, выражением которой является природа, не нужен членский билет… Только желание видеть, сознавать, переплавлять в опыт, базирующийся на вечных непоколебимых законах. И дать почувствовать их остальным.

Герман Андреевич Мальков родился в 1926 г. В городе Лысьва Екатеринбургской губернии. В 1951 году закончил живописное отделение Ленинградского художественного училища (ныне им В.Серова), работал учителем на Урале, далее – художественно-графический факультет Московского педагогического института.

Потом переехал в г. Краматорск. Украина стала его второй родиной. Работал учителем в индустриальном техникуме, вел занятия в художественной студии Дома пионеров, преподавал в художественной школе. Объездил практически весь Советский Союз. Собирая материалы для творческой работы, побывал на Урале, в Сибири, на Украине, в Крыму, на Кавказе, в Прибалтике, от севера до юга.

Участвовал в выставках в Донецке, Краматорске, Симферополе, Перми, Ленинграде, Киеве, Лысьве. Картины художника находятся в Краматорском художественном музее, в частных коллекциях – в США, Канаде, Германии, Испании. У него множество учеников в странах бывшего Советского Союза.

Пейзажных полотен у Г.А. Малькова неисчислимое множество. И каждое полотно – как новое откровение, ежесекундно меняющийся, совершенный в своем многообразии лик Природы, запечатленный художником, который умеет видеть не только внешнюю сторону, а и внутреннюю сущность изображаемого. В этом Герман Андреевич гармоничен и естественен.

Идя по тропам природы и являясь ее посредником в общении с человеком, художник, так или иначе, обращается к первопричине существования мира – к Богу…

Герман Андреевич нес в душе Бога осторожно и бережно, несмотря на лицемерные запреты даже произносить это слово… Он всегда помнил, как звучало это 2000 лет назад: «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви, пребывает в Боге, и Бог в нем. Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому, что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому, что в страхе есть мучение: боящийся несовершенен в любви…»

В последние годы своей жизни Герман Андреевич писал иконы для обедневших храмов. Вспомните – в старые времена иконы доверяли писать не каждому – только тем, кто «сердцем чист и помыслами искрен…»

…За свою жизнь Герман Андреевич построил дом, вырастил сад (ах, какие там яблоки!), встретил свою Единственную, вырастил детей. По завершении работы своей третьей персональной выставки, которая оказалась для него последней, Герман Андреевич собирался часть своих работ отправить в Санкт-Петербург, где происходило становление его как художника. Потому, что – «восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит…»


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top