Выдержки из исторической хроники С. А. Месяца, часть 7


Автор работы «Семь комментариев о Коммунистической партии» Сергей Александрович Месяц родился в 1954 году, в настоящее время действительный член и заместитель председателя Красноярского историко-родословного общества. В 2000 году его работа «История высших органов КПСС» заняла третье место в конкурсе «История России. XX век» и удостоена гранта Д. Сороса. Познакомившись с трудом «Девять комментариев о Коммунистической партии», вдохновился идеей шире представить историю злодеяний коммунистического режима на примере российской действительности, тем более, что КПСС была предшественницей КПК, а СССР был первой страной социализма, первым и показав всему миру жестокость и лицемерие этого строя. Дело в том, что в работе «Девять комментариев о Коммунистической партии» доминируют исторические события китайского коммунистического режима, который до сих пор находится у власти. Однако, понимая фундаментальный характер работы «Девять комментариев о Коммунистической партии» в раскрытии сущности коммунистического феномена, автор подчёркнуто сохраняет её структуру, что находит отражение и в названии работы: «Семь комментариев о Коммунистической партии». Число комментариев сокращено с девяти до семи в связи с тем, что, по словам С.Месяца, два комментария не имеют прямых аналогий в российской истории.

СЕМЬ КОММЕНАРИЕВ О КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

Комментарий 7

ПРЕСТУПНАЯ СУЩНОСТЬ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

Коммунистическая партия не может скрыть свою преступную сущность, более того, иной раз она и не стесняется показать ее. Например, сегодняшние большевики вдруг стали проклинать евреев, искать все причины бед в деятельности людей этой национальности, выискивать еврейские корни в фамилиях тех или иных политиков. Руководитель газеты красноярских коммунистов Олег Пащенко как-то опубликовал подборку высказываний знаменитых людей о том, какая это мерзкая нация – евреи. Может быть, тогда уж сразу следовало напечатать «Майн кампф» Гитлера? Он тоже достаточно убедительно говорил о нравственной ущербности евреев.

Коммунисты вдруг в одночасье забыли свои же собственные идеи о равенстве всех народов. Они забыли, что в их любимой стране – Союзе Советских Социалистических Республик – дружно (во всяком случае, как утверждали официальные издания) жили представители многих народов, была (и сейчас есть) Еврейская автономная область. Зачем же организовали эту автономную область, если евреи такая «нехорошая», «некоммунистическая» нация?

На коммунистическом митинге в Петербурге я видел пожилую женщину с транспарантом: «Евреи, прочь из СССР!». В городе, пострадавшем от ужасной фашистской блокады, теперь появляются лозунги, которым бы порадовался Гитлер.

В детстве любимой моей книжкой была «Дорога уходит в даль» - воспоминания писательницы А.Я. Бруштейн о своем детстве. Она рассказывала, какой дискриминации подвергались евреи в дореволюционной России, с каким трудом она поступила в учебное заведение: для девочек-евреек были устроены гораздо более трудные приемные экзамены, чем для русских. Читая книгу, я проникался презрением к режиму, который нес столько несправедливостей и унижений, и думал: «Как хорошо, что у нас социализм и теперь невозможно ничего подобного». А.Я. Бруштейн, честный и искренний человек, была убеждена, что коммунизм – светлое будущее человечества, и воспитывала в читателях ту же убежденность. Но думала ли она, что через сто лет после ее детства коммунисты вспомнят ее фамилию только для того, чтобы уязвить еврейский народ? Газета красноярских коммунистов как-то возмущенно вопросила: «Почему столько евреев в русской литературе?» - и в пример привела А.Я. Бруштейн. Та же газета писала о том, что неплохо бы ввести процентную квоту при приеме евреев в вузы – то, чем возмущалась писательница, описывая царский режим.

Коммунисты забыли, что их кумир – В.И. Ленин всегда тепло отзывался об евреях, ставя их наравне с пролетариями, крестьянами, т.е. с самыми угнетенными слоями населения (так оно и было в царской России, поэтому и Октябрьскую революцию совершили в основном большевики-евреи). Ленин всегда с презрением говорил о любых формах антисемитизма. Правда, по-другому относился к евреям Адольф Гитлер. Создается впечатление, что нынешние коммунисты сочинения Гитлера читали с гораздо большим удовольствием, чем сочинения Ленина. Поэтому их сожаления о распаде СССР – лицемерие: они сами приложили к этому руку, пропагандируя ущербность некоторых народов, в частности евреев. Кощунственно в стране, больше всех пострадавшей от фашизма, проповедовать фашистские идеи, которые даже в самой Германии давно отправлены на свалку истории. Не потому ли коммунисты теряют популярность, что они пытаются паразитировать на самых низменных сторонах человеческой натуры?

Даже само понятие Родины для большевиков не было священным. Когда началась первая мировая война, В.И. Ленин написал в работе «Война и российская социал-демократия»:

«С точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов Росси наименьшим злом было бы поражение царской монархии… Чем больше будет жертв войны, тем яснее будет для рабочих масс… необходимость обратить оружие против правительств и буржуазии каждой страны. Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг.»

В работе «Социализм и война» Ленин утверждал, что «революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своего правительства». В работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский» Ленин назвал рассуждениями «мещанина-националиста» разговоры об обязанности защищать родину от неприятеля.

Как можно охарактеризовать человека, желающего поражения своего отечества в войне (даже если правительство плохое) и призывающего к внутреннему кровопролитию? Впрочем, и во время Великой Отечественной войны нашелся подобный деятель – генерал Власов. У него тоже были «благородные» планы: поддерживать фашистов, чтобы с их помощью свергнуть сталинское правительство. Да, сталинская диктатура была несправедливой, мы много говорили об этом. Но в момент смертельной опасности для нашей страны воевать против своего правительства, пусть даже его возглавлял Сталин, было величайшим предательством. И к Власову может быть только однозначное отношение как к предателю независимо от того, презираем мы Сталина или любим. Но ведь большевики во главе с Лениным в 1914 году вели себя подобно Власову – желали поражения своего правительства в войне. Ленин много писал о том, что война была «грабительской» со стороны России, но по отношению к Германии, основной виновнице войны, у Ленина не нашлось таких возмущенных слов. Большевики фактически действовали в интересах Германии. Собственно, и вернулся Ленин в Россию в 1917 году после эмиграции, заручившись поддержкой германского правительства. Как потом сказал немецкий генерал Э. Людендорф, «с военной точки зрения пропуск Ленина в Россию был оправдан: Россию необходимо было разбить любыми средствами» (Ludendorff E. Veine Kriegserinnerungen 1914-1918, Berlin, 1919, s. 407). Так что в тот момент Ленин помогал Германии в войне против России. Этому есть и почти прямое подтверждение в официальной биографии В.И. Ленина. В 1914 году Ленин был арестован австрийскими властями как русский шпион и освобожден после того, как за него поручился депутат австрийского парламента В. Адлер. Министр, с которым разговаривал Адлер, спросил: «Уверены ли вы, что Ульянов – враг царского правительства?» И тот ответил: «О, да! Более заклятый враг, чем ваше превосходительство». (Австро-Венгрия, напомню, была тогда союзницей Германии.) Ничего удивительного нет, что Временное правительство решило привлечь Ленина к суду (как привлекало всех предателей), и тот был вынужден скрываться в Разливе.

Разгромив Германию в первой мировой войне, страны-победители взяли с Германии огромную контрибуцию, Ленин же по Брестскому миру, наоборот, отдал почти уже побежденной Германии огромные территории – видимо, «в благодарность» за содействие в деле революции… Конечно, Брестский мир был заключен несколько ранее конца войны, тем не менее исход ее уже был ясен. Это выглядит так же дико, как если бы в 1945 году, заняв Берлин, мы решили бы снова отдать Германии Западную Украину и Западную Белоруссию.

Есть такое изречение: «Патриотизм – последнее прибежище негодяев». Действительно, любой негодяй может сказать: «Да, я подлец, но я люблю свою родину». Ленин и большевики даже и такой фразы произнести не могли. Своим поведением во время первой мировой войны они показали, что не любят родину, что патриотизм для них ниже интересов революции. И этим большевики добровольно поставили себя ниже самых подлых негодяев, для которых понятие родины еще оставалось в какой-то степени святым.

Карл Маркс утверждал в «Манифесте Коммунистической партии», что «история всех до сих пор существовавших была историей борьбы классов». И социализм покорно повторил путь предшествующих социально-экономических формаций – рабовладельческого строя, феодализма и капитализма. Его «преимущество» состояло только в том, что социальное неравенство и несправедливость были тщательно завуалированы, неразрывно связаны с ложью и лицемерием.

История капитализма и социализма свидетельствует о том, что деление общества на классы, группы, слои (неважно, как их называть) неизбежны при любом строе, какие бы цели он ни ставил. И речь должна идти не об утопическом «всеобщем равенстве», а только лишь об определенном минимуме социальной несправедливости, чтобы представители «угнетенного» класса все же не чувствовали себя в униженном и бесправном положении.

При социализме фактически даже было больше неравенства, чем при капитализме. Оно искусственно насаждалось там, где его не было изначально – например, в среде людей искусства. Все актеры и музыканты были поделены на четыре ранга: народный артист СССР, народный артист РСФСР, заслуженный артист РСФСР и просто артист. В Татарии, Башкирии и других автономных республиках было даже шесть рангов: прибавлялись народный артист АССР и заслуженный артист АССР. Были еще и промежуточные ступеньки: заслуженный деятель искусств (между народным и заслуженным артистом РСФСР), заслуженный работник культуры и другие. Я уже не говорю о самых высоких званиях, которых удостаивались единицы: лауреат Ленинской премии, лауреат Государственной премии, Герой Социалистического Труда. Ни в одной капиталистической стране нет подобной системы почетных званий.

В католической книжке 1959 года издания о коммунистической системе говорилось: «Она неизбежно выродится в диктатуру, так как те, в распоряжении которых окажутся материальные блага, будут оказывать давление на всех прочих… При коммунистическом режиме власть оказывается сосредоточенной в руках небольшой группы, которая, располагая материальными благами, законодательной и принудительной властью, может действовать по своему усмотрению во всех решительно областях».

Как будто сейчас написаны эти слова! В те годы мы, вооруженные «научным» мировоззрением, планировали через два десятка лет решить все проблемы, построить счастливое общество. Как же получилось, что «мракобесы» из Ватикана, руководствуясь «опиумом народа» - религией, оказались столь проницательны, что лучше и раньше нас увидели сущность и перспективы нашего строя?

У защитников социализма остался только один бесспорный аргумент – благородство коммунистической идеи. Они уверены, что все могло быть по-другому, что все испортили дрянные руководители. Сколько мы уже наслушались рассуждений типа: «Если бы Ленин пожил подольше…»; «Если бы у руля партии оказался не Сталин…» (или наоборот: «Если бы Сталин уничтожил побольше врагов народа…»); «Если бы Хрущев был более последователен…»; «Если бы Брежнев не затормозил реформы…». Русский народ давно обобщил логику подобных рассуждений поговоркой: «Если бы да кабы во рту выросли грибы…»

Мы часто напоминаем маленького мальчика, который, стоя в толпе, решил бросить камнями до облаков. Естественно, камни посыпались вниз, на людей. А мальчик оправдывается: «Я не хотел… Я не знал, что облака так далеко… Если бы дяденька стоял немножко в стороне, камень в него бы не попал…. И если бы тетенька не надела очки, они бы у нее не разбились…». Ну как объяснить ребенку, что помимо его желания существуют и объективные законы природы, и не всегда получается так, как хочет человек, как бы ни были благородны его устремления, и в жизни нельзя рассчитывать на счастливый случай, который помог бы избежать дурных последствий наших поступков…

Сколько уже было при коммунистическом режиме разоблачений, покаяний, поворотов, перестроек, «возвращений к ленинским нормам»…Сущность социализма оставалась неизменной, нетронутым до 1991 года оставался и правящий класс, который вел преступную политику по отношению к собственному народу. Мы никак не могли понять, что нормальный общественный строй не должен зависеть от всяких «если бы…», что он должен гарантировать стабильную политику независимо от личных качеств и прихотей политиков. В Америке или во Франции никогда не проклинали ушедшего в отставку лидера государства, как это всегда бывало в Советском Союзе. В конституции Италии даже закреплено, что каждый бывший президент республики пожизненно является членом сената – высшей палаты парламента. Явно не для России написана эта конституция.

Логика современных большевиков необъяснима, на какой бы точке зрения ни стоять. Если у нас был настоящий социализм, то есть власть и средства производства принадлежали народу, то как же они, представители народа, равнодушно выпустили все это из своих рук и добровольно отдали «капиталистам»? И почему они винят в этом не себя, а Горбачева, Ельцина, американцев, демократов, евреев? А если у народа не было власти, – значит, не было у нас подлинного социализма, и зачем же жалеть о нем?

...

С. А. Месяц, г. Красноярск, 2005 год


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top