Он был великим гражданином России


Известный российский историк — исследователь, писатель и ученый — Аким Арменакович Арутюнов,  являющийся автором самых популярных в мире книг о Ленине, материалы для которых были им собраны в архивах разных стран мира, и которые в корне меняют представления о вожде, привитые нам всем с раннего детства; являющийся человеком, на жизнь и имущество которого было совершено 11 покушений за его неутомимую работу по раскрытию исторической правды из жизни нашей страны; являющийся большим поклонником и другом Александра Николаевича Яковлева, смерть которого стала для Акима Арменаковича не только большой государственной утратой, но и  тяжелейшей личной потерей. На основании обращения общественности г. Москвы, Аким Арменакович написал статью, посвященную жизни и деятельности его друга и великого человека современности – Яковлева Александра Николаевича, обратившись в редакцию газеты «Великая Эпоха» с просьбой о публикации этого материала.

«Когда-нибудь имя Александра Николаевича Яковлева будет стоять в энциклопедических словарях и справочниках по России вместе с именами Солженицына и Сахарова», — сказал Аким Арменакович Арутюнов, передавая нам свою рукопись для издания. (Материал о самом авторе статьи — Арутюнове К. А. «Живая легенда современности» был опубликован в газете «Великая Эпоха» в № 13 за 2005 год)

18 октября 2005 года, на 82-м году жизни после продолжительной и изнурительной болезни скончался выдающийся общественный и политический деятель, ученый, мыслитель, дипломат, гуманист, президент международного фонда «Демократия», Председатель общественной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, действительный член Российской Академии наук, Александр Николаевич Яковлев.

Трудно смириться с мыслью, что ушел из жизни верный и славный сын Отечества. Невозможно представить себе, что не стало больше с нами человека, кто на протяжении более 60-ти лет служил для миллионов людей нашей страны примером гражданственности, мужества, честности, трудолюбия, доброты и искреннего дружелюбия.

Александр Николаевич Яковлев родился в простой крестьянской семье в крохотной деревушке Королево, что на Ярославщине, 5 декабря 1923 года. Предки Александра Николаевича как по отцовской линии, так и по материнской, происходили из крепостных крестьян ярославских помещиков. В семье Яковлевых было четверо детей: старший Александр и три его сестренки.

Александр рано научился читать и писать. Он еще в детстве проявил склонность к приобретению новых знаний; его тянуло и к музыке. Юноша рос в условиях, когда жесточайшая верхушка партии большевиков, словно  удав, заглатывала многие тысячи честных, трудолюбивых и невинных людей, миллионы граждан гноила в тюрьмах и лагерях, без суда и следствия расстреливала «предателей Родины», «агентов мирового империализма», «шпионов иностранных разведок» и прочих «врагов народа». К примеру, как вспоминал Александр Яковлев, в их деревне Королево обвинили во вредительстве и арестовали конюха, который якобы туго путал ноги лошадям.

Александр пошел в первый класс семилетней школы  в своей деревне. Успешно окончив ее, перешел в среднюю школу, находящуюся в поселке Красные Ткачи. Не легко было ежедневно ходить по восемь километров через лес, особенно зимой, но тяга к знаниям помогала Александру преодолевать трудности.

Едва Александр Яковлев окончил школу и вместе с одноклассниками отметил это радостное событие на выпускном вечере, как вскоре началась трагическая для страны война! На защиту Родины встали и млад, и стар. Среди миллионов сынов и дочерей Отечества был еще несовершеннолетний Александр Яковлев.

Учитывая его среднее образование, он был направлен на 3-х месячные курсы командиров в Ленинградское стрелково-пулеметное училище в город Глазов (Удмурдская АССР). Успешно окончив учебу, лейтенант Александр Яковлев вместе с солдатами вверенного ему взвода в эшелоне ехал на Волховский фронт. По прибытии на место назначения под Тихвином, взвод был определен в роту автоматчиков в составе 6-й отдельной бригады морской пехоты Балтийского Флота.

Здесь, в болотистой и промозглой местности, у Александра Яковлева началась фронтовая жизнь. А она имела свою философию: надо было убивать непрошенных в страну  фашистов, чтобы самим не быть убитыми; необходимо было не только самому учиться воевать, но и учить этому военному искусству своих подчиненных, многие из которых ему в отцы годились. Смертельная опасность, нависшая над страной, требовала от каждого высокой ответственности за ее судьбу, и действовать без всякого милосердия к злейшим врагам Отечества.

Так и поступал молодой командир взвода Александр Яковлев. Водил своих солдат по минным полям на разведзадание в тыл противника. С группой автоматчиков по особому заданию командования бригады сопровождал разведчицу аж до самого Новгорода, находящегося в тылу противника за сотню километров от линии Фронта. Задание было весьма ответственное, поэтому шли по лесным массивам и только ночью, чтобы не напороться на немцев. Ориентировались в пути по компасу.

Выполнив задание, без единой потери группа во главе со своим командиром благополучно вернулась к своим. За успешное выполнение важного задания Александр Яковлев был произведен командованием бригады в старшие лейтенанты.

Нередко бывали случаи, когда со взводом шел на боевое задание, а возвращался, оставив на поле боя более половины личного состава взвода. Можно было понять чувство командира, потерявшего в бою людей, ставших ему близкими…

Наступил роковой день для многих солдат и офицеров подразделений морской пехоты. Был получен приказ осуществить важную наступательную операцию. Все напряженно ждали приказа начать ее. Пьяный майор-координатор наступательной операции не в подходящее время приказал начать атаку с целью прорвать линию обороны противника. Из-за глупого несвоевременного приказа погибло более половины бойцов и командиров. Этот жестокий бой описан в «Красном Флоте». Вот отрывок из очерка фронтового корреспондента:

«…Необходимо было форсировать проволочные заграждения. По приказу командира краснофлотцы  двинулись вперед. Впереди шел старший лейтенант Яковлев. Враг открыл сильный огонь, но военные моряки продолжали продвигаться. Фашистская пуля ранила командира. Истекая кровью, Яковлев приказал краснофлотцу Гавриленко:

— Идите вперед, только вперед…Помощь мне окажете потом.

Ранение Яковлева, однако, было более тяжелым, чем об этом написал корреспондент. Кроме пули, пронзившей легкие, еще три пули попали в правую ногу, раздробив кость. С поля боя его тащили четыре бойца, из которых трое попали под обстрел и погибли. Страшные боли перенес Яковлев в пути от тряски, пока его везли до фронтового госпиталя. Там с согласия Яковлева врачи-хирурги уже собирались вылущить ногу из тазобедренного сустава, поскольку грозило наступление гангрены. Но неожиданно в госпиталь приехала медицинская комиссия. Что дальше было, об этом вспоминает А. Н. Яковлев: «Старший стал смотреть мою историю болезни. «Сколько лет?» — спрашивает. «Девятнадцать», — отвечаю. Говорит: «Танцевать надо». И стал о чем-то шептаться с врачами. Проснувшись утром, первым делом решил взглянуть, что там осталось от ноги. Но с удивлением и, не веря глазам своим, увидел большой палец, торчащий из гипса. Палец бледный, скорее желтый, но уже не лиловый. Через какое-то время, в брезентовую палатку входит оперировавший меня доктор…взялся за большой палец, подергал. «Больно?» — «Нет», — говорю. «Танцевать будешь». …Доктор, армянин по национальности, оказывается, он сделал мне так называемые ламнисы, у меня до сих пор следы этих разрезов – большие, продольные».

Вскоре Александра Яковлева вместе с другими ранеными отправили в тыл. Сначала в вагоне, а затем на санитарном самолете У-2 доставили его до Вологды, потом перевезли в город Сокол, находящийся в 30 километрах севернее областного города…

Яковлев вернулся из госпиталя в родную деревню на костылях. Увидев сына, мать, Агафья Михайловна, сказала: «Что же я делать-то с тобой буду?». Расплакалась.

Жалко стало мать, он ее хорошо понимал. В самом деле, мало того, что муж был на фронте, и ей надо было трех маленьких дочерей кормить, растить, а тут еще сын, искалеченный на фронте, на костылях из госпиталя приехал домой.

 Пригласили заведовать кадрами на спиртзаводе — отказался. В памяти Александра твердо сохранились слова отца — Николая Потаповича – о том, что «каждый человек имеет право на выбор, право самому решать свои проблемы». К тому же Александр уж очень хотел учиться, чтобы получить какую-нибудь специальность. Поэтому, твердо решил поступить в Ярославский педагогический институт.

Так и поступил: написал заявление и его, как фронтовика, зачислили на исторический факультет ЯПИ. Учился с усердием, поэтому получал высокие оценки на экзаменах. Стал получать Сталинскую стипендию. Это позволило ему оказывать маме помощь.

Еще во время учебы Александр женился на студентке того же института Нине Ивановне Смирновой, за которой, как он признался, «ухаживал не один год». В любви, взаимопонимании и согласии они прожили почти пятьдесят лет. Вырастили прекрасных детей: Наталью и Анатолия…

Судьба ли это, или что-то другое, но так получилось, что скромный от природы, честный и воспитанный с незаурядными способностями и твердым характером, Александр Николаевич, то, поднимаясь, то, опускаясь и снова поднимаясь, прошел все ступени аппаратной и номенклатурной лестницы.

А.Н.Яковлев учился в Высшей партийной школе в Москве, работал инструктором сектора печати Ярославского обкома КПСС, заведующим Отделом школ и вузов…

В январе 1953 года А.Н.Яковлев был приглашен в Москву на работу в ЦК КПСС, в отдел школ. Он мог отказаться, но было бы бессмысленно. Более четырех лет руководил отделом пропаганды. В ЦК ему поручали разные задания. Руководил рабочей группой по составлению новой Конституции, участвовал в подготовке докладов почти для всех секретарей ЦК. Выполнял ответственные поручения ЦК в Чехословакии и США, в качестве представителя от ЦК координировал действия всех служб на Олимпийских играх в Монреале, в составе партийной делегации, которую возглавлял М. Горбачев, был в Англии, возглавлял Комиссию по советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 года.

В послужном списке А.Н.Яковлева есть и такая информация: он как опальный руководящий работник ЦК был отправлен послом СССР в Канаду (за статью «Против антиисторизма», в которой предупреждал соотечественников о нарастающей опасности великодержавного шовинизма, агрессивного местного национализма и антисемитизма). Как выяснилось  впоследствии, Александр Николаевич оказался прав.

Ровно десять лет проработал он в «ссылке» в Канаде. Вернулся в Москву уже при Горбачеве.

Вскоре после возвращения, Александр Николаевич был избран директором Института мировой экономики и международных Отношений (ИМЭМО). Кое-кому такое решение коллектива не понравилось. Делались попытки строить козни. Было понятно, против кого направлены злые умыслы, и кто их организует. Общими усилиями удалось отбить охоту любителям заниматься грязными делами. Институт продолжил работу в нормальном режиме.

В марте 1985 года генсеком вместо усопшего Черненко был избран Михаил Горбачев. А вскоре он вернул А.Н.Яковлева в ЦК на должность заведующего отделом пропаганды ЦК. Не случайно. Страна с брежневских времен находилась в состоянии застоя. Она ни на йоту не продвинулась вперед ни при Андропове, и тем более при Черненко. Надо было что-то делать, чтобы сдвинуть с мертвой точки народное хозяйство, активизировать общественно-политическую жизнь. А что именно, Горбачев, насколько известно, не знал. Но он из частых и продолжительных бесед с Александром Николаевичем стал понимать, что у собеседника имеются идеи и мысли, которые при определенных условиях могли бы составить основу проекта Реформа – Перестройка.

Горбачев не ошибся: идеи и мысли А.Н.Яковлева нашли отражение сначала в заметках, а затем в обстоятельной неофициальной записке Горбачеву, в которой были изложены основные принципы Перестройки. И, думается, правы все те, кто считал Александра Николаевича архитектором Перестройки. В этой связи, на мой взгляд, будет правильно считать, что первый камень в фундамент Перестройки был заложен в апреле 1985 года.

Реформаторам второй половины 80-х и начала 90-х годов за сравнительно небольшой срок удалось сделать очень многое для изменения общественно-политической, экономической и социальной жизни страны. Свобода слова каждого гражданина и средств массовой информации; гласность; появление на политической арене новых партий и движений; изъятие из Конституции шестой статьи, закрепившей за одной партией и руководящую и направляющую роль; становление парламентаризма; прекращение преследований за политические убеждения; реабилитация жертв политических репрессий; устранение «железного занавеса»; окончание семидесятилетней «холодной войны»; пересмотр религиозной политики – все это послужило той определяющей основой для перехода от тоталитарной власти к новому общественно-политическому строю. И в этих важных политических и социальных переменах неоценима роль Александра Николаевича Яковлева.

К сожалению, в дальнейшем реформы забуксовали. Сначала Горбачев, не послушав А.Н.Яковлева, не предпринял необходимых мер против ястребов из собственного окружения, чтобы предотвратить коммуно-фашистский мятеж и продолжить реформы. А президент РФ Борис Ельцин вместо того, чтобы довести до конца им же начатое дело запрещения в стране деятельности компартии, наказания государственных и уголовных преступников, увлекся меркантильными интересами, своим несвоевременным решением об отпуске цен довел граждан России до нищеты, и под давлением генералитета, жаждущего наживаться на крови людей, отдал приказ начать авантюристическую кровопролитную войну на Северном Кавказе.

Александр Николаевич относился к числу тех ученых, которых постоянно не удовлетворял достигнутый ими результат научного исследования по избранной проблеме. Он, используя новые исторические документы, факты и свидетельства, неутомимо продолжал изыскания. В результате приходил к удивительным выводам. Более того, когда в ходе исследования проблемы он находил свои ошибки, то публично или в печати признавал их, не стесняясь.

Вот что пишет Александр Николаевич по этому поводу: «В борьбе за химеры, не знавшей пощады, потеряли мы правду и достоинство, они утонули в крови. Шаг за шагом подобная аморальность прочно вошла в образ жизни, демагогия стала способом мышления. А это значит, что многие годы мы предавали самих себя, сомневались и возмущались про себя, выискивая всяческие оправдания происходящему вокруг. Я рад тому, что смог преодолеть, пусть не полностью, все эти мерзости. Переплыл мутную реку соблазнов власти и выбрался на спасительный берег свободы. Не дал оглушить себя медными трубами восторгов. Презрел вонючие плевки политической шпаны. Я не хотел дальше пилить опилки и жевать слова, ставшие вязкими и прилипчивыми, как гнилые орехи.

Непонятным образом вернулась романтика, утихомирив пучину душевных страстей. Из-под карьерных завалов выбирались на свет Божий мучительные раздумья о порядочности, справедливости, совести, наконец. Не хотел я дальше обманывать самого себя, лгать самому себе. Я добровольно ушел от власти, не променяв ее на собственность или доходное место.

Задаю себе и другой вопрос: «А повторил бы все это? Не знаю. Наверное, да. Скорее да!»

Мужество и честность Я.Н.Яковлева не может не потрясти нормального человека. Он поступил как настоящий боец.

Признаться, я далеко уже не молодой человек, но должен сказать, что мемуары Александра Николаевича «Сумерки» без волнения невозможно читать.

Александр Николаевич, обладая богатством русского языка и природным даром просто и доходчиво доводить до читателя все то, что сам пережил в жизни, он вольно или невольно заставляет стать его со-переживателем автора мемуаров. Не могу удержаться, чтобы не привести отрывок из его политической автобиографии, в которой Александр Николаевич вещи называет их собственными именами.

«Начал я свою деятельность в высшем эшелоне власти с принципиально ошибочной оценки исторической ситуации. Во мне еще жила какая-то надежа в возможность сделать нечто разумное в рамках социалистического устройства. Лелеял миф, что Его Величество Здравый Смысл возьмет, в конечном счете, верх над немыслием и неразумием, что все зло идет от дурости и корысти номенклатуры.

Отсюда и возникла концепция «обновления» социализма. Мы, реформаторы 1985 года, пытались разрушить большевистскую церковь во имя истинной религии и истинного Иисуса, еще не осознавая, что и религия обновления была ложной, а наш Иисус фальшивым. На поверку оказалось, что никакого социализма в Советском Союзе не существовало, а была власть вульгарной дипломатической диктатуры. А наши попытки «выдать замуж за доброго молодца старую подрумяненную шлюху сегодня выглядят просто смешным».

Так просто, метко и образно охарактеризовать социализм большевистского образца, сказать людям правду, мог только большой ученый и высокий интеллектуал.

А.Н.Яковлев за свою жизнь проделал большую общественно полезную работу. Об этом можно было написать целую книгу. В рамках данного очерка назовем лишь наиболее значимые.

Александр Николаевич с 11 октября 1988 года возглавлял Комиссию по реабилитации жертв политических репрессий. За 17 лет непростой работы было сделано многое. Эта работа, как позднее писал он, «стала главным делом моей жизни». Тысячам невинных людей было возвращено доброе имя. Можно было видеть слезы радости на глазах потомков жертв репрессий, которые на протяжении десятков лет жили с ярлыками на шее «Дети врагов народа». Только за четыре года работы (1987-1991) Комиссии удалось вернуть честное имя всем, кто был репрессирован по сфабрикованным делам: «Союз марксистов-ленинцев», «Московский центр», «Антисоветский объединенный троцкистско-зиновьевский центр», «Антисоветский правотроцкистский блок», «Антисоветская правотроцкистская организация» в Красной Армии, «Ленинградское дело», «Еврейский антифашистский комитет», «Султан-галиевская контрреволюционная организация», «Всесоюзный троцкистский центр», «Союзное бюро ЦК РСДРП (м)», «Ленинградский центр», «Бухаринская школа», «Рыковская школа», и многим другим.

А.Н.Яковлев как член Политбюро занимался наукой, культурой, информацией, принимал активное участие в сфере религиозной деятельности. Последняя, как известно, после октябрьского контрреволюционного переворота в России по инициативе Ленина была подвергнута жесточайшему вандализму. За годы советской власти были уничтожены десятки тысяч храмов и церквей, во главе варварских разрушителей исторических памятников стояли Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев. О цинизме большевистских  властей  говорят, в частности, такие факты. В храмах устраивались всякие склады, конюшни, овчарни, свинарники. За годы, когда Александр Николаевич занимался идеологией, различным конфессиям было передано около четырех тысяч храмов, мечетей, синагог, монастырей, небольших домов. За большие заслуги перед Православной Церковью Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II наградил Александра Николаевича Яковлева орденом Сергия Радонежского.

После кончины А.Н.Яковлева почти все периодические издания, как в Москве, так и в регионах опубликовали некрологи. В них Александр Николаевич показан таким, каким он был в действительности. Однако отдельные издания в силу своей неосведомленности или по другой, неведомой нам причине, преподнесли читателю явную дезинформацию. Например, «Московская правда» в крохотной заметке «Помин» подчеркнула, что «после крушения Советского Союза Александр Николаевич Яковлев от активной политической деятельности отошел…». Думается, этой фразой газета нанесла ущерб своему авторитету. Фальшивку сразу заметили читатели.

Особенно меня удивила политическая близорукость, а еще больше возмутило оскорбление, которое нанес глубокоуважаемому А.Н.Яковлеву ведущий программы «Постскриптум» 3-го канала телевидения А.Пушков. Он на всю Вселенную заявил, что Александру Николаевичу «безразлична стала судьба России». Политический обозреватель не имеет право давать подобную оценку деятельности всемирно известного политика, который до последней минуты жизни не переставал интересоваться судьбой России, не имея для этого достаточного основания. Письмо, написанное автору строк за 1,5-2 часа до своей смерти, яркое свидетельство сказанному. А чтобы хоть немного обогатить себя знаниями основных политических проблем, над которыми работал А.Н. Яковлев после августа 1991 года, советую  А.Пушкову прочитать следующие основополагающие труды А.Н. Яковлева: «Реализм-земля Перестройки», «Предисловие, обвал, послесловие», «Муки прочтения бытия», «Крестольсев», «Большевизм и реформация России», «Горькая чаша», «К социальной демократии», «Постижение», «Мой век», «Омут памяти», «От Трумэна до Рейгана», «О социальном либерализме», «Сумерки» и другие. В них можно ознакомиться с соображениями, отражающими состояние общества после 1985 года и после 1991 года, поиски А.Н.Яковлевым того, какими путями следует продвигать идеи Перестройки. В них автор предупреждает общество, что новый политический курс – Перестройка будет «обречена на провал, если не заработает в полную силу гласность и свобода творчества». В целом за всю жизнь А.Н.Яковлев написал 25 книг.

 К сведению Пушкова и ему подобных, А.Н.Яковлев по проблемам гласности и свободы творчества выступал в Вильнюсе, Душанбе, Калуге, Кишиневе, Перми, Риге, Санкт-Петербурге, Таллине, Ярославле. Он активно участвовал в различных симпозиумах в Англии, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Германии, Голландии, Египте, Израиле, Иране, Испании, Италии, Кувейте, Канаде, Омане, Польше, Португалии, США, Финляндии, Франции, Чехословакии, Югославии, Южной Корее, Японии. И это, заметим, с 1991 года по 2005 год. Он был академиком восьми зарубежных Академий Наук.

Приведенное выше говорит о большом вкладе А.Н.Яковлева в развитие Общественно-политической мысли, о его роли в демократическом обновлении страны, становлении гражданского общества, установлении в России правового государства. Александр Николаевич сделал все, что позволял ему природный ум, богатый жизненный опыт, талант ученого высокого полета.

Трудно представить, какую утрату понесли семья, родные, близкие, друзья, товарищи и все те, кто знал А.Н.Яковлева.

21 октября состоялось прощание с Александром Николаевичем. Возле гроба на алых подушках лежат многочисленные Отечественные и зарубежные ордена и медали. Среди них первая и самая дорогая для Александра Николаевича награда — орден Боевого Красного Знамени, который был вручен ему командованием бригады за подвиг в тяжелом бою с фашистскими стервятниками.

К зданию Российской Академии наук нескончаемым потоком шли москвичи, люди из других городов России. Пришли поклониться Александру Николаевичу рабочие, крестьяне, ученые, депутаты, интеллигенты, послы и дипломаты, деятели науки и культуры, военнослужащие, журналисты, студенты и учащиеся школ, люди всех национальностей и вероисповеданий. Как и следовало ожидать, солидарно не пришли ленинцы, сталинцы, дзержинцы, андроповцы. Для них этот день не был траурным. Поэтому в этот день они веселились и пировали. И это не удивительно: такова уж мораль большевиков.

Да, ушел из жизни Великий гражданин России, крупный ученый-мыслитель, выдающийся политический деятель международного масштаба Александр Николаевич Яковлев. Ушел от нас дорогой, благороднейший, редкой души человек. Ушел, но оставил в наших сердцах и нашей памяти свое доброе имя.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top