Как открыть закрытые учреждения?


Алексей Головань: «Мы еще только в начале пути. Нам придется пройти этот путь в   течение нескольких лет. Мы должны выработать различные механизмы участия детей в   решении проблем, которые непосредственно их касаются, и которые должны быть   адаптированы к детям. Ко всем, кто находится в сиротских учреждениях, в учреждениях   для малолетних правонарушителей, и кто учится в обычных школах». Фото: Юлия Цигун/Великая Эпоха Алексей Головань: «Мы еще только в начале пути. Нам придется пройти этот путь в течение нескольких лет. Мы должны выработать различные механизмы участия детей в решении проблем, которые непосредственно их касаются, и которые должны быть адаптированы к детям. Ко всем, кто находится в сиротских учреждениях, в учреждениях для малолетних правонарушителей, и кто учится в обычных школах». Фото: Юлия Цигун/Великая Эпоха Обмен опытом в Аппарате уполномоченного по правам ребенка в Москве
Какие механизмы защиты прав и интересов детей в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нужно разработать? Как сделать закрытые учреждения открытыми? Как помочь детям развить навыки активного участия в защите своих прав и интересов, активной гражданской позиции?

Такие вопросы стоят перед участниками проекта «Голос ребенка» Благотворительного Фонда «Женщины и дети прежде всего», который проводится при поддержке Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве и Ассоциации уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ в рамках Программы сотрудничества ЕС-России.

На недавней встрече уполномоченного по правам ребенка в Москве с европейскими партнерами произошел обмен опытом по вопросу создания общественной детской службы при уполномоченном, в результате которого обе стороны выразили готовность к сотрудничеству и взаимоподдержке.

По словам уполномоченного по правам ребенка в Москве А. И. Голованя, очень важно наладить связь детей с уполномоченным. Он подчеркнул, что речь идет только о детях, которые лишены семьи, которые имеют определенные ограничения в передвижении, и права которых наиболее часто могут нарушаться.

«Рассказав детям об их правах, о механизмах их защиты, мы работаем не только на сегодняшнюю ситуацию, но, тем самым, готовим их к самостоятельной жизни», - говорит А. Головань. «То есть, - уточнил он, - за стенами этих учреждений, когда у них могут возникнуть проблемы с нарушением их прав, они уже будут готовы к тому, как правильно и эффективно свои права защищать». Таким образом, активизировав внутренние ресурсы детей, аппарат уполномоченного пытается делать их более активными, а также способствует формированию определенной гражданской позиции, чтобы «дети могли выступать не только в защиту себя, но и в защиту своих близких, которые у них есть сейчас, и которые у них могут появиться в будущем».

А. Головань также подчеркнул, что налаженные обратные связи с детьми будут способствовать выяснению мнения детей по самым разным проблемам, по тем решениям, которые принимаются относительно них администрацией учреждения или городскими властями. «Аспект знания мнений детей по всем вопросам, которые касаются их непосредственно, очень важен, особенно в отношении категории социально незащищенных детей», - уточнил он. По его словам, этот аспект касается того, что аппаратом уполномоченного создается дублирующая сеть безопасности для детей, которые находятся в закрытом учреждении, потому что именно в силу закрытости их права и могут нарушаться.

Уполномоченный по правам ребенка в Москве также отметил, что на сегодняшний день этот проект действует уже в трех учреждениях для детей-сирот в Москве. А в скором времени службы уполномоченных по правам детей будут появляться и в других учреждениях г. Москвы и субъектах РФ.

В свою очередь, директор международных программ, юрист английского Детского юридического центра Рейчэл Харви поделилась опытом обратной связи с детьми в подобных проектах в Великобритании. «У нас несколько другое представление о детском участии, - говорит она. - Участие детей — это возможность для них участвовать в решениях, которые касаются их жизни». По ее словам, работая в разных странах, обобщая международный опыт, они пришли к выводу, что принципиально важно выяснить, насколько приветствуется участие детей во всех решениях относительно них, в той или иной стране. Делая вывод, Рейчэл Харви подчеркнула, что «взрослые часто не понимают, что у детей есть права».

Опытом налаживания доверия между сотрудниками детских учреждений и детьми, которые в них находятся, поделился социальный работник английского Детского юридического центра Джефф Райт. «У нас был очень долгий и сложный процесс налаживания отношений в одном из детских домов, - рассказал он. – Все складывалось постепенно. После того, как мы узнали об актах насилия, которые происходили внутри учреждения, был большой скандал. Было непросто наладить отношения, потому что многие перестали доверять нам». «Тем не менее, - продолжил он, - мы пытались изменить менталитет сотрудников, чтобы они больше думали о нуждах детей, и параллельно работали вместе с негосударственными организациями, чтобы те начали проводить занятия правового воспитания в учреждениях». В результате, по словам Джеффа Райта, сотрудниками детского дома была организована «почта доверия» - они стали поощрять детей задавать им вопросы по актуальным для них проблемам.

«Для меня сегодня было открытием, что, по словам А. Голованя, мы всегда ограничиваемся решением проблем внутри учреждения», - поделилась своими впечатлениями в интервью журналисту «Великой Эпохи» директор программ БФ «Женщины и дети прежде всего» Наталья Владимирова. По ее мнению, дети должны знать обо всех законах, которые принимаются омбудсменом. «Нужно, чтобы дети понимали, особенно подростки, - говорит она, - что омбудсмен не просто решает частные вопросы, а что у нас есть законы, которые защищают именно их, и что и от них зависит то, какие законы будут приняты в нашей стране относительно детей, которые в этих учреждениях находятся».

Н. Владимирова, обращая внимание на независимость и не подотчетность статуса уполномоченного, имеющего право влиять на изменение политики в отношении детей, также отметила, что дети не верят, что законодательство можно изменить, думая, что за них все должны решать взрослые.

В итоге, участники встречи пришли к выводу, что важно выстроить хорошо выверенную, прозрачную систему обратной связи, доступную как со стороны уполномоченного, так и со стороны ребенка.

Напомним, что проект «Голос ребенка» действует на трех площадках Москвы, четырех площадках Волгограда и на одной в г. Иваново. По словам руководителя проекта «Голос ребенка» Елены Коблик, степень развития проектов разная, потому что требуется много навыков, усилий как со стороны детей, так и взрослых, которые их окружают. «Важно сотрудничество и доверие», - говорит она. Е. Коблик также рассказала, что в Москве дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, хорошо информированы: для них и о них выпускается детская газета «Мы Сами», буклеты, информационные материалы, в детских домах оформлены стенды, реализуется программа повышения социальной компетентности «Мы Сами»; дети знают, куда и как обратиться в ситуации нарушения их прав; есть методические наработки по системе сбора и учета мнений детей.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Эпидемия гриппа в Москве, какова ее вероятность
  • Петербургского интернет-оппозиционера посадили в психбольницу
  • Сайт "Коммерсанта" атакуют хакеры
  • Есть ли причины заморозить тарифы на ЖКХ?
  • Официальный кандидат от "Единой России" не смог одержать победу на выборах мэра Мурманска


  • Top