В Златоусте остановился знаменитый завод


Кадр телеканала Кадр телеканала «Россия»Благоприятная экологическая обстановка в Златоусте сталеваров, у которых в карманах уже несколько месяцев нет ни копейки, совсем не радует. Уж лучше бы трубы во всю чадили. На Златоустовском заводе почти 8 тысяч человек работало. Теперь все они на лавочках у подъездов отдыхают. «Сейчас сидим и думаем, чем будем кредиты отдавать, а банкам все равно», — говорит вальцовщик горячего проката ОАО «Златоустовский металлургический завод» Игорь Страшников.

Многодетной семье Мельченковых — не до возврата кредита, перебиваются одной рыбалкой. «Можно выжимать из лимона сколько угодно, пока кожура не останется. Не лимон же виноват, а тот, кто выжимает», — рассуждает рабочий ОАО «Златоустовский металлургический завод» Виталий Мальченков.

Хозяином завода считался Вадим Варшавский — до недавнего времени миллиардер из списка Forbes, который мог на открытие очередного металлургического комбината пригласить от щедрот самого Элтона Джона, но сейчас ему из-за долгов, как говорит, пришлось продать акции компании «Эрстар», владеющей златоустовским заводом. Даже личную квартиру и то арестовали. «Арестовали, но не отобрали еще, — уточняет Вадим Варшавский. — Суд будет. Я поручился имуществом. Пытался, так получилось. В конце концов, буду жить на улице, если заслужил».

Акции компании «Эрстар» Вадим Варшавский продал бизнесмену Абукару Бекову, а тот уже перепродает ее вместе с заводом кому-то еще. Подробнее об этом — Андрей Исаев — первый заместитель секретаря президиума генерального совета партии «Единая Россия»: «В итоге собственника оказалось просто невозможно найти. Сегодня мы активно занимаемся этим поиском. Мы обратились в Генеральную прокуратуру с запросом. Мы уверены, что Генеральная прокуратура поможет нам в этом запросе».

А сталевары готовы прокуратуре в этом помочь. Для них имена собственников — не секрет. Уверяют, что и директор завода — один из них. «Он же говорил, что 20% акций ему принадлежит, — вспоминает вальцовщик горячего проката ОАО «Златоустовский металлургический завод» Александр Негребецких. — Нам привезли приказ, что господин Хомянин — гендиректор и совладелец. 20% — это немало».

Сам Сергей Хомянин — генеральный директор ОАО «Златоустовский металлургический завод» говорит на это следующее: «Я бы отделил вопрос работы от вопросов собственников. Ну, какая разница? Есть предприятия, где 10 тысяч бабушек являются собственниками. Если одну акцию человек продал или 20%. Это не должно влиять на развитие предприятия».

Зато крупный акционер-собственник может взять кредит — якобы под развитие, а потом объявить завод банкротом. «Нас обобрали «как липок», — убежден Александр Негребецких. — Кредитов под нас набрали, строительства никакого не было, хотя два года назад заложили новый цех. Но ничего не построили!»

Тут не то что нового оборудования нет, а даже еще действующее в металлолом сдают. Сталевары — как мешали сто лет назад в печах кочергой — так до сих пор и мешают. Вальцовщик прокатного стана Александр Ребров понял еще в середине 90-х, когда завод остановился впервые, что он сам кузнец своего счастья. На Урале эта пословица несколькими поколениями воспринималась буквально. Ребров тоже пошел по стопам предков и открыл свою собственную кузнецу в бывшей котельной. «Наши деды делали на улицах с молотом и горном. Почему нам нельзя в гаражах это делать? – рассуждает Александр Ребров, кузнец-предприниматель. — Люди ножи теряют, покупают, деньги крутятся, а все говорят кризис».

Ребров в Златоусте не одинок. В гаражах и сараях многие потомки знаменитых оружейников продолжают держать известную на весь мир марку. В темных и мало чем отличающихся от мастерских позапрошлого века помещениях, златоустовцы придумали, как дамасскую сталь сделать нержавеющей. Тот же узор как на восточных саблях, только свойства у нее — как у материалов для космических технологий. «Такие вещи не делаются нигде в мире, — убежден предприниматель Сергей Щипицын. — Единственное место производства — в Златоусте».

«Нержавеющий «дамаск» — это дипломная работа Сергея Щипицына. Свой малый бизнес на ней и построил. Гвозди бы делать из этих людей, и прочнее этих гвоздей была бы только спецсталь, из которой здесь клинки выковывают. После этого ножом можно даже бриться.

Хозяин шестиэтажного замка с часами, которые настраиваются по спутнику, — владелец одной из самых успешных оружейных фирм Александр Николаев. Кризис — это за заводским забором, а у него здесь — и пруд с карасями, и ресторан под парусами «Юнона». На «авось» Николаев никогда не рассчитывал, и потому и дела в фирме идут пока неплохо.

Знаменитые златоустовские клинки с инкрустацией заказывают по всему миру. Арабские шейхи специально за ними на Урал прилетают. А сабли с бриллиантами и по 30-40 тысяч долларов стоят. В другой город такое производство не перенесешь, ведь платят именно за златоустовское клеймо. «В другом городе это бесполезно делать, нужна история, — поясняет генеральный директор оружейного предприятия Александр Николаев. — А у нас история готовая, и мы ее эксплуатируем, причем, бесплатно».

В Златоусте — более 200 частных фирм, которые производят холодное оружие. Но пуповиной они все равно остались связанными с доменными и мартеновскими печами завода, ведь такой металл, из которого они куют ножи, только там отливают. «Пока есть запасы, но надеемся, что завод заработает, и мы не прервем производство», — говорит заместитель директора оружейного предприятия Ренат Ахмеров.

Но малый бизнес почти 200-тысячный город прокормить не в состоянии. Без завода не будет жизни в Златоусте. Оттого рабочие и голодовки объявляют, и на митинги выходят, потому как идти больше некуда. Руководство завода обещает рассчитаться с долгами по зарплате сразу, как только потребители расплатятся за произведенную для них сталь. Разбираться с взрывоопасной ситуацией на Южный Урал вылетели депутаты Государственной думы. После долгих переговоров с представителями никому неизвестных собственников на златоустовском заводе запустили одну сталеплавильную печь. Вот только непонятно, сколько она проработает, ведь у предприятия долгов — на 14 миллиардов рублей, и его вот-вот признают банкротом.

Депутаты начали на заводе собственное расследование. Откуда столько долгов, если ни одного нового станка не куплено? «Есть признаки преступления, которое называется преднамеренное банкротство, — констатирует Андрей Исаев. — Когда используется предприятие не для того, чтобы развивалось данное предприятие, а для того, чтобы получить деньги, «снять сливки», а потом с этими «сливками» исчезнуть». Вальцовщики в цехах с нетерпением ждут следователей и начала работы, но пока на прокатном стане только ветер гуляет.

Источник: vesti.ru


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Юрий Шевчук презентовал «Сольник»
  • В Новосибирске перед началом рок-фестиваля рухнула сцена
  • Фермеры остались без компенсации и потеряли дома (видео)
  • В Санкт-Петербурге был установлен новый мировой рекорд
  • Московские школьники показали неплохие результаты по итогам ЕГЭ


  • Top