Десять лет преследования – десять лет противостояния


Профессор Сунь Яньцзюнь. Фото: Великая Эпоха (The Epoch Times)Профессор Сунь Яньцзюнь. Фото: Великая Эпоха (The Epoch Times)Китайский профессор теологии анализирует состояние компартии Китая (КПК) и её необоснованную борьбу с Фалуньгун.

«Целью религиозной политики КПК является уничтожение религий и внедрение атеизма», – цитирует китайский религиовед Сунь Яньцзюнь* главу Управления по делам религий Китая Е Сяовэня.

В связи с 10-летием преследования китайской духовной практики Фалуньгун корреспондент Великой Эпохи побеседовал с профессором о культурном и общественном фоне, способствующим распространению Фалуньгун в Китае, также узнал мнение профессора о политической подоплеке и методах преследования Фалуньгун китайским режимом.

- Профессор Сунь, Вы говорили, что компартия Китая больше всего боится не китайских демократов, а верующих. Как Вы объясните тот факт, что повсеместно преследуется Фалуньгун, а последователи других верований подавляются не в таких масштабах?

- Одна из главнейших причин преследования Фалуньгун - это быстрое увеличение числа последователей. За несколько лет, с 1992 по 1996 годы, число последователей превысило число членов компартии. Перед началом открытого преследования Цзян Цзэминь, глава партии в то время, сказал: «Почему массы не слушают, когда мы, партия говорим что-то? Как только Фалуньгун говорит, они уже следуют за ним... Мы находимся в кризисе законности».

Поэтому Цзян распорядился о начале преследования Фалуньгун. Он увидел опасность для партии в потере власти, так как после крушения восточно-европейского блока коммунистическая идеология даже в Китае уже не имела под собой крепкой основы для существования. Без коммунистической идеологии нет больше законности нахождения у власти КПК. Это означало не только потерю властителями своих интересов, но и необходимости отчета перед народом за все преступления.

Под давлением страха потери власти, партия продолжала обман и манипулирование людьми с помощью коммунистической идеологии. Само собой разумеется, она будет всеми средствами стараться победить и подавить такое мировоззрение, как Фалуньгун, привлекший столько людей.

- Почему КПК не преследует также же жестоко другие религиозные группы?

- Против других религиозных групп достаточно других методов. Например, католики и протестанты должны только принять епископов, верных не Риму, а партии. Также и в буддийских храмах. Например, в знаменитом монастыре Шаолинь главные настоятели были назначены партией. Социалистическая система позволяет партии предлагать этим религиозным руководителям сделки и возможность заработать. С Фалуньгун это невозможно, так как его Учитель еще жив.

Партия уверена в своих методах преследования. Она была убеждена, что, контролируя СМИ, армию, полицию и юридическую систему, сможет победить Фалуньгун за несколько месяцев. Но последователи Фалуньгун не отрекались от своих взглядов, несмотря на жестокость преследования. На это партия никак не рассчитывала. Чем более стойкими были практикующие Фалуньгун, тем более жестокие методы применяла партия в преследованиях, потому что её цель - уничтожение веры в людях. Сегодня это ведет к страшнейшей нравственной катастрофе.

- Почему компартия Китая вначале назвала Фалуньгун «злобной сектой» и потом начала преследование?

- Главная причина – манипулирование массами. КПК обвинила Фалуньгун в том, что он антинаучен, античеловечен и настроен против общества.

Что значит «антинаучный»? По коммунистической идеологии мир материалистичен. Нет ни Бога, ни души, все - материя. По мнению КПК, с развитием науки даже понятие Бога не будет существовать. Это и есть «антинаучность» Фалуньгун.

Чтобы обосновать «античеловечность» Фалуньгун, партия вопрошает: «Где же Истина - Доброта - Терпение, о которых всегда говорят практикующие, когда они нападают на правительство?»

И далее, что значит «антиобщественный характер» Фалуньгун? Партия пытается утверждать, что последователи в ходе практики стали душевнобольными, отказались от нормальной жизни и, таким образом, разрушили свои семьи. Большинство китайцев, которые ни разу не читали книгу «Чжуань Фалунь», очень легко верят этой партийной лжи.

- Каковы же настоящие причины того, что массы китайцев верят этой лжи? Где находится общественная основа, на которую смогла легко опереться КПК в этой тактике?

- С момента захвата власти КПК использовала политику «оболванивания народа». Она контролировала не только СМИ, но ученые круги. По этой причине обычные китайцы, фактически, не имели доступа к иной информации, и потому лишены основы для формирования самостоятельного мышления.

Со временем у них образуется твердый стереотип мышления: неважно, что скажет партия, пока у меня есть чашка риса, мне не нужно думать и протестовать. В этом трагедия китайского общества. Большинство людей просто верит лжи партии.

В деле Фалуньгун КПК придумала и осуществила инцидент «самосожжения» на площади Таньаньмэнь и широко распространила в прессе, что люди, сжигавшие себя, были последователями Фалуньгун.

Во время событий в Тибете, партия утверждала, что монахи творят насилие. На самом деле, она забросила к монахам несколько боевиков и приказала им совершать насилие. В ходе бойни «4 июня», 20 лет назад, солдаты сами сожгли свои машины, а сообщили, что это сделали обычные люди. Хотя эта ложь позднее была раскрыта и КПК нечем было ответить, но большинство китайцев об этом не знает.

По государственному телевидению история «самосожжения» показывалась неоднократно. «Это, действительно, ужасно, это последствия практики по Фалуньгун, действительно, не надо практиковать Фалуньгун. Надо уговорить родственников и друзей, чтобы не практиковали», - само собой разумеется, так думает большинство китайцев, после того, как они снова и снова увидели «самосожжение».

- Почему же Фалуньгун смог так быстро распространиться в таком легко управляемым КПК обществе? Почему многие китайцы верят Фалуньгун и следуют ему, несмотря на преследования?

- Для этого есть некоторые общественные причины. Первая, после провала коммунизма в мире произошло крушение коммунистической системы. В Китае возник вакуум веры. Это важный общественный фактор способствует распространению Фалуньгун в китайском обществе.

В Китае, еще до начала широкого распространения Фалуньгун, уже наметилась тенденция оживления традиционной китайской культуры, которая в основном была привнесена волной распространения цигун. Фалуньгун говорит о двойном совершенствовании – тела и духа. Иначе говоря, совершенствовании внутреннего мира и души для достижения более высокого духовного уровня и выполнении упражнений для тела. Это соответствует традициям культуры совершенствования.

Кроме того, многие начав совершенствование, пережили непостижимые перемены, в которые трудно поверить. Конечно, они рассказывали об этом. Были люди, страдавшие от неизлечимых болезней, которые излечились, начав практиковать Фалуньгун. Таким образом, многие увидели, что Фалуньгун вернул их к счастливой жизни, поэтому они твердо поверили в него, считая это хорошим делом. Они рассказывали о нем родственникам и друзьям. Очень многие пришли к Фалуньгун из-за состояния здоровья и прочитали основную книгу – «Чжуань Фалунь».

Коммунистическая пропаганда сильно критиковала книгу Фалуньгун и клеветала на нее. Язык этой книги очень прост и легко воспринимается, но основные понятия в ней глубоки и всеобъемлющи. Некоторые вещи нельзя недооценивать из-за простоты языка.

Например, в династии Тань был монах по имени Хуэйнен. Он не владел грамотой, но был шестым патриархом Чань-буддизма и великим мастером, основавшим китайский буддизм, который сформировал понятия существовавшей долгое время в благоденствии династии Тан. Во всех слоях общества от императора и его придворных до простого народа – люди верили в него. До сего дня Чань-буддизм Хуэйнена широко распространен в мире. Поэтому нельзя судить только исходя из поверхностного языка, но нужно посмотреть, что он принес людям. Фалуньгун принес людям то, в чем они нуждаются в жизни – согласие с душой и здоровое тело. Это и есть причины, почему китайцы так стойко верят Фалуньгун.

В повседневной жизни Фалуньгун советует критично относиться к себе и освободиться от плохих привычек. Когда достигаешь этого, чувствуешь себя внутренне свободным, легким и счастливым. Как в духовном плане, так и по состоянию здоровья жизнь практикующих Фалуньгун улучшается. Компартия постоянно говорит о борьбе. Большинство китайцев уже долго живет в таком состоянии борьбы и чувствуют усталость и напряжение. Поэтому это не случайно, что так много людей в Китае практикуют Фалуньгун. - Будучи находясь в Китае, уделяли ли Вы внимание Фалуньгун? После начала преследования в 1999 году проводили ли Вы исследования этой группы людей?

- Я хорошо знаком с Фалуньгун, потому что многие из моих коллег-преподавателей еще до преследования начали его практиковать. Это добросовестные работники, люди с хорошим характером, я относился к ним с большим уважением. С началом репрессий компартия поручала ученым-религиоведам составлять критические статьи о Фалуньгун. Я знаком с их публикациями, документами и статьями.

Так как многие из этих ученых, особенно те, кто удостоился «чести» получить партийное задание, не имели никакого понятия об религиозной жизни, были учеными марксистского толка. Десятилетиями руководимые партийной идеологией, они могли вести критику, опираясь только на эмпирические понятия. Такая критика не могла оказать влияния на последователей Фалуньгун. С самого начала я считал, что эта критика совершенно примитивна, поверхностна и не затрагивает основу учения.

С другой стороны, я считал совершенно несправедливым, что Фалуньгун никогда не было позволено высказать свою точку зрения, в то время как государственная пропагандистская машина обрушивала лавину клеветы на Фалуньгун. Оставаясь в Китае, я понятия не имел о таком масштабе применения пыток.

Многие из моих коллег-преподавателей учились Фалуньгун. Они все были хорошими людьми. Если бы я написал критическую статью о них, чтобы показать себя, или получить побольше денег на исследования, или повышение в звании, то меня замучила бы совесть. Я не смог бы смотреть им в глаза.

Однако я не думал, что Фалуньгун выстоит так долго и так быстро и широко распространится в других странах. В Китае мы постоянно слышали, что от Фалуньгун уже мало, что осталось. Партия все еще говорит, что она должна предотвратить деятельность этой «злой секты». Каждый год Академия наук Китая занимается распределением бюджета на изучение «злых сект». В действительности это направлено исключительно против Фалуньгун. Всегда есть ученые, занимающиеся такими проектами. Они ведут свои исследования, следуя установленным партией направлениям и добиваясь нужных результатов. Поэтому они должны придумывать и статистические данные, и доказательства, чтобы подтвердить выводы. Настоящих экспертов не могут ввести в заблуждение результаты таких исследований, но могут обмануть массы людей. - КПК преследует Фалуньгун десять лет. Будет ли это продолжаться? Каковы Ваши прогнозы в отношении действий КПК?

- По моему наблюдению, КПК не удалось преследование Фалуньгун. Будет очень трудно его продолжать. Как долго оно еще продлится, зависит от внутреннего состояния партии. Члены партии находятся в большом противоречии: если прекратить преследование, то они не знают, как это сделать, поскольку преследование практически осуществлялось людьми, которыми руководили из-за кулис. Продолжать его тоже не получится. Чем сильнее репрессии, тем быстрее распространяется Фалуньгун. То, что уже существует, действительно, не возможно подавить. КПК сталкивается со всевозможными проблемами. Особенно заметно они проявляются в преследовании Фалуньгун: духовный вакуум, повсеместная коррупция, высокий уровень преступности.

КПК трудно удерживать власть, остались считанные дни. Ее члены застыли в ожидании и надеются, пока она не погибла, сохранить свои должности. Многие функционеры с большими деньгами отправляют свои семьи за границу. Они надеются, что так смогут устроить жизнь своих детей, когда КПК перестанет существовать, а китайское общество изменится. Однако каждому придется получить по заслугам. Народ найдет ответственных.

- Оказало ли воздействие на китайское общество 10-летние мирное противостояние Фалуньгун?

- Китайцы всегда находились в подчинении и послушании у партии. Тому, что говорит партия, верили все. Когда партия дает оплеуху, люди не сопротивляются. Мирное противостояние практикующих Фалуньгун показывает твердость его последователей и демонстрирует народу возможность другого способа мышления: мы не должны терпеть тоталитарную власть и насилие, и таким образом, поощрять его. По этой причине сейчас повсеместно в Китае проходят мирные протесты обычных граждан, а началось это с Фалуньгун. Как бы жестоко не подавлялся Фалуньгун, его последователи не сдаются. Из-за океана хорошо видно, что последователей Фалуньгун становится все больше. Это поддерживает желание китайского народа распознать зло и преступления, перестать терпеть и приспосабливаться. Можно найти пути мирного и законного способа протеста без отказа от своей веры. Исходя из универсальных ценностей, Фалуньгун напомнил миру, что в человеческом обществе всегда и везде могут происходить нарушения прав человека и антигуманные действия. Нужно объединиться и, действуя всем миром, остановить это.

Глядя с историко-культурной позиции, Фалуньгун действительно учит людей новому образу жизни, хотя так жили в древнем Китае. Однако в те времена он не был легко доступен каждому. В древнем Китае, чтобы совершенствоваться, нужно было уходить в горы. Достичь высокого духовного уровня совершенствования было трудно и в даосской, и буддийской школах.

Фалуньгун предлагает изучить простой и доступный каждому путь и метод, а в процессе совершенствования достичь высокого духовного уровня. Он не только соответствует основным принципам культуры совершенствования древнего Китая, но уже оказал положительное воздействие на весь мир. Отнесение Фалуньгун к сектам - абсолютно безосновательная клевета КПК.

До приезда в США я уже видел, что насильственная тоталитарная политика КПК, уничтожает природные ресурсы и нарушает систему ценностей Китая. Раньше я придавал большое значение проблемам окружающей среды и ресурсов, теперь я осознал, что это не самые важные факторы, ведущие к хаосу и гибели нации.

Самое большое преступление - это уничтожение нравственности. Без системы ценностей, которая связывает сердца людей, общественная система не стабильна, даже при условии, если бы у нас было достаточно ресурсов и чистая окружающая среда.

Я бы хотел, чтобы система ценностей китайской нации восстановилась, и надеюсь, что китайский народ переживет эту катастрофу и приведет нашу страну к мирным переменам. В моем сердце живет большая надежда, и я верю, что наряду с Фалуньгун и другие истинные религии сыграют свою роль в процессе восстановления системы ценностей.

Справка:

Профессор Сунь работал в Институте Психологии Пекинского университета. До его отъезда в апреле 2008 года в США по обмену опытом, при Пекинском университете был основан Научно-исследовательский институт Психологии религии. После своего возвращения профессор Сунь должен был стать его руководителем. По его словам, перед институтом поставлена прямая цель - привести религии в соответствие с социализмом.

О себе Сунь рассказывает, что принадлежал к передовой части китайских академических кругов. Свободная исследовательская среда и свободный доступ информации расширили взгляды и мировоззрение ученого-религиоведа.

«Китайский сборник статей «Девять комментариев о коммунистической партии» показал мне поверхностность моих взглядов и то, что я вел изучение религии, основываясь на религиозных концепциях, внушенных китайскому народу компартией», – сказал Сунь в беседе с Великой Эпохой. Сунь был членом коммунистической партии. В январе 2009 года он опубликовал в интернете свое заявление о выходе из партии и отказе от всех официальных должностей в Китае.

Ясно осознавая невозможность возвращения в Китай, Сунь попросил убежища в США и живет теперь в этой стране.

Версия на немецком


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Христиане поддержали протест против репрессий Фалуньгун в Китае
  • В районе Сомали действуют более пяти тысяч пиратов
  • В Ираке разбился вертолет посольства США: двое погибших
  • МИД ФРГ: пираты освободили "Викторию", а не "Ханса Ставангер"
  • В результате терактов в Джакарте погибли семеро иностранцев


  • Top