Илона Климанова: «Я со всеми в ладу и люди ко мне хорошо относятся»


Илона Антоновна Климанова. Фото:  Великая ЭпохаИлона Антоновна Климанова. Фото: Великая ЭпохаИлона Антоновна Климанова родилась в Литве и была перед самым началом войны, в 1941 году, сослана на Алтай. Тяжелые годы лишений не смогли наложить своего отпечатка ни на её внешность, ни на душу. Она сумела сохранить чувство собственного достоинства, открытость к людям и оптимизм к жизни. Мы задали несколько вопросов Илоне Антоновне.

- Как вы жили в Литве до прихода советских войск?

- Жили хорошо, отец был директором масличного комбината, мама не работала. Я родилась в 1932 году, братик на два года позже. Больше всего запомнилось, как любила в церковь ходить. Как заслышу колокола звенят, уже бегу в церковь, не могла дома сидеть.

- Как вы оказались в России?

- В один из дней 1941 года в дом пришли солдаты, сказали чтобы быстро все собирались, всю семью вывозят. Отца посадили в один вагон, меня братика и маму в другой. Нам еще повезло, попался солдат хороший, подсказал: «Берите вещей больше, куда вас повезут, там ничего нет». Сам открыл шкаф, взял наволочку и все туда сгреб. Спасибо ему большое, мы потом питались пять лет на эти вещи, меняли их, так и перебивались.

- Что пришлось испытать, оказавшись вне Родины?

- Нас с мамой привезли на Алтай, высадили на берегу Оби. Поселили в барак, а по нему столько змей ползает, что мы даже войти боялись. Внутри ничего нет, спали все на полу, клопов тьма, они сыпались с потолка прямо на нас. Тогда решили протравить барак, все переселились на улицу. Там еще хуже, не только змеи кишат, но и волки голодные вблизи рыщут. Мама говорит, давайте костры жечь, волки огня боятся.

К зиме нас привезли в Окотиху – рабочий поселок. Расселять нас должны были в дома местных жителей. А местным далеко не по душе это было – впускать чужих людей в дом. Нам один из таких попался, заколотил дверь в комнату, снял раму с окна, приходилось влезать через оконный проем. Занавесили окно, чем попало, только от буранов это не защита. Наметет в комнате полно снега, спасались под перьевым одеялом, залезем все и лежим под ним.

Голод пришлось испытать. По весне траву ели, гнилую черную картошку по огородам накопаем, мама ее очистит, намнет-намнет, на сковородке прокалит, мы такие оладьи «тошнотиками» называли. Крапиву отварит, мы соберем у людей очистки картофельные. Мама потом эти очистки еще раз очистит, туда же к крапиве и сварит, а если сможет где-то молока добыть, так одну ложку молока добавит, так это вообще вкуснятина получалась.

- Были ли на Алтае ссыльные из других мест?

- Конечно, кого только там не было: и болгары, и поляки, и евреи... отовсюду везли. Все народы перемешали. Откуда их привезли все жили хорошо, голода не знали, а тут не только мы, но и русские, местные жители, жили очень плохо, многие как и мы, голодали.

- Пострадали ли от советской власти другие родственники?

- Да, нас вывезли перед войной, а двух сестер отца, которые жили на хуторе, вывезли из Литвы уже под конец войны. Люди жили в постоянном страхе, что их сошлют, прятались в ямах.

- Что дальше случилось с отцом?

- Его увезли в Канск, он там 10 лет в лагере просидел. Рассказывал, как там страшно было. Поведут их солдаты, а рядом болото, дадут команду всем лечь, вот и лежали в болоте целыми днями, от голода вокруг болота всю траву объедали. Солдаты совсем молоденькие были, а так издевались над людьми. Погибло много народа. Отец пекарем оказался хорошим, хлеб пек, тем и выжил. Там он встретился с женщиной из Литвы, они сошлись и после вместе в Литву уехали.

- Как отца встретили на Родине?

- В Литве их тоже не очень любезно приняли, отца на комбинат не брали, потом все-таки устроился сторожем. Со временем обжились, перестали люди к нему отчужденно относиться, и государство признало его невиновным, выплатило компенсацию в 10 тыс. руб и 3 тыс. за потерянное имущество.

- Как у вас сложилась судьба в дальнейшем, почему вы не уехали в Литву?

- В 12 лет я уже работала, вязала для фронта. За то, что брат, работая трактористом на целине, получил медаль, нам разрешили выехать оттуда. Я выучилась на ткачиху, вышла замуж за русского, две дочки у меня. Жизнь вошла в нормальную колею, такого страха уже не было, обрусела. Когда слышу, что кто-то жалуется на жизнь, я говорю: «Ладно тебе, что теперь обижаться…».

- Трудно ли вам приходится сегодня?

- Нет, жизнь для меня прекрасна. Я со всеми живу в ладу и люди хорошо ко мне относятся. Много друзей, мы часто вместе собираемся. Вот недавно из санатория вернулась, не только в своей палате, а и со всеми соседними перезнакомилась. Когда уезжала, мне говорят: «Жалко, что вы уезжаете». Если мои ровесницы начинают жаловаться на жизнь, на здоровье, я говорю: «Тебе плохо, пойдем прогуляемся. Вот посмотри, какое дерево замечательное, давай постоим возле него». Через некоторое время моя попутчица уже улыбаться начинает.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фотообзор: Мюнхенский товарищеский матч турнира "Audi Cup"
  • Фотообзор: Таинственная красота озера Миневанка
  • Фотообзор: Самка жирафа установила рекорд плодовитости
  • Фотообзор: Фестиваль песчаных скульптур в Новой Англии
  • FAI сокращает программу чемпионата Европы по авиамодельному спорту

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top