Нравственность в боевых искусствах – содержание традиционной китайской культуры

The Epoch Times22.08.2017 Обновлено: 06.09.2021 14:29

Нравственность в боевых искусствах – содержание традиционной китайской культуры


Мастер боевых искусств Ли Юфу. Фото: Линь Фэнмин/The Epoch Times
В Тайване 1 августа прошёл первый тур второго «Всемирного конкурса
боевых искусств», организованного телеканалом NTD. Остальные туры, включая и
финал, пройдут 3-4 октября в Нью-Йорке. Председатель жюри конкурса Ли Юфу в
эксклюзивном интервью The Epoch Times рассказал о цели конкурса, а также о
традиционном нравственном аспекте ушу, приведя несколько примеров из своей
практики, а также несколько историй, рассказанных его учителем.

Ниже приводится рассказ Ли Юфу нашему корреспонденту Линю Фэнмину:

Настоящая традиционная китайская культура берет начало с очень далёких
времён. В неё также входит и ушу. Но это не тот эрзац различных видов боевых
искусств, который широко распространяется сейчас в обществе. Современное ушу
уже утратило свое изначальное содержание. Очень многие показные цирковые
движения не имеют отношения к настоящему ушу. Многие молодые люди не
знают настоящего содержания ушу и в его традиционном виде. Проводя подобные
конкурсы, мы хотим исправить это положение и вернуть боевым искусствам их
изначальное содержание и предназначение.

Прежде всего, ушу предназначено для пресечения зла и насилия, а не для драк,
избиений и убийств. Чтобы уметь пресекать зло, мастерство и техника должны быть
на очень высоком уровне.

«У шу» («военное искусство» – прим. пер.) обязательно должно
содержать в себе «у дэ»
(дословный перевод: «военная нравственность» – прим. пер.).

Расскажу одну историю, которую мне рассказал мой учитель, известный мастер ушу
Чень Цзишен

Много лет назад мастер Чень был одним из самых известных мастеров в провинции
Шаньдун. Ученик другого мастера, прослышав об этом, попросил своего учителя
написать Ченю письмо с просьбой принять его в ученики. Когда он пришёл с
письмом к Ченю, то попросил мастера показать своё мастерство в поединке с ним.
Чень согласился.

Они нашли тихое безлюдное место на поляне, Чень сказал: «Можешь меня
атаковать». Ученик сделал попытки ударить его. Сначала руками, затем ногами.
Вскоре он устал и весь мокрый от пота попросил передышку. Ни один его удар так
и не достиг цели. Чень спросил его: «Будем продолжать дальше?» Ученик ответил:
«Больше не будем. Несмотря на то, что я ни разу не ударил тебя, ни один твой
удар также не достиг меня». Тогда Чень попросил его снять кимоно и посмотреть.
Когда он снял своё белое кимоно и развернул его, он увидел на нем два
перекрещенных отпечатка стопы в виде креста. Увидев это, ученик поклонился ему
и стал у него учиться.

У моего учителя была отличная техника и чувство контакта. На самом деле он
легко мог бы покалечить того человека, но наносил удары с такой быстротой,
точностью и на таком расстоянии, что тот человек не только не замечал их, но и
не чувствовал. Чень таким образом продемонстрировал не только высокое
мастерство, но и «у дэ». Он не хотел наносить вред ученику.

К сожалению, в настоящее время очень многие мастера жестоко бьют своих учеников.
Они считают, что такая демонстрация силы и превосходства заставит их слушаться
мастера и уважать его.

Каждый мастер, обучающий людей боевым искусствам должен обладать в первую
очередь высоким «у дэ» и передавать его ученикам вместе с боевыми техниками.

Некоторые мастера считают, что «если я не бью ученика, то он не будет меня
уважать и не будет знать, какой я сильный». А ученики в свою очередь считают,
что если их учитель может искусно бить людей, то он хороший учитель. Это
абсолютно ошибочные представления. Ушу служит для пресечения насилия, а не для
совершения насилия.

«У дэ» означает, что я не позволю тебе нанести вред мне, но и сам не нанесу
вред тебе. То есть боевая техника не должна быть отделена от норм
нравственности.

Если хочешь учиться ушу, то должен уметь терпеть страдания и иметь
способность уразумения

Некоторые учителя по нескольку лет учат учеников одному или двум приёмам. У
некоторых это вызывает недоумение и даже недовольство. Почему, мол, их не учат
разнообразным приёмам и техникам и занятия такие монотонные и однообразные? На
самом деле мастер, таким образом, испытывает тебя, например, учит позе
«столба». Тренируя эту позу, надо долго стоять на полусогнутых ногах, держа
руки в определённом положении. На самом деле это очень нелегко. Вот мастер и
испытывает твою волю, настойчивость и способность терпеть.

Настоящие мастера очень часто набирают больше десяти учеников, но учат их
по-разному, в зависимости от наличия у них вышеупомянутых качеств. Однако
зачастую мастера не раскрывают суть своих методов обучения, ученик должен
понять их самостоятельно, опираясь на свою способность уразумения.

Когда я сам только начинал обучаться ушу, мой наставник несколько лет учил меня
только нескольким движениям. Я тогда тоже надеялся, что когда же мне покажут
что-то новенькое, каждый день думал: «Вот сегодня учитель обязательно научит
меня чему-то новому». Но этого не происходило. Несколько лет я оттачивал одни и
те же движения, при этом мастер постоянно поправлял мои самые мелкие ошибки.

Исходная точка должна быть доброй

У молодых людей обычно сильно выражено желание к первенству, они хотят учиться
ушу, чтобы участвовать в соревнованиях и побеждать. Однако на определённой
стадии тренировки это желание и исходная точка являются не правильными.

Мой наставник раньше был одним из руководителей Ассоциации ушу и часто ездил на
различные крупные мероприятия, связанные с боевыми искусствами. Приезжающие
туда, зачастую во время поединков пытались ударить соперника так, чтобы нанести
ему ранение и чтобы таким образом выделиться и показать себя. Мой наставник,
однако, всегда пресекал такие действия, и сам не наносил ударов. То есть он
показывал своё высокое мастерство и превосходство над соперником, эффективно
отражая его натиск, пресекая его нападение, а не нанося ему травмы.

Вспоминая себя в молодости, сейчас мне стыдно это вспоминать. Зачастую, когда
мы тренировались в паре, когда один бьёт, а второй отражает удар и проводит
приём, часто хотелось нанести удар посильнее и так, чтобы он достиг цели, а когда
я сам пропускал такие удары, то появлялась злоба, и хотелось отомстить
партнёру, тоже ударив его. Но я хорошо усвоил нравственный аспект ушу, поэтому
мог сдерживать свой гнев. И поэтому мастер и передал мне очень многое.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА