Ричард Хейнсворт: «Рядовые клиенты банков впервые не пострадали во время кризиса»


Ричард Хейнсворт, сертифицированный финансовый аналитик (CFA). Фото: Ульяна Ким /Великая ЭпохаРичард Хейнсворт, сертифицированный финансовый аналитик (CFA). Фото: Ульяна Ким /Великая ЭпохаВесь проходящий 2009 год в обществе прошел в спорах и критических высказываниях ученых и политиков относительно оценки мер и действий, предпринимаемых Правительством и Центральным Банком России по выходу из кризиса.

Мы попросили Ричарда Хейнсворта, руководителя рейтингового агентства RusRating, поделиться своим мнением о состоянии банковского сектора, так как банки являются зеркальным отражением всей экономики в целом.

Ричард Хейнсворт вместе с женой приехал в Советский Союз из Англии в 1982 году. Они пережили эпоху Брежнева и Андропова, Горбачева и Ельцина и вместе пришли к сегодняшнему периоду жизни. «Иногда было очень трудно, и мы думали вернуться домой», - вспоминает Ричард. Но судьбе было угодно, чтобы он возглавил рейтинговое агентство RusRating и вот уже 27 лет Хейнсворт живет и работает в Москве.

- Недавно Центральный Банк России заявил, что в десять раз сокращает финансирование в банковский сектор. На Ваш взгляд, какими будут последствия такого шага?

Р.Х.: Я думаю, что Банк России действовал правильно в условиях кризиса, когда необходимо было поддержать ликвидность банковского сектора, потому что банки лишились ликвидности в связи с обвалом международного рынка и закрытием фондового рынка. Сейчас уже нет прямой угрозы банковскому сектору, и ЦБ поступает грамотно, сокращая денежные вливания

- Ричард, в прессе говорилось о том, что выделенные банкам средства уже на следующий день прямым трансфертом уходили из страны и оседали на заграничных счетах неких компаний. Возожно ли проследить за их передвижением ?

Р.Х.: Банки, которые этим занимались, были выявлены, и Центробанк четко на них воздействовал. Следует отметить, что массовых нарушений не было. Банки все равно сохранили свою ликвидность, и это позволило нам сохранить банковский сектор. Да, в деятельности Центробанка имелись издержки, однако то, что все получили взамен, было очень существенно. Впервые в истории страны обычные граждане, клиенты банков, не пострадали во время кризиса.

- Значит, не стоит волноваться по поводу того, что деньги ушли не по назначению?

Р.Х.: Любой перевод средств не по назначению – это нарушение законодательства. Здесь дело намного тоньше и деликатнее, так как массовый перевод рублей в валюту (как банками, так и населением) серьезно влияет на экономику. Запретить кредитным организациям или частным лицам осуществлять обмен валюты нельзя.

В настоящий период обычные люди не понесли больших потерь на своих счетах, пройдя через кризис. Для всех это великое дело! Помните кризис 1995-1998 годов? Или времена павловских реформ, когда отменили 25 рублевые купюры? Во всех этих событиях страдали малообеспеченные, бедные люди. В этот кризис вкладчики не потеряли своих сбережений. Мне кажется, это является существенным достижением, заслугой российских законодателей и регуляторов.

- На Ваш взгляд, требуется ли сейчас проводить модернизацию банковской системы?

Р.Х.: Я думаю, банковская система России отражает проблемы экономики в целом. Банковский сектор больше всего страдает от не возврата банковских долгов.

В развитии любого сектора есть узкие места, как только их устраняют - возникают новые проблемные участки. На сегодняшний день, на мой взгляд, таким узким местом является отношение бюрократов к проблеме малого и среднего бизнеса.

Я считаю, что это остатки советского взгляда бюрократии на то, что в каждом бизнесмене они видят преступника. Это является очень большим тормозом в развитии экономики страны.

- Можно сказать, что мы имеем дело с коррупцией?

Р.Х.: Да. Бюрократы являются самыми настоящими паразитами бизнеса. Они убеждены, что все банкиры и все бизнесмены – воры. Это я называю презумпцией виновности. В нарушение Конституции мы должны постоянно доказывать свою невиновность правоохранительным и налоговым органам.

Чтобы стало возможным вести чистый и открытый бизнес, нужна модернизация общества в целом, а не отдельно взятого банковского сектора.

- Можно ли прогнозировать в 2010 году оживление на рынке кредитования реального сектора экономики, куда входят малый и средний бизнес? Зависит ли это от Центробанка?

Р.Х.: Это не совсем зависит от ЦБ, он может только помогать в этом. Объем кредитования малого и большого бизнеса зависит от многих факторов. Самый важный из них – влияние на экономику вездесущей и все пронизывающей бюрократии, как уже упоминалось. ЦБ может улучшить, упростить процедуру выдачи кредитов объектам малого и среднего предпринимательства (МСП). Так как именно Банк России определяет одни правила по кредитованию банками физических (частных) лиц и совершенно другие – по кредитованию юридических лиц. А МСП ближе к частному лицу, чем к крупному предприятию. Поэтому в настоящее время банкам выгоднее выдавать кредиты предпринимателю как физическому лицу, чем самому предприятию малого и среднего бизнеса, как лицу юридическому.

- Как это может быть?

Р.Х.: Если клиент обратится в банк как физическое лицо, то для банка намного легче оформить ему кредит, хотя он знает, что этот кредит фактически выдает предприятию. Если же выдавать кредит предприятию, то банку это обойдется намного дороже. И контроль кредитора со стороны Центробанка будет намного строже.

Например, банк готов работать с предприятием и считает его хорошим заемщиком. Он выделяет ему средства в пределах лимита на одно физическое лицо под поручительство предприятия. Однако, если для расширения бизнеса этих средств недостаточно, тогда другой сотрудник этого же предприятия может обратиться в банк за кредитом тоже от физического лица и опять под поручительство предприятия. Таким образом, несколько человек получают кредит для предприятия.

Хотя по существу банк кредитует реальный сектор экономики, по статистике он кредитует физических лиц. И мы часто наблюдаем, что большая доля кредитов малому бизнесу оформляется на физическое лицо. Это плохо, потому что таким образом искажается статистика кредитования реального сектора экономики.

Кроме того, при наступлении форс-мажорных обстоятельств на предприятии, деньги могут не вернуться в банк. Если банк обращается к физическому лицу, последний говорит, что деньги получило предприятие, пусть оно и возвращает.

В этом случае банк не может доказать свое право на залог в виде оборудования и другого имущества, т.к. деньги были выданы физлицу. Следовательно, законных оснований для возврата денег от предприятия у банка нет.

- Что же делать в таком случае? Ведь банки сознательно идут на такие схемы финансирования?

Р.Х.: Да, банк выдает кредит физическому лицу под поручительство юридического лица, но если у предприятия возникнет нестандартная (стрессовая) ситуация, у банка будут трудности с возвратом кредита.

Если бы Банк России определил для малого бизнеса параметры выдачи кредитов, подобные правилам кредитования для частных лиц, банки смогли бы выдавать кредиты МСП без залога. И банки выдавали бы кредиты малым предприятиям более охотно. Резервы можно было бы создавать по всему портфелю таких кредитов.

Несмотря на то, что деньги выданные малым предприятиям более рискованны в отдельности, в совокупности эти кредиты более возвращаемы, чем выделенные большим предприятиям. Поэтому резервы по МСП не должны быть слишком обременительными для банков.

Справка:

Ричард Хейнсворт - сертифицированный финансовый аналитик (CFA)


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Самый дорогой бриллиант был продан на аукционе Christies в Гонконге
  • 2010-й год металлического Тигра модницы встретят в блестящих нарядах
  • В американских школах костюмы на Хэллоуин будут добрыми
  • Модый дом RoccoBarocco на Неделе моды в Милане. Фоторепортаж
  • Guli представляет "STYLE.UZBEKISTAN" на Неделе моды в Милане. Фотоообзор

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top