Эйнштейн

логотип Epoch times
Эйнштейн

ЭЙНШТЕЙН

ЭЙНШТЕЙН. Бремя великого человека

Предельная честность ЭЙНШТЕЙНА

ЭЙНШТЕЙН

Мы начинаем повествование о великом человеке Альберте Эйнштейне с замечательной экспозиции, которая активно функционирует в библиотеке Иерусалимского Университета Гиват-Рам.

Альберт Эйнштейн – один из основателей Еврейского Университета в Иерусалиме. Его особое отношение к университету выразилось в том, что он завещал ему в 1950 году свои авторские права и личный архив.

Экспозиция, размещенная на двухметровых стендах из красного дерева, представляет уникальный материал на двух языках, английском и иврите, о разных периодах жизни и деятельности ученого. Включает в себя самое большое в мире собрание писем Эйнштейна с философами, физиками 20 века, личную переписку с семьей.

Она еще раз помогает увидеть жизнь одного из ярких и значительных личностей современного общества: физика, гуманиста и еврея.

Как физик, Эйнштейн перевернул взгляд на устройство всего мира. Как гуманист в области возрождения Израиля, он активно и решительно действовал в политическом мире своего времени. Как еврей, он взял на себя решающую и особенную моральную миссии по отношению к своему народу.

В добрый час.

ЭЙНШТЕЙН. Бремя великого человека

1905 год, так называемый «Год чудес» в истории физики, в ведущем журнале Германии «Анналы физики» были опубликованы три выдающиеся статьи Эйнштейна, положившие начало новой научной революции:

1. «К электродинамике движущихся тел» (Zur Elektrodynamik bewegter Körper).

2. «Об одной эвристической точке зрения, касающейся возникновения и превращения света» (Über einen die Erzeugung und Verwandlung des Lichts betreffenden heuristischen Gesichtspunkt).

3. «О движении взвешенных в покоящейся жидкости частиц, требуемом молекулярно-кинетической теорией теплоты» (Über die von der molekularkinetischen Theorie der Wärme geforderte Bewegung von in ruhenden Flüssigkeiten suspendierten Teilchen)

Вскоре немецкий «Берлинер иллюстрирте цайтунг» опубликовал портрет Эйнштейна под заголовком «Новая величина всемирной истории», и на обыкновенного эксперта III класса Федерального Бюро патентования изобретений падает неимоверная тяжесть – стать и «мировым разумом» и «мировой совестью» одновременно. Миллионы умов стали смотреть на Эйнштейна, как на бога, но кто мог подумать, что в 14 марта 1879 году родится «бог» ХХ века? Наверное, только сам Создатель.

Интересно, что в этом же году родились:

Елена Ивановна Рерих,философ, писатель, жена Н.К. Рериха,Йоханнес Брёнстед, автор протонной теории кислот и оснований, Отторино Респиги, итальянский композитор, Агриппина Ваганова, балерина, педагог,Лев Троцкий, российский политический деятель,Иосиф Сталин (Джугашвили), Рамана Махарши, индийский религиозный деятель и философ.

В этом году произошло покушение на императора Александра II, в Санкт-Петербурге на Литейном мосту зажглось электрическое освещение, выходит в свет первый выпуск журнала «Сионская Сторожевая Башня и вестник присутствия Христа», издаваемого Свидетелями Иеговы, Американский изобретатель Томас Алва Эдисон испытывает свою первую лампу накаливания, Американский физик Эдвин Герберт Холл открыл эффект, впоследствии названный его именем (эффект Холла).

Скончались в этом году Анна Керн, возлюбленная А. С. Пушкина; Сергей Соловьёв, русский историк; Джеймс Клерк Максвелл, английский физик.

Предки Эйнштейна поселились в сельском районе Швабия на юго-западе Германии до 1790 года. Его родители принадлежали к среднему сословию городских ассимилировавшихся евреев.

Кто же такие швабы, среди которых рос Эйнштейн? Недостаточно сказать, что это просто немцы. Швабский диалект сами немцы с трудом понимают. В швабском диалекте почти к каждому слову прилепляется уменьшительно - ласкательный суффикс «ле» (не с идиша ли попал сюда?), но нигде, кроме Швабии, не употребляется. Швабы, в отличие от немцев, любят охотно и вкусно покушать, в этом они перещеголяли самих французов (но не евреев), да и самих немцев они перещеголяли в чистоте. Говорит жительница Швабии: «Такого вы не увидите больше нигде в Германии: каждую субботу все подметают улицу перед своим домом. В саду каждый кустик подстрижен, каждая травинка приглажена». (может быть от швабов пришло слово «швабра»?). Кстати, немцы любят рассказывать анекдоты про евреев швабов и подшучивать над ними, да и сам Эйнштейн был наделен прекрасным чувством юмора. Наверное этот дар помог ему выстоять три четверти своей жизни в роли «разума и совести ХХ века».

Афоризмы Эйнштейна по поводу своего бремени:

«Чтобы покарать меня за отвращение к авторитетам, судьба сделала авторитетом меня самого. (Афоризм для друга, 18 сентября 1930 (Einstein Archive 36-598)

«Каждый мой писк – с грустью острил он, - подается, как соло на трубе».

«Чем больше моя слава, тем я больше тупею; и таково, несомненно, общее правило. (письмо Генриху Цангеру, 24 декабря 1919).

Вспомним, как не выдержал великий Эйнштейн в день своего 72-хлетия, выпучил глаза, растрепал волосы и высунул до подбородка язык со словами «Вы этого хотели? Получайте!».

Самый близкий друг ЭЙНШТЕЙНА

Эйнштейн-ребенок, Альбертл (так по-швабски называла его вторая жена Эльза), рос в диаметрально противоположных исторических традициях: одна – рационалистическая, корнями ушедшая в Эльзас и Францию, другая – полицейсконепогрешимая, слеповерная, чисто прусская государственность. Альберт рос в швабском городе Ульме, с тридцатитысячным населением на две трети католическим, на одну треть лютеранским, с несколькими сотнями евреев ничем не отличающимися от общего; расположенным у подножия Альп, сохранивший средневековый облик с кривыми узкими улочками и готическим собором XV в. со сташестидесятиметровой башней.

В семье Эйнштейна мама играла на фортепьяно сонаты Бетховена, отец прививал детям любовь к природе, регулярно совершая прогулки по живописным окрестностям города. В семье существовал культ Гейне, Лессинга и Шиллера, на полках вместе с Библией стояла книга Евангелие.

Хоть и боролись ульмские протестантские князья в XVI в. против католической церкви и императорской власти, но к концу XIX века государственной школой стала католическая, куда Альберта отдали учиться, потому что еврейская школа находилась далеко от дома и была не по средствам родителям. Молчаливому маленькому Эйнштейну, наделенному большим чувством справедливости, было очень не просто выносить недружелюбное отношение к еврейскому меньшинству. У него не было товарищей в школе.

Позже Эйнштейн напишет: «Воображение важнее, чем знания. Знания ограничены, тогда как воображение охватывает целый мир, стимулируя прогресс, порождая эволюцию» (статья "What Life Means to Einstein" в Saturday Evening Post, 26 октября 1929).

Самым преданным другом Альберта становится его же воображаемый мир . У него рано появляется интерес к математике, огромное спасибо, живущему в семье дяде Якобу, который сумел развить этот интерес, говоря племяннику: "Алгебра - это веселая наука. Когда мы не можем обнаружить животное, за которым охотимся, мы временно называем его икс и продолжаем охоту, пока не засунем его в сумку". Получив такую яркую, азартную инструкцию, мышление Эйнштейна не прекращало «охотиться» за новыми способами решения задач, избегая общепринятых методов.

Десяти лет Эйнштейн поступает в гимназию. Атмосфера в Германии становится военизированной. По улицам гремит музыка военных оркестров, сверстники с упоением играют в солдаты, но Альберт остро чувствует в этом, пока не осознавая, проявление некой иррациональной силы, направленной против как всеобщей разума и гармонии, так и гармонии его воображаемого мира. В гимназии Эйнштейна увлекают только уроки Руэса, преподающего историю античной цивилизации. Он готов получить наказание и остаться без обеда, лишь бы не пропустить дни дежурства учителя и побеседовать с ним.

Этот как раз те моменты в жизни Эйнштейна, когда контакт с окружающим миром (в данном случае с учителем Рэусом) подталкивает к новому интеллектуальному прорыву, который вдруг позволяет явно увидеть чудо созвучия окружающего мира со своим воображаемым.

Семья Эйнштейна соблюдала еврейскую традицию гостеприимства и каждую пятницу приглашала к ужину бедного студента из эмигрантов. Одним из них был студент-медик из Польши Макс Талмей, который стал для Альберта еще одним сильным интеллектуальным толчком к прорывам в поиске созвучия окружающего мира со своим. Талмей рекомендовал прочитать составленные Бернштейном "Популярные книги по естествознанию", где мальчик почерпнул знания по зоологии, ботаники, астрономии, географии, изложенной с точки зрения универсальной причинной зависимости явлений природы, чего он не мог узнать из гимназической системы преподавания.

Позже великий ученый напишет в работе «Замечания о теории познания Бертрана Рассела»: «Во времена, когда философия переживала период своего детства, было распространено убеждение, что с помощью одного лишь чистого мышления можно познать все, что угодно. Эту иллюзию нетрудно понять, если на мгновение отказаться от всего, что нам известно из более современной философии и естественных наук. Вряд ли кто-нибудь удивится, узнав, что Платон считал более реальными "идеи" , чем эмпирически воспринимаемые нами вещи. У Спинозы и даже у Гегеля этот предрассудок является той жизненной силой, которая все еще призвана играть главную роль…»

В детстве Эйнштейн приобрел самого близкого друга – свой воображаемый мир, который, по-сути, стал генератором великих идей 20 века. Как бы дальше развивался человеческий разум, если бы он не нашел своего самого близкого друга?

ЭЙНШТЕЙН. Музыка. Моцарт

Мир Альберта Эйнштейна был наполнен музыкой. Он в ней вырос, благодаря маме, с шести лет начал играть на скрипке, хорошо овладел игрой на фортепьяно, и не расставался с музыкой до конца своей жизни. Он особенно любил творения Моцарта. И теперь, когда вспоминаешь о великом ученом – думаешь о Моцарте, когда слушаешь музыку великого композитора – рядом появляется образ Эйнштейна. Этот тендем не разлучить.

Пятнадцатилетний Эйнштейн, не окончив гимназию в Мюнхене, переезжает к родителям в Италию, куда семья полгода назад переселилась для поправки своего материального положения. Теперь уроки любимого учителя по античной истории Руэса можно было вытащить из воображаемого мира и воочию вкушать.

Приветливая, непринужденная, выразительно жестикулирующая Италия с хорошо сохранившейся античностью на каждом шагу, встретила юношу, к тому времени хорошо игравшего на скрипке. Прощай невыносимая зубрежка, прощай рутина, казарменный дух, прощайте апломбы! Здравствуй, дух свободы, музыка, мелодичная речь! Если бы дела отца шли хорошо в Италии и не стоял бы вопрос для Альберта быстрее получить профессию, а она по семейной логике вещей должна была быть технической, может быть, мир получил бы выдающегося музыканта в лице Эйнштейна?

Но судьба отправляет Альберта в Цюрихский политехнический институт, а до него, для получения аттестата, в швейцарскую, передовую по методам обучения в те времена, школу, в маленьком городке Аарау, на севере Швейцарии, на реке Ааре. Если покопаться в истории городка, то недалеко Эйнштейн забрался от очаровательной Италии: на территории Аарау обнаружены артефакты неолитического периода, руины поселения бронзового века и… остатки римского деревянного моста.

Хорошее совпадение – Аарау становится для Эйнштейна своего рода мостом в прогрессивный, свободный мир, с античным пониманием гармонии и красоты. Он вошел в него, не расставаясь со своей скрипкой, у него впервые появились друзья-сверстники.

Эмиль Гильб, немецкий музыкант, пишет в своих воспоминаниях: «Однажды мы встретились с Эйнштейном в столовой школы в Аарау, где нам всегда было так весело. Мы хотели играть сонаты Моцарта. Когда запела скрипка Эйнштейна, мне показалось, что стены комнаты расширились и впервые подлинный Моцарт предстал передо мной в ореоле эллинской красоты с его ясными линиями, то шаловливо грациозными, то могучими и возвышенными. "Это божественно, мы должны повторить!" - воскликнул Эйнштейн»

Через полгода, будучи студентом Цюрихского политехнического института, юноша сближается с революционно настроенными студентами-эмигрантами. Ближайшими друзьями Эйнштейна стали Марсель Гроссман, с которым он подружился и которого впоследствии привлек к разработке математического аппарата общей теории относительности, Луи Коллрос, Якоб Эрат, Милева Марич, которая станет первой женой будущего ученого.

В Цюрихе Эйнштейн снимал комнату у гладильщицы, которая любила работать под музыку. Бедный студент считал своим долгом услаждать слух доброй женщины скрипичными сонатами Моцарта, пропускал при этом лекции и, еще хуже, свидания с друзьями в кафе "Метрополь". Но факт остается фактом - он не расставался с музыкой, видимо, ни дня. Музицирование было для него так же необходимо, как мыслительный процесс.

Живя в Принстоне, Эйнштейн поделился с пианистом Манфредом Клайном: «Импровизация столь же необходима для меня, как работа. И то и другое позволяет достичь независимости от окружающих. В современном обществе без этого нельзя обойтись". Ученому была жизненно необходима чистота и простота в науке. Как раз они обе полноценно звучали в музыке Моцарта.

Недаром говорят, что простота – гениальна. Чистота – тоже гениальна, они обе, самым адекватным образом отображают бытие.

В чистоте и красоте хранится некая тайна гармонии, которую стремился разгадать пытливый ум Эйнштейна. Великий ученый сказал: «Самое прекрасное, что мы можем испытать – это ощущение тайны. Она есть источник всякого подлинного искусства и науки».

Видимо, соприкосновение с простой, чистой тайной бытия происходило именно тогда, когда Эйнштейн думал над созданием Единой теории поля и исполнял сонаты Моцарта.

Предельная честность Эйнштейна

Чтобы понять изначальную гармонию нашего дуального мира противоположностей, необходимо пройти через хаос мыслительного процесса. Все творчество Альберта Эйнштейна – это неутомимое и честное прохождение через неизбежный хаос познания с романтической целью вырвать человечество из него.

В своей работе «Пролог. Куда направляется наука?» Эйнштейн рассуждает о природе стремления человека, в частности физика, к познанию изначальной гармонии мира. Он рассматривает негативные и позитивные мотивы, заложенные в стремлении человека познавать этот мир, неотъемлемой, также дуальной, частью которого он является.

О негативе ученый пишет: «Одним из сильнейших мотивов, побуждающих людей посвящать себя искусству и науке, является стремление избежать повседневности с ее серостью и мертвящей скукой и сбросить с себя оковы своих собственных преходящих желаний, нескончаемой вереницей сменяющих друг друга...».

Позитив, по мнению Эйнштейна, заложен в самой природе человека, который благодаря ей «всегда стремился составить для себя простой и не обремененный излишними подробностями образ окружающего его мира». Природа человеческого разума – природа строителя. Вопрос, кто сможет создать нечто позитивное, прогрессивное в тяжелейших условиях неизбежного хаоса. Как навести в нем порядок?

Размышляя о людях, посвятивших себя науке, Эйнштейн говорит опять же о двух категориях. Одни приходят в Храм науки стать в нем жрецами, т.е. полностью отдают себя науке, другие приходят проявить свое дарование, т.е. получить удовольствие, «как атлету доставляют удовольствие упражнения, развивающие силу и ловкость». Среди вторых есть такие, которые продают свой мозг, т.е. зарабатывают деньги на своих способностях. Если в Храме науки останутся только жрецы (так оно и закономерно происходит), то их можно будет сосчитать по-пальцам.

Эйнштейн высоко ценил одного из таких жрецов - Макса Планка*, подчеркивая при этом, что величие истинного ученого не нуждается в жалком подтверждении с его стороны. На его примере Эйнштейн проанализировал природу стремления физиков познать изначальную гармонию мира и сделал вывод, что такое стремление настоящего ученого исходит из его душевной потребности, в которой формируется та самая чистая энергия, которая зовется «вдохновением».
Какой главной особенностью должна обладать картина мира, созданная истинным «вдохновением» жреца Храма науки? Эйнштейн выделяет две стороны этой главной особенности. Одна – «точность и внутренняя логическая непротиворечивость, которые можно выразить только на языке математики», а другая – это жесткая требовательность физика по отношению к материалу, который он исследует, выбирая в нем лишь простые процессы, доступные чувственному восприятию.
Эйнштейн прекрасно знал, что мир устроен гораздо сложнее, чем человеческий разум может воспринять. Но главное требование к истинному ученому – это чрезвычайная точность и логическая последовательность в процессе исследования. Как же иначе, не обладая этими требованиями, ограниченному человеческому разуму прорваться через реальный и неумолимый хаос познания?
Такой предельной честностью, необходимой настоящему ученому, обладал сам Эйнштейн. Поэтому ему, великому жрецу Храма науки, удалось прорваться к совсем не простому осознанию того, что разум человеческий все же ограничен пределами пространства, в котором он существует.
*Макс Карл Эрнст Людвиг Планк (Max Karl Ernst Ludwig Planck), 1858 – 1947 — выдающийся немецкий физик. Как основатель квантовой теории предопределил основное направление развития физики с начала XX века. Вклад Планка в современную физику не исчерпывается открытием кванта и постоянной, носящей его имя. Сильное впечатление на него произвела специальная теория относительности Эйнштейна. Полная поддержка, оказанная Планком новой теории, в немалой мере способствовала принятию специальной теории относительности физиками.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Моисей. Эффект Моисея. Фоторепортаж
  • Cкульптор Григорий Потоцкий: "Когда жизнь теряет смысл, мы заново начинаем служить прекрасному"
  • Певцу Юрию Антонову исполнилось 65 лет
  • Эксперт: «У предприятий есть ответственность в вопросе прав человека»
  • Певица Валентина Толкунова госпитализирована в реанимацию
  • Комментарии:
    Рекомендуем