Попугай – полиглот


Как-то в нашей семье жил волнистый попугай. Скетч: Екатерина Кравцова/Великая ЭпохаКак-то в нашей семье жил волнистый попугай. Скетч: Екатерина Кравцова/Великая ЭпохаКак-то в нашей семье жил волнистый попугай. Звали его Петька. Маленькое чудо в перьях искренне верило, что он сын моих родителей – нежно называл их «мама» и «папа». Ко мне он относился как младшей сестре и считал своим долгом поучать. При удобном случае делал мне замечания, с чувством и значимостью восклицая:

- Ты что, так нельзя!

Намного реже доставался мне и комплимент:

- Катюша хорошая.

Его клетка закрывалась только на ночь, весь день она была открыта, и попугай наслаждался тем, что летал из комнаты в комнату, общаясь с домочадцами. Помогая маме готовить обед, он пробовал еду и со знанием дела приговаривал, что это хорошо и так пойдет. Папу он поддерживал в ремонте. Ковыряясь клювом в винтиках, гайках помогал подобрать необходимую деталь.

Мне же он помогал учить уроки. В прямом смысле грыз гранит науки - листал клювом страницы книг. В итоге мои учебники имели плачевно-надкусанный вид и в конце года школьный библиотекарь, тяжело вздыхая, принимала у меня учебники.

- Катюша, ну зачем же так было нервничать перед экзаменами,- удивлялась она и желала приятных каникул.

Есть Петька предпочитал домашние яства и только за столом. Ждал, когда вся семья рассядется за огромным круглым столом, а затем прыгал прямо на стол. Важно обходил все блюда, пробуя по чуть-чуть все, что на нем было. Особенно он обожал картофельное пюре. Когда мама готовила, он спохватывался и с волнением спрашивал:

- Картошечка?

Мама поворачивалась в его сторону и, утвердительно кивая, отвечала:

- Да Петя, картошечку готовлю.

Петька успокаивался и продолжал до обеда заниматься своими делами.

Однажды он узнал, что его имя на итальянский манер звучит красивее и певучее – Петруччо. И сам итальянский язык пришелся попугаю по вкусу. Быстро схватив на лету несколько фраз, он стал приветствовать нас каждое утро, со значимой интонацией:

- Бонжорно!

А сделав крюк по квартире, он подлетал к зеркалу и, усаживаясь на толстую витиеватую раму, важно добавлял:

- Бонжорно, пикколо Петруччо.

С тех пор попугай каждый раз исправлял незадачливого собеседника, когда тот норовил назвать его Петькой.

- Петруччо! - важно твердил попугай.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Кинообзор: «Человек-волк»
  • Скорсезе и ДиКаприо на Берлинском кинофестивале
  • Депардье слишком «белый», чтобы играть Дюма
  • Три Петербургских свидания
  • «День Святого Валентина» завоевал кинозритей

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top