«Овсянка, сэр!» Австралийские истории

The Epoch Times26.02.2010 Обновлено: 06.09.2021 13:42

«Овсянка, сэр!» Австралийские истории


Какаду. Фото: Екатерина Кравцова/Великая Эпоха

«Овсянка, сэр!» Австралийские истории


Какаду. Фото: Екатерина Кравцова/Великая Эпоха
Австралийский пригород Сазэрлэнд тихое, спокойное место, окруженное Королевским
Национальным Парком. Этот второй по величине национальный парк в мире был
открыт для общественности в конце 19 века.
Открыт был с целью сохранения на
его территории природы в первозданном виде. Как рассказывают местные старожилы,
за этот довольно длительный срок в парке мало что изменилось.

Воздух здесь пропитан эвкалиптовыми маслами, чистый и я бы сказала, вкусный,
особенно, после дождя, когда кора и листва деревьев, становятся влажными. Запах
специфичный, ни с чем не сравнимый запах — австралийского леса. В этом
уникальном месте можно увидеть типичные австралийские пейзажи.

Неподвластные
времени суровые скалы и бесконечные холмы, поросшие величавыми эвкалиптами,
напоминают спину гигантского античного животного.

В этом затерянном от современной суеты месте чувствуешь себя
словно на съемках фильма «Парк Юрского Периода». Все в нем напоминает
доисторические пейзажи – гигантские деревья, высокие папоротники и различные
звуки пернатых обитателей леса. Разноцветные и шумные попугаи лорикеты, нежные
и любопытные розеллы, хохочущие кукабарры и важные мэгпаи населяют этот
замечательный парк. Но самые удивительные из них — это какаду.

Я с восторгом любовалась на гордо пролетающих королей этого
парка. Какие они большие, белые, с желтым хохолком, который так напоминает
золотую королевскую корону. Пожалуй, единственным недостатком у этих птиц, служит
их громкий и пронзительный голос. Как в той истории про Мюнхгаузена и павлина
«Не все то золото, что блестит». Помните, барон восхищался необыкновенно
удивительной красотой павлина и мечтал услышать его волшебное пение. Он полагал,
что эта птица поет так же божественно, как и выглядит.

Впервые услышав крик какаду, я сначала подумала, что кому-то очень плохо и
беднягу возможно режут. Выйдя на балкон, я внимательно осмотрела двор, но ничего
подозрительного не обнаружила. За исключением, мирно пролетающей стаи попугаев
какаду. Голос у этих птиц проигрывает, но все равно это не мешает мне
любоваться и восхищаться ими.

Вначале я наблюдала за какаду лишь издали, когда они восседали на высоком
эвкалипте, что рос напротив нашего
дома. Но однажды моя подруга и соседка Женя удивила, сообщив, что они с мужем
уже давно прикормили одного симпатичного попугайчика. Более того, они смело
кормят его с рук на своем балконе. Вот так новость для меня! О таком я могла
только мечтать!

Я никогда раньше не предполагала, что таких независимых и больших пернатых,
столь важно пролетающих мимо нашего балкона, можно приручить. Я загорелось
идеей прикормить моих любимцев. Вначале
я разложила на балконном столике кусочки хлеба с семенами. Уж если не хлеб их
привлечет, то, как минимум, семена. На это и был расчет. Но, увы, попугаи все
также пролетали мимо моего гостеприимного жилья.

Оставленное для них угощение я
всегда находила нетронутым и почти отчаялась на посещение желто-хохлатых
гостей. Но однажды, в декабре, в обыкновенное летнее субботнее утро, я внезапно
услышала сильный шлепок о металлические поручни балкона.

Обернувшись на звук, я
обнаружила долгожданного какаду. Он с достоинством восседал на краешке балкона.
Его черные, пуговками глаза с живым нескрываемым любопытством смотрели то на
меня, то на кусочки хлеба. Убедившись, что ему здесь ничего не угрожает, какаду
смело спрыгнул на балконный столик. Осторожно взял своей крепкой и ловкой
лапкой предложенный хлеб, посмотрел на меня внимательно, как бы говоря:

– Это мне? Спасибо.

И стал, неспешно есть. Как только с едой было покончено, он развернулся, кратко
крякнув, (наверное таки «спасибо») и полетел в сторону парка.

После этого замечательного визита я подобно одержимому исследователю стала
наблюдать за попугаями. Каждое утро я раскладывала свежие кусочки хлеба и ждала
гостей. На завтрак и ужин стали слетаться пернатые посетители. Вначале прилетал
лишь один попугайчик. Но впоследствии он стал приводить своих друзей. И однажды
я смогла насчитать около десятка какаду, которые заняли собой почти весь
балкон.

В один день у меня (так некстати) закончился весь хлеб, но
они продолжали сидеть и нетерпеливо ворчать, требуя продолжения банкета.
Исследовав кухонные полки, я ничего подходящего не обнаружила. Только в глубине
кухонного шкафа среди банок со специями, я обнаружила початый пакетик овсяной крупы.
Ну что ж, можно попробовать этот продукт – все же это злаковое, подходящее к птичьему корму. Насыпав немного
крупы на пробу, я отошла и стала наблюдать.

Попугаи подошли, попробовали на клюв, но есть не стали. Они,
ещё немного поскучав, посидели. Поняв, что большего от меня сегодня уже не
получат, укоризненно ворча, улетели. По-видимому, с целью искать других
добряков, с большим, чем у меня запасом провизии. Овсяную крупу я на всякий
случай не стала убирать с балкона.

На обратном пути, я заглянула в торговый центр и купила хлеба себе и попугаям. Вернувшись,
домой, первое, что я услышала – возню, исходящую со стороны балкона.
Приблизившись, обнаружила, что несколько какаду с нескрываемым удовольствием
поедают овсянку. Справившись с угощением, они попросили добавки. Я высыпала все
остатки крупы на балконный пол и когда они тоже закончились, предложила
попугаям хлеб. Они, к моему изумлению, от него отказались. Мне ничего другого
не оставалось, как только вновь идти в магазин. На сей раз – за овсяной крупой.

Прошла неделя, другая. Каждое утро я просыпаюсь под кряхтение и крики с моего
балкона. Какаду ждут своей очередной порции любимого ими лакомства. Страсть к
здоровому сбалансированному питанию не чужда и пернатым. Теперь я пробуждаюсь
от сладкого сна на свое собственное удивление быстро и легко. И спешу накормить
своих хохлатых любимцев. Открываю дверь балкона, щедро сыплю крупу и произношу
коронную фразу Бэрримора: «Овсянка, сэр!»

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА