Поэзия немецкой поэтессы Аннетты фон Дросте-Хюльсхофф

The Epoch Times28.04.2010 Обновлено: 06.09.2021 13:43

Поэзия немецкой поэтессы Аннетты фон Дросте-Хюльсхофф


Меерсбург. Фото: Николай Богатырев
Аннетте (Анна Элизабет) Дросте-Хюльсхофф (1797-1848)
немецкая поэтесса, прозаик. Родилась в деревне Хюльсхофф, около Мюнстера. В своём творчестве отражала лирическую сторону дворянской идиллии, эпические темы и религиозные мотивы

.

Она не вышла замуж. Всегда была холодна к балам и светским общениям. А вот
наедине с природой она проводила большую часть своего времени. Просторные луга, зеленые леса, ласковое озеро были для неё верными и добрыми друзьями.

На берегу Боденского озера в городе Меерсбурге к концу жизни Аннетте нашла своё маленькое счастье. Продав сборник стихов, она приобрела виноградник и маленький домик в стиле барокко.

Скромная, одинокая женщина, никогда не стремившаяся к славе и призванию современников, обогатила немецкую поэзию бесценными стихами. Ее творчество стоит в одном ряду с Шелли и Байроном.

ПРУД

Спокоен он в луче рассвета нежном,
Так совесть безмятежная чиста.
Целует бриз в зеркальные уста,
Не приласкав цветок прибрежный.
Вот над водой трепещет стрекоза,
Малютка-водомер танцует в упоенье,
Летит кармин, порхает бирюза,
И солнечные блики в отраженье.
Венчают берег травы над водой,
Дремотным песням камыша внимая,
А шелест лип приходит, исчезает,
И шепчет: мир…, спокойствие…, покой….

Погибший жаворонок

В твоих владениях бескрайних,
В зелёных зарослях полей
Мне песня та явилась тайной
При блеске утренних лучей.
Навстречу знойному светилу
Ты, словно мотылёк на свет,
Скользил поэмой легкокрылой,
С дерев слетал, как зрелый цвет.

Я ощущала эту битву
За новый день своим нутром;
Казалось, голос мой – лишь крикну –
Взовъётся над моим крылом.
Метало солнце злые искры,
Мой лик был заревом согрет,
Походкой шаткой и небыстрой
Я, мотыльком, брела на свет.

Всё ниже, ниже он спускался,
Обуглившийся, на поля —
Вот замер, судорогой взялся,
И в страхе вдруг узрела я:
Растаял звук прощальной песни,
Вблизи несвитого гнезда
Остался ты, в немом безвестьи,
В лучах застывший навсегда.

Хотелось слёзы лить, рыдая
Исторгнуть боль из сердца вон —
Вот так и жизнь моя, сгорая,
Замрёт, издав последний стон;
Вот так и ты, немое тело,
Почишь навеки на холме,
В тиши родимого предела,
В моей родимой стороне!

Последние слова

Мой дух уже в иных пределах.
Любимый, не роняй слезы!
Моя душа туда взлетела,
Где остановлены часы.

Там — вечный день, там — все свободны,
Покой и радость на челе…
И я молюсь о вас сегодня,
О вас — идущих по земле.

Исчезнут горести, незримо
Отступит боль… И в вышине
Крыло златое Серафима
На миг напомнит обо мне.

Но не печальтесь у могилы,
Не верьте, что огонь погас…
Я помню вас! Я вас любила!
Я и сейчас молюсь о вас!

ТРЕВОГА

Жизнь не жалеет сил, чтобы загнать в ловушку,
прижать к земле и время вспять пустить.
Хочу я сохранить свободной душу
И бесконечность мира ощутить!
Не затоптать меня слепому стаду,
Я распрямлюсь и вновь спасусь от них.
Хоть сердцу этому так мало места надо –
Вселенная тесна для чувств моих!

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА