Поэт Юрий Каминский

Автор: 24.05.2010 Обновлено: 06.09.2021 13:44
Стихи из сборника «В тени мерцающей свечи».

Поэт Юрий Каминский


Поэт Юрий Каминский. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха
***
Ни различий, ни сходств не ищу:
Слишком тесен воздух сравнений.

Горизонта соленый прищур –
Вот и все мое стихотворенье

О морском закате в окне,
О морозе, бегущем по коже,
О последнем декабрьском дне,
Обо всей моей жизни, быть может.

Поэт Юрий Каминский


Поэт Юрий Каминский. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха
***
Поэзия – лестница к Богу.
И каждое стихотворенье,
Если в нем волны истины
Плещутся, как в сосуде, —
Это уже ступенька.

И не имеет значения
Похвалят тебя сегодня
Или завтра осудят.

Но лестница бесконечна…

И сколько – сказать сложно –
Придется идти, падать,
Калечиться, снова идти.

И если, все это зная,
Ты продвигаешься все же,
Ты должен помнить, награды
Не будет на этом пути.

И ничего не будет.
Совсем ничего…
Кроме
Сосуда,
Что с каждой ступенькой
Становится все тяжелей.

А вверх или вниз ступеньки
Ведут тебя к Божьему дому,
Ты никогда не узнаешь
Об этом…
И не жалей.

Поэт Юрий Каминский


Поэт Юрий Каминский. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха
* * *
Кровавый соловей – двадцатый век,
Из рощ своих напел такие песни,
Что до сих пор взбухают вены рек
Опасной кровью тех, что не воскреснут.

А над порогом новая звезда.
И новый соловей
Из старой рощи
Нас убеждает в том,
Что кровь – вода
Столетий ненасытной толщи.

***
А В СТИХАХ…

А в стихах, как на войне…
Отступленье, наступленье,
Тошнота от исступленья
Утонувшего в вине
Убивать живую жизнь,
Жаждущего жизни слова.

Робкое – во сне – держись,
Начинать все надо снова.
Чистить душу. Рыть окоп.
Слушать дальние раскаты.
Запастись терпеньем, чтоб
Не рвануться рановато,
Не остаться без тылов,
И не угодить в ловушку.
На волну рассветных слов
Сердце напрягай и уши.

Слушай, душу приоткрыв.
И не прозевай мгновенья:
Гром и шум в ушах –
Прорыв
В тишину.
В стихотворенье.

***
ХАМСИН

Когда песок тысячелетий
На острых копьях междометий
Приходит в наши города,
Смолкают даже муэдзины.
А из подклети Мнемозины
Вплывает деда борода —

Исаака –
Тучей над Танахом
Она и белая рубаха,
И пальцев теплые лучи,
Переплетясь с напевом строгим,
Меня встречают у порога
В тени мерцающей свечи.

И эта тень тысячелетий –
Неисчерпаемый свидетель
Судеб сокровников моих.
В ее глубинах подневольных
Безостановочно, как волны,
Шумят страницы вечных книг.

И днем, и ночью шум несносный
В моих сосудах кровеносных
Течет, как времени вода.
И застит все на белом свете,
Когда песок тысячелетий
Приходит в наши города.

Юрий Каминский – автор маленькой аудитории. Русская библиотека в Иерусалиме как раз и собирает маленькие аудитории на ежемесячных встречах рубрики «272-ой стиллаж». Но, как мы все помним из русских мудрых сказок, маленький – он всегда удаленький.

О Юре Каминском, как о русском поэте, сказать удаленький – не принизить, но это не про него. Сказать – удалой, теплее слышится по смыслу, но не подходит ему, скромен человек.
Поэтический вечер, где мы встретились с ним, был удивительно теплым, обнимающим небольшую аудиторию и, одновременно, охватывающим целую Вселенную.

Юрий Каминский на этом вечере сказал о себе пару фраз: женат, есть дети, внуки, родился в кишлаке в Узбекистане в 1942 году, филолог, работал в Сибири, на Украине, в Белоруссии, печатается с начала 60-х годов, репатриировался в Израиль в 1998, спасая здоровье сыну.

Но этого было вполне достаточно, чтобы обрамить спокойным четким биографическим контуром ту живописную картину богатейшего внутреннего мира, которую своим поэтическим словом нарисовал поэт в этот вечер. Пусть названием этой картины станет сборник стихов поэта 1999-2007 годов «В тени мерцающей свечи». Небольшой зал библиотеки и маленькая да удаленькая аудитория вряд ли забудут поэтическую картину Юрия Каминского.

Вениамин Клецель – известный еврейский художник, который присутствовал на вечере, сказал Каминскому, прощаясь: «Вы – настоящий художник!»

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА