Легендарные китайские «Восемь бессмертных». Часть 7

The Epoch Times29.06.2016 Обновлено: 06.09.2021 14:27
Легендарные китайские «Восемь бессмертных». Часть 7
Цао Гоцзю, один из китайских «Восьми бессмертных (Ба сянь)». Фото: hi.baidu.com
Следующий из «Восьми бессмертных» («Ба сянь»), о котором пойдёт
речь, это Цао Гоцзю, которого считают покровителем актеров и мимов.Цао Гоцзю был представителем правящего клана времен династии Сун (960-
1279 г.г). Его изображают в красной одежде и головном уборе чиновника
высокого ранга с кастаньетами и с нефритовой дощечкой, держащим пару
императорских эмблем, дающих право входить в императорский двор, так как
он по рождению – член семьи одного из императоров Поднебесной.

Согласно «Запискам о чудесном проникновении бессмертного государя
Чуньяна» Мяо Шань Ши (14 век), Цао Гоцзю был сыном первого министра Цао
Бяо и младшим братом императрицы Цао Тай-хоу. Гоцзю – не имя, а титул
для братьев императрицы, буквально – «дядюшка государства».

Цао Гоцзю с детства презирал богатство и знатность, мечтая лишь о
«чистой пустоте» даосского учения. Повзрослев, он попрощался с
императором и императрицей, и отправился бродить по свету. Император
подарил ему золотую пластинку с надписью: «Гоцзю повсюду может
проезжать, как сам государь».

При переправе через реку Хуанхэ перевозчик потребовал с него денег. Цао
предложил ему вместо денег золотую пластину, и его спутники, прочитав
надпись на пластине, стали оказывать ему царские почести, а перевозчик
обмер от испуга. Тогда сидевший в лодке Даос строго сказал ему: «Если
ушел в монахи, то зачем являешь свое могущество и пугаешь людей!» Цао
склонился в поклоне и скромно ответил: «Как смеет Ваш ученик являть свое
могущество!»

– А можешь бросить свою пластину в реку? – спросил Даос.

Цао тут же швырнул свою пластину в стремнину. Тогда Даос (а это был Люй
Дунбинь) подумал, что этот человек достоин отправиться в Страну
блаженных.

В Стране блаженных в это время пировали семь бессмертных. В разгар пира
Ли Те Гуай, бывший распорядителем всех празднеств, сказал:

– Друзья, нас здесь семеро. Мы занимаем семь из восьми гротов в Небесных
сферах. Если бы еще один бессмертный прибавился к нам, то круг бы
замкнулся. Не знаете ли вы кого-нибудь достойного?

– Я слышал, что у императрицы Цао есть младший брат, нравственные
качества и стремления которого соответствуют нашим взглядам. Как вы
полагаете, не следовало ли принять его в наше общество? – спросил Люй
Дунбинь,

Это предложение было одобрено всеми. Чжун Ли Цюань взялся испытать,
насколько искренне брат императора стремится к постижению Дао.

Жизнь же самого Цао в то время складывалась безрадостно. У Цао Гоцзю был
младший брат, Цао Эр, который вел распутный образ жизни и делал всякие
мерзости. Все это оскорбляло Цао Гоцзю, но исправить брата он не мог, а
только своими попытками настраивал его против себя.

– Законы природы устроены так, что люди, творящие добро, будут
вознаграждены, а поступающие дурно – погибнут. Мне стыдно за тебя, более
того, я предвижу твою тяжелую судьбу – говорил Цао Гоцзю брату.

Брат не слушал его советов и убил одного ученого, чтобы овладеть его
красавицей-женой. Женщина обратилась за помощью к Цао Гоцзю, но он
прогнал её, и стражники избили её проволочной плетью. Цао Гоцзю заставил
брата отказаться от красавицы, и брат бросил её в колодец, из которого
женщину спас старец – дух одной из звезд. Тогда несчастная женщина
добралась до неподкупного судьи Бао, который приговорил Цао к
пожизненному заключению, а его брата казнили.

Когда государь объявил амнистию, Цао освободили. С тех пор он, в
искупление грехов брата, стал раздавать милостыню нищим, расстался с
семьей и друзьями, и удалился в горы, где в одиночестве стал изучать
Дао. В горах его посетили два таких же, как он, отшельника. Это были
Чжун Лю Цуань и Люй Дунбинь. Они спросили, что он делает в одиночестве.

– Единственная цель моего пребывания здесь – постичь Дао, – ответил Цао
Гоцзю.

– Где же находится Дао? – спросили они его.

– Дао там – сказал Цао и указал на небо.

– А где же небо? – спросили бессмертные.

Вместо ответа Цао Гоцзю указал на свое сердце.

Чжун Ли Цюань улыбнулся и сказал:

– Сердце есть небо, а небо есть Дао. Ты осознал в происхождение вещей! –
и тотчас же превратил Цао Гоцзю в бессмертного.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА