Мужское артфото Ивана Порто

The Epoch Times12.07.2010 Обновлено: 06.09.2021 13:45
В жаркий июльский вечер в ивановской галерее «Классика» ЗАО «НПО Консультант» вспоминали Ивана Борисовича Порто: одного из ведущих российских историков искусства, кандидата искусствоведения, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации, художника и талантливого организатора.

Конечно, Порто известен ивановцам, прежде всего, как автор и многолетний куратор проекта «Зеленый шум» в Музее пейзажа города Плеса, объединившего художников-пейзажистов из разных регионов.

Иван Борисович Порто был секретарем правления Союза художников России, ученым секретарем Третьяковской галереи, руководителем Департамента государственной поддержки искусства в министерстве культуры. Кроме этого, он был мастером художественной фотографии с ярко выраженным сильным, мужским началом. Он — автор персональных выставок в Москве и Ярославле, в Рязани и Вологде, в Таллинне и Каире, был награжден серебряной медалью Российской академии художеств и избран почетным членом этой академии.

Порто, несмотря на уважительное отношение к коллегам, мог быть и критичным, и требовательным, что, согласитесь, в пронизанном корпоративными взаимоотношениями мире искусства встретишь нечасто. Вместе с тем, он, по воспоминаниям друзей, буквально «влюблялся» в художников, уделяя много внимания комплектованию их произведениями государственного музейного фонда.

Внезапная смерть Ивана Борисовича… впрочем, печаль о нем в этот июльский вечер была светла: супруга фотохудожника представила нам выставку его работ разных лет. Кижи на черно-белом снимке и лицо пожилой англичанки, строгие линии полуразрушенного амфитеатра, сирийские колонны и один из реконструированных столичных вокзалов, китайские «зарисовки» с натуры. Главное — замысловатая игра света и теней, передача фактуры материала, умение видеть в физической изношенности, в потрепанности и во фрагментарности — красоту и неповторимость.

Напомню лишь несколько фотографических артсерий Ивана Порто: «Грани реальности», «Форма и цвет», «Саркофаги». Причем, последние художник фотографирует фрагментарно, как, к примеру, и амфоры, не давая нам предмет целиком, а сосредоточивая внимание зрителя на деталях, незаметных на первый, беглый, суетный взгляд.

Впрочем, Ивана Борисовича не только тянуло к далеким странам, есть у него и работы, посвященные России (вот бы их в «Классике» представить!).

Стало уже банальностью высказывание об архитектуре, как о застывшей в камне музыке, но нечасто встретишь тонко подмеченную фотохудожником завораживающую очаровательность линий, форм, сочетание цветовых решений, поэтику предметов быта… к примеру, синие пластмассовые стулья.

Фототворчество Ивана Порто (уже вневременное) — аргумент в затянувшемся споре о том, должен ли организатор искусства сам быть художником. Казалось бы, не обязательно, но в данном случае, смотря в запечатленное пространство и в остановленное время, ощущаешь шероховатость камня, красный глянец меди, тепло мрамора. Тогда и разрушенный памятник — арт-объект.

Ностальгические интонации на этом вечере звучали, но доминировала живая память о не напрасно прожитой земной жизни.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА