Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть
    Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю

    Ничем, кроме сочинительства…

    Илья Бокштейн на обратной обложке книги его стихов Илья Бокштейн на обратной обложке книги его стихов "Фантазия страстей".Поэт Илья Бакштейн прожил в Израиле 28 лет (1972-1999 гг.). «Ничем, кроме сочинительства , не занимался», - писал он о себе. Он был известен как поэт, эссеист, переводчик.

    Печатался, выступал, был членом Союза писателей Израиля. Он уже жил в хостеле в Яффо, когда мы, его родственники в 1973 году приехали в страну, и он нам рассказал об арабском квартале Ротшильда, о своей жизни. Много позже он рассказал мне, как он переехал границу России в аэропорту Шереметьево в Москве, в городе, где он родился 11 марта 1937 года.

    Ни одно его стихотворение не было напечатано в России, когда он покидал ее, а ему тогда было 35 лет. В единственном его чемодане, который был с ним при выезде, лежали листы исписанной бумаги и три новые рубашки, которые подарили ему родственники.

    Чемодан долго досматривали, но вернули, очевидно, ничего не поняв в написанном. 26 февраля 1972 года Илья приземлился в Лоде.

    В начале 70-х, в Израиле выходил один русскоязычный журнал – «Сион», и, на одном развороте маленького формата, газета «Наша страна».

    В 1975 году журнал напечатал подборку стихов Ильи, часть из коих была в том чемодане. Подборка начиналась стихотворением:

    *** Я еврей. Не мадонной рожден, Не к кресту пригвожден, И тоски мне не выразить всей. Цепи рода на мне, Скорбь народа во мне, Я застыл у Безмолвных дверей.

    Это стихотворение, написанное еще в Москве, послужило поводом для приема его в литературное объединение Ефима Друца, нелегальное конечно, которое он посещал по возвращении из ссылки. Писать стихи он начал в заключении, в Потьме (Мордовия), где отсидел весь срок – 5 лет – за выступление в 1961 году на площади Маяковского, рассказав присутствующей молодежи, как надо изменить существующую жизнь в стране. Осужден он был вместе с Э. Кузнецовым и В. Осиповым, которые на той же площади читали стихи.

    В Израиле вышла в 1978 году книга «Поэзия в концлагерях», там поместили и стихи Ильи.
    Он рассказал потом, что заключенные любили стихи, их писали многие. Стихи переписывали от руки и передавали друг другу: отлученными от нормальной жизни людям поэзия приносила надежду. В книге напечатано стихотворение Ильи «Поэма любви»:

    *** Вдвоем нести любовь нам тяжело, Но одному мне тяжелее вдвое. И почему мне так не повезло: Быть может, оттого, что сердце злое… А может, потому, что ум глубок И женщину в себя не подпускает. Иль может, потому, что только Бог Любовью совершенной обладает.

    Такие стихи – концентрация человеческих чувств – приносили людям облегчение.

    В заключении Илья выучил английский язык. В Потьме было немало интеллигенции, многие знали языки, и администрация их использовала не только на лесоповалах: они переводили книги, и эти переводы были подписаны вымышленными именами…

    В 1975 году (к этому времени приехало немало русскоязычных читателей, писателей и поэтов) стало реальностью появление журнала «Время и мы». Редактор журнала Виктор Перельман, начиная с 1976 года, печатал циклы стихов Ильи Бокштейна во многих номерах и последующие годы. Илье они принесли популярность – не только в Израиле, но и в Америке, и в тех странах Европы, где журнал распространялся.

    В середине 80-х стихи были опубликованы Константином Кузьминским в антологии «У Голубой лагуны» в Америке, Б.Толстым – во Франции (альманах «Мулета»), Питером Леви – в Англии («Антология русской поэзии 20 века»).

    В это же время в Израиле вышла книга Ильи «Блики волны» (издатель книги – Эфраим Баух). Это факсимильное издание с рисунками автора – теперь библиографическая редкость.

    Стихи Ильи были напечатаны в антологии Андрея Ровнера «Гнозис» в 1994 году – в переводе на английский язык (переводчик Ричард МакКейн). По мнению Аркадия Ровнера, исследователя русского авангарда, Илья Бакштейн вошел в плеяду авангардистов 20 века в ряду таких поэтов как Л.Аронзон, С.Красовицкий, А.Волохонский и др. В последующие годы Илья публиковался практически во всех русскоязычных изданиях Израиля, и даже в России появились публикации его произведений.

    На смерть поэта Л.Аронзона Илья написал стихотворение, опубликованное впервые в альманахе «Гнозис» в Нью-Йорке в 1979 году Аракадием Ровнером:

    *** Здесь, кроме тишины, кого-то нет. Кого-то нет, застыло удивленье. Струится дождь, как с листьев тонкий свет, Намокший лист – намек освобожденья, Разрыв – теперь мы чуть – от ветра отклоненье, Хоть ветра нет – есть чистота листа. Здесь, кроме тишины, поэта нет…

    Илья Бакштейн умер 18 октября 1999 года, похоронен на тель-авивском кладбище ха-Яркон. Теперь строки стихотворения о Л.Аронзоне можно отнести и к самому Илье.

    В последние годы его жизни я старалась убедить его издать ранее опубликованные произведения, разбросанные по журналам, альманахам и антологиям, отдельной книгой. Но планы эти не осуществились. В память о нем я, двоюродная его сестра, вместе с друзьями Ильи собрала книгу «Избранные публикации» - для новых читателей.

    Она издается в трех частях.

    Первая часть, «Быть я любимым хотел…», выпущена в середине 2001 года. Вторая часть – «Говорит Звезда с Луной…» - и третья – «Авангардист на крышу вышел…» - готовятся к печати.


    Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

    Вас также может заинтересовать:

  • Телевидение NTDTV объявляет четвертый Международный конкурс классического китайского танца
  • Писательница Мина Лейн: «Это, ведь, все так и было»
  • Траурный парад в Вашингтоне
  • Перевернулся трамвай в Одессе: один человек погиб
  • В Южной Корее премьер-министр ушел в отставку

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма
  • Наш канал в телеграм

  • Top