Жестокие преступления в Китае противоречат официальным утверждениям о «гармоничном обществе»


Чжен Миншен (в центре), 41 год, бывший врач, выведен из зала суда после вынесенного ему смертного приговора в Нанпине, в юго-восточной провинции  Фуцзянь Фото: AFP /Getty ImagesЧжен Миншен (в центре), 41 год, бывший врач, выведен из зала суда после вынесенного ему смертного приговора в Нанпине, в юго-восточной провинции Фуцзянь Фото: AFP /Getty Images28 апреля Чжен Миншен был приговорен к смертной казни за нападение с ножом на учащихся начальной школы в южно-китайском городе Нанпине, провинции Фуцзянь. Девять детей погибло во время этого инцидента.

В течение трех дней после преступления Чжена Миншена произошли еще три нападения на школьников в Китае.

Выражение гнева

Обвинитель, расследовавший дело в Фуцзяне, сделал заключение, что нападавший выражал свой «гнев против общества». Тема преступлений «антиобщественной тенденции» получила обширное освещение в китайских СМИ.

Статья, опубликованная в Nanfang Weekly, указывает, что местные власти никогда не упоминали, что убийца был психически больным; также не было упомянуто о такой возможности в официальном «руководстве» об освещении трагедии.

Общественное мнение на китайских Интернет-форумах выражается в пользу того, что социальная несправедливость в Китае подталкивает людей совершать акты отчаяния.

На фото, распространившемся в Интернете, показан плакат, установленный родителями перед начальной школой. На плакате написано: «Каждый долг имеет своего должника. Впереди, справа находится правительственный офис». Совет школы просит высказывать свои обиды непосредственно правительству, а не изливать их на невинных школьников.

После трех нападений, которые потрясли Китай, СМИ утратили ту свободу, которую они имели, когда описывали первый случай. Все репортажи о нападениях на детей должны были повторять информацию государственного издания «Синьхуа», местные административные органы отказались раскрывать личные данные преступников.

Один из убийц, Чень Бинкан из г. Лейчжоу провинции Гуандун, согласно некоторым сообщениям, был серьезно болен неврастенией и находился в длительном отпуске по болезни.

Относительно инцидентов в Вейфане провинции Шандун и г. Тайсин провинции Цзянсу, было немного доступной информации об убийцах, отличной от официальных источников.

Статьи в СМИ также изменили свой тон. Статья, подписанная Цао Линем, была размещена почти во всех новостных веб-сайтах. Главная мысль статьи заключалась в том, что люди должны отказаться от такого понимания, что эти преступления были совершены «из мести обществу», говорящих в пользу недостатков системы «социальной справедливости».

Другие статьи подчеркивали, что СМИ не должны сообщать об этом «только потому, что новость существует». Множество людей испытывают негодование против социальной системы, и это может подтолкнуть людей подражать преступлениям, утверждали одни авторы. Другие отмечали, что нападавшие обвиняют других в своих несчастьях и используют насилие, чтобы привлечь внимание общества к своим собственным проблемам.

Начавшиеся дискуссии о причинах преступлений не заставили режим задуматься. Вина, в конечном счете, была возложена на сообщения СМИ, приведшие к «подражанию преступникам». Утверждение такого мнения дало режиму основание для дальнейшего наступления на свободу прессы.

Разоблачение режима

СМИ функционируют, чтобы привлечь внимание общественности к социальным проблемам. С открытыми дебатами, при отсутствии политического вмешательства, СМИ могут помочь людям отличить правду от лжи и исцелить социальные язвы. Моральное осуждение несправедливости удерживает людей от преступления.

Трудно представить, как мучительно было для семей погибших общественное равнодушие, вызванное отсутствием достаточного освещения в прессе. После инцидента в Тайцзине десятки тысяч местных жителей устроили демонстрации на улицах, требуя, чтобы местная администрация прекратила скрывать правду.

Почему же тогда режим ограничил освещение убийств после 28 апреля?

«Предотвращение подражания преступлениям», похоже, действует просто как оправдание для дальнейшего контроля за СМИ. Что действительно заботит режим - это то, что расследование причин убийств приведет к разоблачению проблем, созданных самим режимом. Даже ограничение информации показывает, что у инцидентов имеются теневые стороны, которые режим не хочет раскрывать.

В сообщениях говорится, что до совершения преступления,Чень Бинкэну было предложено прекратить преподавание, и он был отправлен в долгосрочный отпуск по болезни своими работодателями начальной школы в г. Хонфу. Материковые СМИ сообщили, что сведущие лица полагают, что Чень совершил преступление из мести. Были ли причины, по которым Чень не мог согласиться с решением школьных властей, рекомендующих ему прекратить преподавание? Если мотивом была месть, почему Чень выбрал другую школу (г. Лейчэн, начальная школа №1) своей мишенью вместо своей собственной школы?

Сообщение по случаю нападения Ван Юнлая в Вэйфане также оставляет место для подобных вопросов. После убийства пяти детей Ван поджог себя вместе с другими двумя детьми. Такое поведение не может быть просто объяснено как нечто, направленное на «привлечение общественного внимания».

Согласно онлайн-сообщению, «Самосожжение Ван Юнлая: тайна, которой вы не знаете», написанного человеком, который утверждает, что знает правду о ситуации, Ван не страдал психическим расстройством. Местные органы власти насильно разрушили недавно оотстроенный дом Вана и обвинили его в незаконном занятии земли. В сообщении говорится, что Ван зарегистрировал собственность у деревенских властей. Вану не дали никакой компенсации, когда его собственность была насильно уничтожена (сообщение на China Health Information Net).

Сообщения о нападении в Тайцзине находились под строгим контролем с самого начала. СМИ были обязаны использовать только сообщения рупора режима - информагентства «Синьхуа». А официальная версия отличается от версии местных жителей. Власти утверждали, что убийца Ху Юйюань «был плохим парнем, который сделал много плохого». Но местные жители сказали, что Ху совершил преступление после насильственного сноса его дома, потому что он впал в состояние отчаяния.

Произошел другой инцидент в провинции Фуцзян, в котором три блоггера были приговорены к тюремному заключению за попытку разоблачить групповое изнасилование и убийство, и этот случай показывает, на что способен режим.

Случайный выбор мишени

Чтобы остановить такие преступления, следует понять их мотив. Были ли убийства вызваны безработицей или принудительным сносом домов - в любом случае это проблемы, которые китайское общество не может игнорировать. В своей статье, озаглавленной «2009 год. Череда принудительных сносов», журналист Southern Metropolis Daily Тэн Ренвей пишет: «Я стал свидетелем увеличения критического уровня новостных сообщений о принудительном сносе (об инцидентах ниже этого уровня не сообщаю). К сожалению, похоже, только самосожжение может привлечь внимание СМИ».

Но, очевидно, все это не оказало влияния на власть. Не было проведено никакого надлежащего расследования и не были приняты меры против должностных лиц в Китае, несмотря на тот факт, что инцидент самосожжения, кажется, непосредственно связан с насильственным разрушением жилищ. Если даже такой инцидент не смог пробудить власти, то нетрудно понять, почему некоторые в отчаянии прибегают к таким ужасным действиям.

Во время пекинской Олимпиады, безработный из города Ханчжоу провинции Чжецзян Тан Юнмин убил американского туриста и покончил с жизнью, выпрыгнув из здания. Причина, которую он привел, состояла в том, что только убив иностранца, можно было привлечь мировое внимание к проблемам в Китае", - говорится в сообщении Boxun.com.

Кажется очевидным, что четыре нападения на невинных школьников, являются результатом долговременного накопления враждебности, воспитанной официальной политикой режима. С конца прошлого века Китай все больше превращается в общество без законов. Насильственные преступления, совершаемые правительством под лозунгом «Проводить в жизнь закон», не менее варварские, чем преступления мафии.

Процесс приобретения земли в сельских районах перерастает в схватки между крестьянами и местными вооруженными силами. Насильственный снос домов в городских районах встречается с отчаянным и ожесточенным сопротивлением и подавляется еще большим насилием.

Хотя были случаи, когда отдельные люди действовали отчаянно против полиции и властей, которые заставили их страдать, но негодование и гнев выплескивались в произвольные акты насилия против невиновных людей.

Социальная структура, которую можно охарактеризовать как «Победитель получает всё», сформирована группой деградировавших политиканов, пытающихся контролировать все социальные ресурсы, чтобы они служили их интересам. Это является корнем всех проблем. Тирания только усиливает гнев толпы. Так же, как насильственная политика режима лишена сути, преступления в сегодняшнем китайском обществе, кажется, не имеют моральных обоснований.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Одноразовые пищевые контейнеры китайского производства вызывают раковые болезни
  • Коммунистическая "мораль" и прелюбодеяние
  • В Тайване губернатора провинции КНР обвинили в геноциде
  • В Китае увеличивается число фальшивых девственниц
  • Китайские иероглифы: благополучие

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top