Там, где серебряный рассвет


Пеликан: Фото: Екатерина Кравцова/Великая ЭпохаПеликан: Фото: Екатерина Кравцова/Великая ЭпохаАлым заревом опустился на реку солнечный закат. Все птицы, обитавшие в этом спокойном и безопасном месте, щедро делились накопившимися за день новостями. Было шумно и весело, как на удавшейся вечеринке. Ветви молодого эвкалипта были увешаны, словно новогодними украшениями, разноцветными попугаями. Чайки разбрелись по берегу, так громко и вздорно крича, будто бы ссорились. А черно-белые мэгпаи* завели, как обычно, свою протяжную вечернюю песню. Только пеликаны, устроившись на маленьком островке посреди реки, спокойно и деловито рассуждали о предстоящих делах.

— Река мелеет. Рыбы становится меньше. Нужно перебираться севернее, на Белое озеро,— говорил самый крупный и старший Пеликан.

— Ты прав, Ларри, завтра с утра и полетим,— одобрив идею старшего, закивали все пеликаны.

Лишь один, сидящий спиной к стае, Пеликан оставался равнодушным к их разговору и с грустью смотрел на заходящее солнце.

— Энди! Ты слышал, завтра полетим на Белое озеро,— сказал, подойдя к печальному Пеликану, Ларри.

— Я останусь здесь,— тихо, но уверено произнес Энди.

— Дружище, Её уже не вернёшь. Столько времени прошло. Почти два месяца. Мне очень жаль, но думаю, что она погибла,— сочувственно произнес Ларри.— Я понимаю, тебе тяжело. Но жизнь продолжается и надо жить.

— Зачем?— внимательно смотря на Ларри, спросил грустный Пеликан.

— Просто радоваться каждому дню, ласковой воде и вкусной рыбе.

— Без Неё все в этом мире теряет всякий смысл и краски.

Ларри укоризненно посмотрел на Энди, тяжело вздохнул и произнес:

— Надо лететь, здесь становится всё меньше и меньше рыбы. Самая крупная ушла из-за того, что река мелеет. Осталась лишь мелочь, которой хватит только чайкам и цаплям.

— Я остаюсь,— твердо сказал Энди.

— Но почему?— спросил мудрый Пеликан.— Как же ты будешь жить? Подумай о себе. Её этим не вернёшь, а сам умрешь от голода.

Печальный пеликан обвел взглядом островок, посмотрел на мирно бегущую реку, бросил взгляд на раскидистые мангровые деревья и уверенно сказал:

— Я остаюсь потому, что только в этом месте Серебряный рассвет.

* * *

— Серебряный рассвет,— шепотом повторял сам себе одинокий Пеликан. Вокруг было тихо. Птицы на реке уснули. От воды шла приятная прохлада. В темном небе светила огромная круглая луна, отражая свой свет в спокойной воде. Река, словно чешуя огромной рыбы, переливалась в отблеске ночного светила.

— Да, именно так сказала моя любимая в наш первый с ней рассвет,— вспоминал Энди.— Мы тогда не спали всю ночь. И впервые в жизни наблюдали восход солнца. Ночное небо, как сейчас, было усыпано звездами. Мы просто стояли рядом друг с другом и молчали, наблюдая, как просыпается мир. Нам казалось, что мы одни во всей вселенной и что солнце восходит ради нас. И что первые лучи будут улыбаться только для нас двоих во всем этом огромном мире. Но, самое главное, мы верили— так будет всегда.

Опустив голову, Пеликан глубоко задумался. В последнее время он мало спал и еще меньше ел. Больше сидел на краю Пеликаньего острова и с тоской смотрел на восток, ожидая восход солнца и надеясь на чудо. Вначале он рьяно верил, что его любимая жива и скоро вернётся. Но с каждым новым закатом его надежда угасала. Угасало и желание жить.

* * *

— Смотри, небо становится заметно светлее!— ликуя, воскликнула Ника, указывая крылом на нежно-серый небосвод.— Как это чудесно! Я никогда не встречала восход солнца. Замечательно наблюдать, как утро осторожно отодвигает тьму и ночь. Солнца еще не видно, но его ранний свет, как предвестник надежды уже заполняет землю.

— Я чувствую то же самое, любимая,— с нежностью отвечал ей Энди.

Небо становилось спокойным и серым. Простые краски утра, но от них было невероятно радостно и хорошо двум влюбленным.

— Серебряный рассвет,— задумчиво говорила Ника.

* * *

Почти год назад Ника поселилась на Пеликаньем острове. Стая приняла её охотно и полюбила за её доброе и открытое сердце. Она вдохновляла всех своим простым и веселым нравом. Умела в самом скучном и пасмурном дне находить прекрасное и доброе. С ней было легко и интересно. Энди сразу влюбился в неё и предложил создать новую пару на Пеликаньем острове.

Всё шло замечательно, и они были самой красивой и счастливой семейной парой…пока не случилась трагедия. Энди было мучительно больно вспоминать тот злополучный день.

Ничего не подозревая, они мирно плыли по тихой глади реки среди мангровых деревьев. Был жаркий летний полдень. Время обеда. Пеликанья пара, как обычно, плыла бок обок в поисках рыбы.

Ника опускала под воду клюв и ловко ловила мелкую и более крупную рыбёшку. Как вдруг, запустив клюв в очередной раз, она быстро схватила проплывавшую мимо крупную на вид рыбу. Подняв голову, Ника старалась проглотить ее, но неожиданно рыба оказалась твердой и плотно застряла в горле. Птица прикладывала все усилия, чтобы высвободиться, но злополучный предмет накрепко засел в узком пеликаньем горле. Им оказалась пластиковая бутылка, безалаберно брошенная кем-то в реку.

Энди пытался помочь своей возлюбленной, но все его старания были бессильны. Бутылка прочно застряла в горле и мешала дышать. Задыхаясь и теряя силы, Ника поплыла к берегу. Держаться на воде становилось всё труднее и труднее. Энди был уверен, что на суше у Ники получится освободиться от смертоносного предмета. Но, к сожалению, как не старалась бедняжка, бутылка оставалась на прежнем месте. Грустно взглянув в последний раз на Энди, ослабленная и измученная Ника упала на землю, не в состоянии больше бороться.

Гуляющие вдоль реки люди заметили страдания бедной птицы. Они подошли, быстро взяли её на руки и понесли к стоящей на обочине машине. Проводив людей печальным взглядом, Энди стал каждый день возвращаться к тому месту, где он в последний раз видел свою любимую. Надеясь, что люди привезут живую и невредимую Нику обратно. Так прошло два месяца. Приезжали машины, останавливались на обочине, из них выходили люди, беззаботно любовались природой и видами, но его любимой с ними не было.

* * *

Еще в тот трагический день, в одиночестве вернувшись на остров, Энди с тоской и скорбью смотрел на белые перышки любимой. Лежащие на земле, они ещё не успели покрыться влагой и песком. Три чистых белых пера, слегка колышась на ветру, напоминали о недавнем присутствии Ники.

— Она будет жить. Она выкарабкается. Люди неспроста забрали ее с собой. Многие рассказывают, что они подобны волшебникам и творят чудеса. Все будет хорошо,— успокаивал его в тот день Ларри.

Энди с благодарностью смотрел на друга и с тех пор, просыпаясь на рассвете, он каждый день надеялся, что именно сегодня Она непременно вернётся к нему. Лучи яркого солнца вселяли оптимизм и веру.

Но дни шли, складываясь в недели. Уже прошло больше двух месяцев, а любимая не возвращалась. В стае грустного Пеликана уже никто не подбадривал. А когда и пытались поддержать печального Энди, то всякий раз это выходило фальшиво и неубедительно. От этого Энди становилось еще хуже. Он понимал, что уже никто не надеется, что Она осталась жива.

* * *

Прошел ещё один месяц. Энди теперь был единственным хозяином Пеликаньего острова. В одиночестве он всё реже плавал по реке. Рыбы, действительно, становилось меньше. Но из-за тоски и печали он не чувствовал голода. И, как прежде, ежедневно, сидя на краю острова, встречал рассвет.

— Не может быть, чтобы в этом мире не было чудес. Вот сейчас очень темно, и кажется, что эту тьму ничто не сломит. Но чудесным образом скоро взойдет солнце, и мир засияет, заулыбается всеми красками, на которые он так богат,— думал Пеликан, рассматривая ночное небо, на котором сияла одинокая звезда. Она отблескивала своим слабым светом в такт теплившейся надежде исстрадавшейся души.

Но вскоре небо стало сереть, и звезда медленно угасла. Наступило утро, река вновь ожила, проснулись птицы, весело и дружно щебеча. Над кувшинками и белыми лилиями запорхали бабочки. Пеликан с тоской и грустью провожал взглядом утиное семейство, которое скрылось в зарослях камыша. Но с первыми яркими лучами солнца внезапно затрепетало и заволновалось сердце в пеликаньей груди. Надежда не желала угасать, подобно звезде в серой утренней дымке. Она вновь ожила и окрепла со светом и новым днем.

Пеликан хотел полететь на другой конец реки в поисках завтрака, но неведомая сила и чрезмерное волнение удерживали его.

«Что-то сегодня не так, как всегда. Я чувствую, что сегодня должно случиться непременно что-то хорошее. Может моим мучениям придет конец, и я умру. И тогда встречусь со своей любимой там, в сказочном мире, про который рассказывал нам мудрый Ларри». Так думал пеликан, и эти мысли его немного успокаивали.

В солнечном свете, в голубом и чистом небе неожиданно появилась темная точка. Она медленно, но верно приближалась к пеликаньему острову. Энди заволновался и стал пристальнее всматриваться в лазурное безоблачное небо. Точка росла, и теперь уже можно было с уверенностью сказать, что это была крупная птица. В солнечных ярких лучах она сверкала удивительной белизной.

Энди не верил своим глазам. Этого мгновения он ждал все последние три месяца, сидя в одиночестве на краю Пеликаньего острова. Быстро оторвавшись от земли, он стремительно взлетел ввысь. И теперь, расставив крылья, парил навстречу своей любимой. Сердце от радости и волнения стремилось вперед, к родной и милой душе. Энди напрягся и сильнее взмахнул крыльями, чтобы быстрее приблизиться к тому, кого он так долго ждал, кого так сильно любил.

*Мэгпай – эндемичная австралийская птица


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Вышел ролик «Черного лебедя» Арофонски
  • Путь по шпалам
  • Фильмом Иствуда завершится Нью-йоркский кинофестиваль
  • Бестселлер Элизабет Гильберт на большом экране
  • На озере

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top