«Русский» депутат из США Алек Брук-Красный: «Страной нужно управлять так, чтобы приобрел народ, а не человек, стоящий у власти»


Алек Брук-Красный, «русский» депутат из США. Фото: Ульяна КИМ/Великая ЭпохаАлек Брук-Красный, «русский» депутат из США. Фото: Ульяна КИМ/Великая ЭпохаВ 2008 году в Ассамблею штата Нью-Йорк впервые был избран эмигрант из бывшего Советского Союза Алек Брук-Красный. Он представляет 46-й избирательный округ Бруклина, в котором проживает около 120,000 человек. Примерно 20 процентов из них составляют русскоязычные американцы.
В один из приемных дней «русский» депутат согласился ответить на вопросы корреспондента газеты «Великой Эпохи». О чем был разговор? Ну, да, конечно же, о России… и о свободе.
- Алек, о Вас пишут, что вы первый русский, кто выдвинулся в большую политику в США. Расскажите, пожалуйста, какими полномочиями обладает депутат Ассамблеи.
А.Б.: Депутат Ассамблеи - это человек, который отвечает за округ, в котором проживают около 127 тысяч жителей. Одновременно это человек, который работает со всеми выборными лицами в городе, штате, на федеральном уровне.
- Почему до Вас никому из русских не удавалось прорваться в большую политику? Было ли это связано с тем, что не было личности, обладающей определенными качествами, или не давали пробиться, как эмигранту?
А.Б.: Дело в том, что ведь нет ни одного округа, будь то округ Ассамблеи, или округ городского Совета, сената, где присутствовало бы достаточно большое количество русскоязычных избирателей, куда мог быть избран человек, говорящий по-русски.
Такого не может быть. Чтобы быть избранным в Ассамблею, человек должен участвовать в общинной жизни города, поддерживать отношения с другими этническими группами. Ему нужно иметь определенную репутацию не только в русскоязычной общине, но в основном за ее пределами. Это то, что, на мой взгляд, пока не удается другим кандидатам.
- Каков национальный состав вашего округа? Первое впечатление действительно таково, будто в Бруклине проживает в основном русскоговорящее население.
А.Б.: В моем округе больше афро-американцев, чем русскоязычных избирателей. Поэтому голоса русскоязычных американцев, конечно, имеют значение, но не решающее. Человек, претендующий на какую-то политическую позицию, должен быть хорошо известен за пределами русскоязычной общины. Это сложный процесс, для этого требуется время.
Мне приходится много заниматься общественной работой. Была создана зонтичная организация, в которой представлена русскоязычная община Нью-Йорка. Я занимался и бизнесом, который в свое время играл роль общинного центра не только для русских.
- Вы сейчас находитесь в самом начале политической карьеры, до какого уровня могут дойти Ваши амбиции?
А.Б.: (смеется) Наверно я буду думать о выборах в Конгресс, но, теоретически, можно дойти и до вице-президента. Им может стать любой гражданин Америки, для этого не обязательно родиться здесь.
- А если немного пофантазировать, и Вам предложили бы стать президентом России, какие реформы провели бы в первую очередь?
А.К.: В России? Ну, нет, это слишком сложный вопрос. Я примерно понимаю, что происходит в России, и считаю, что все зависит от уровня ответственности. Одно дело давать советы как сделать лучше и при этом не иметь никакой ответственности за сказанное. Другое дело, когда человек берет на себя ответственность, тогда он сразу оказывается в определенных рамках.
Если у человека нет определенного уровня ответственности, он свободен говорить все, что угодно. Говоря о реформах в России, я, прежде всего, начал бы с определения уровня ответственности отдельно взятого человека, в том числе руководства страны.
- Но ведь это естественно? Почему Вы считаете это наиболее важным?
А.Б.: Я могу ошибаться, но мне кажется издалека, что в России такое чувство как гордость за страну подменена гордыней. А гордыня может дать почву для формирования негативных факторов, таких как национализм, как было в Германии в 30-х годах прошлого века.
Я думаю, тут гордиться особенно нечем, к сожалению. Говорю, к сожалению, потому что очень хотелось бы, чтобы Россия приобрела статус настоящего демократического государства. Но пока этого нет.
- Почему, на Ваш взгляд, ни Россия, ни другая бывшая социалистическая республика не смогла правильно распорядиться свободой, обретенной в 1991 после падения коммунистического режима ?
А.Б.: Я думаю, что за время правления советской власти у людей было утеряно чувство ответственности. Не говорю, что оно невосполнимо. Чтобы изменить менталитет людей, потребуется два-три поколения.
Коррупция и другие проявления имеют отношение к той ситуации, когда человек, находящийся у власти, будет стараться больше брать, чем отдать.
Страной нужно управлять так, чтобы приобрел народ, а не человек, стоящий у власти. Здесь в Америке тоже встречаются разные люди, не все, стоящие у власти, думают и поступают так. Но таких людей мало, обычно они недолго задерживаются на своих позициях.
- Как это связано с уровнем свободы в средствах массовой информации? Должны же СМИ выявлять недостатки у руководства страны, критиковать их?
А.Б.: На мой взгляд, в первую очередь, у журналистов утеряна внутренняя свобода. Не может быть, чтобы всем журналистам указывали, что и как писать. С их стороны я вижу страх испортить отношения с властями, не влезать туда, куда не положено. Чтобы говорить честно и писать правду, нужна внутренняя свобода. В Америке она есть.
- В этом я с Вами соглашусь. Однако за тот месяц, что я живу в Нью-Йорке, меня поражает, что в магазинах практически нет товаров, сделанных в Америке. Начиная от компьютеров, телефонов и одежды, все сделано в Китае. Как Вы объясните такое положение? У меня лично создается впечатление, что, несмотря на страстную любовь к свободе, американцы сильно зависимы от китайских товаров.
А.Б.: Я бы не стал говорить об экономической зависимости Америки от Китая. Спросите любого экономиста, и он скажет, что та ситуация, о которой вы говорите, выгодна для Америки. Посмотрите, как работает Уолл-стрит, американская финансовая олигархия, как работают крупные организации и корпорации. Они все живут на деньги, одолженные у кого-то. То есть они живут на деньги, вложенные в “stocks” – в ценные бумаги.
Как сильно владельцы акций могут контролировать те организации или корпорации, куда они вложили свои деньги? Очень незначительно. А они, эти корпорации, развиваются за счет чужих вложений. По такой же схеме развиваются и Соединенные Штаты.
Если же человек, или семья, или государство пытается жить за счет собственных средств, вы можете чувствовать себя хорошо оттого, что никому не должны. Будете даже гордиться этим, но если вы захотите действительно развиваться, вы скоро поймете, что ваших денег недостаточно. Нужны инвестирования или заимствования со стороны. Если в России это поймут, то она тоже пойдет по демократическому пути развития. Видно, все идет к этому, вот почему в последнее время президент Медведев в своей речи так часто упоминает об инвестициях.
Когда вы получаете инвестиции со стороны, то вы становитесь зависимым от инвестора. Но люди, которые вложили в вас деньги, в еще большей степени зависят от вас.

- Давайте вернемся к России. Видите ли Вы реальные силы, которые могли бы продвигать демократические идеи в стране?

А.Б.: По моему ощущению, вся проблема в том, что когда демократы получили власть в начале 90-х годов, ею воспользовались люди, которые не хотели отдать свои таланты стране, а использовали свои дивиденды в личных интересах.

Поэтому им не верят сегодня, вот почему само понятие «демократия» дискредитировано в России. Конечно, там были разные люди. Я не говорю обо всех.

- А как вы оцениваете отношения между США и Россией?

А.Б.: Внешне кажется, что отношения улучшаются. Но я не думаю, что в реальности они становятся лучше. Я вижу, что геополитически Россия снова пытается увеличить свое влияние в бывших социалистических странах. Это основной фактор, главное желание нынешнего правительства. Сейчас Украина несколько потеряла доверие западного мира, Россия хочет подмять под себя Грузию, Белоруссию. Америка этому противится.

- Не потому ли, что у нее есть свой интерес в этих регионах?

А.Б.: Интерес, может быть, и есть, но Америка готова сражаться за демократию, за справедливость. Я опять повторюсь, в геополитическом плане, по-прежнему, есть противостояние России и Америки.

Я вижу еще одну проблему. Она заключается в том, что России очень трудно удается дружить с теми государствами, которые не находятся у нее в кармане.

Работать с теми, кто не разделяет твою точку зрения, это, как раз, и является высшим политическим искусством, это возможность работать в условиях демократии. Руководство в России не умеет работать с теми, кто не разделяет его позицию.

- Многие русские часто говорят, что едут в Соединенные Штаты Америки за свободой. Каково, на Ваш взгляд, Ваше самое большое личное достижение здесь, в Америке?

А.Б.: Уже двадцать лет, как я выехал из Советского Союза, но я бы сказал коротко – здесь есть возможность использовать свои возможности, реализовать свой потенциал. Я не знаю, насколько ситуация изменилась, но на мой взгляд, я бы и сегодня не мог использовать свои возможности в России в той мере, в какой могу, живя в свободной стране.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Ураган "Эрл" в Атлантике достиг четвертой категории опасности
  • Эдгар Вальдес Виллариаль, наркобарон, арестован
  • Массовая гибель грибников в Италии: 17 жертв за 9 дней
  • В Братиславе, столице Словакии, в результате кровавой бойни погибли восемь человек, 15 пострадали
  • «Коктейль Молотова» забросили в посольство России в Беларуси


  • Top