Треугольник террора. Репрессиям нет оправданий

Автор: 31.10.2010 Обновлено: 06.09.2021 13:46
Треугольник террора. Репрессиям нет оправданий
Памятник жертвам политических репрессий. Фото: Татьяна ПЕТОВА/Великая Эпоха
Серый со слезами дождя день 30 октября — День памяти жертв политических репрессий. На Соловецком камне в Петербурге строчка из Анны Ахматовой: «Хотелось бы всех поименно назвать». Она помнила расстрелянного мужа, она страдала за арестованного сына. Мы не в состоянии назвать всех, потому что не знаем даже точного количество наших сограждан, расстрелянных или прошедших через сталинские гулаги.

Накануне памятной даты у Соловецкого камня на Лубянке в Москве весь день читали имена погибших.

В Петербурге 28 октября, в пресс-клубе «Зеленая лампа» прошли первые общественные слушания на тему: «Треугольник террора». Речь шла о создании мемориального музея памяти жертв прошлого режима «Ковалевский лес». Три места, где расстреливала первых жертв кровавая власть, Ковалевский лес. Петропавловская крепость, Левашовская пустошь — составляют трагический треугольник памяти. Крепость в центре города, как голова, и две территории на север от Невы, как две раскинутые, вопрошающие руки: За что?

По официальным данным, с 1918 по 1953 в Петрограде — Ленинграде было казнено около 58 тысяч «политических», часто просто не устраивавших власть.

О захоронениях у стен Петропавловской крепости наша газета уже сообщала в 132-м номере. Сейчас уже можно считать, что это самое первое захоронение, связанное с историей красного террора. Обнаружена братская могила 17 юнкеров Владимирского военного училища, участвовавших в восстании, организованном Комитетом спасения родины и революции 28-29 октября 1917 года. Документы указывают, что здесь же захоронены четыре великих князя дома Романовых, казненных в январе 1919 года.

Из этих трех мест, первым в 1989 году была превращена в мемориальное кладбище Левашовская пустошь. С 1937 до начала 1950-х здесь были тайно захоронены около 20 тысяч человек, расстрелянных и погибших в тюрьмах Ленинграда. Родственники, просто граждане или общественные организации разных стран, народностей и конфессий организовывали кладбище и устанавливали надгробия тем, кто погиб в годы террора.

В два последних десятилетия представители различных обществ продолжали поиски в личных и государственных архивах и обнаружили еще несколько мест расстрелов и захоронений, казненных и умерших в тюрьмах. Так на карте появился Ковалевский лес, расположенный в направлении Ладожского озера. Это старый артиллерийский полигон, где в 1918-1921 расстреляли около 4,5 тысяч человек: матросов-участников Кронштадтского восстания, около сотни офицеров Петроградской боевой организации, священнослужителей и других. В той же местности были обнаружены многочисленные останки,расстрелянных в 1930-е годы.

В 2009 году сформирована группа по созданию музейно-мемориального комплекса «Ковалевский лес». Ее возглавил директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Говоря о сохранении исторической памяти на встрече в «Зеленой лампе», он подчеркнул, что «это проблема гражданского общества в России», — и добавил, — важно создать святость этих мест; могилы и кладбища — часть нашей цивилизации».

Ирина Флиге, исполнительный директор «Мемориала», рассказала, что на полигоне сохранилось единственное строение-свидетель тех времен — пороховой погреб – «накопитель» жертв перед расстрелом. Она представила проект мемориального комплекса.

Сейчас территория полигона передается Ленинградской области, и для защиты ее от застройки важно придать ей статус охраняемой зоны. Александр Марголис, председатель Совета «Мемориала», рассказал, что такое обращение к президенту Д. Медведеву было направлено уже два года назад, но прямого ответа не было. Однако обнадеживает высказывание президента на его видеоблоге: «Память о национальных трагедиях также важна, как память о победах».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА