Профессор Василий Симчера: «Возвращение пенсионного долга — это у нас все еще неосознанное действие»


Василий Симчера, заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент РАЭН, директор НИИ статистики, д.э.н., профессор. Фото предоставлено В.М. СимчеройВасилий Симчера, заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент РАЭН, директор НИИ статистики, д.э.н., профессор. Фото предоставлено В.М. СимчеройОсознанное или неосознанное ли у нас взаимодействие между государством и пенсионерами? С точки зрения российских пенсионеров – абсолютно неосознанное. С точки зрения современного российского государства, возможно, еще менее осознанное. Иначе социальное положение наших пенсионеров и пенсионные реформы в нашей стране не были бы столь неутешительными.

Почему спустя 8 лет после начала пенсионной реформы она не устраивает ни население, ни работодателей, ни негосударственные пенсионные фонды, ни само государство?

На эти вопросы по просьбе корреспондента газеты «Великая Эпоха» отвечает заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент Российской академии экономических наук, профессор Василий Симчера.

- Василий Михайлович, на заседании президиума Госсовета, посвященного вопросам решения проблем пенсионеров, Президент Медведев заявил, что необходимо делать все возможное, чтобы защитить пожилых людей. На совещании выяснилось, что даже необходимые для этого шаги не были предприняты. Объясните почему?

В.С.: Игнорирование малозащищенных слоев населения - пенсионеров, инвалидов, несовершеннолетних, особенно несовершеннолетних подростков из неблагополучных семей – это достаточно распространенные явления во всем мире. Так как они самые незащищенные, то игнорировать их интересы можно самым простым путем и самым безнаказанным образом. То, что называется «обидеть ребенка может каждый».

Не игнорируют интересы тех, кто может дать сдачу. А эти люди не могут даже потребовать свое, им ничего не остается, как молча терпеть.

Решить эту проблему сами они не могут, и поэтому должна появиться сила, которой сегодня нет, или она очень слабая, чтобы этих людей можно защитить.

Очевидно, что одних увещеваний, пусть и самого Президента РФ, здесь недостаточно.

- Разве мало у нас законов, защищающих права неимущих и недееспособных? Почему Вы говорите, что эти люди лишены своих прав? И на основании чего они лишены этих прав?

В.С.: Возьмем хотя бы тех же пенсионеров. Надо понимать, что пенсия – это долговременное денежное вложение каждого отдельно взятого человека, которое накоплено на протяжении всей трудовой деятельности. Своеобразный неприкосновенный запас.

Что происходит сейчас? Каждый работник подписывает с государством в письменной или в устной форме контракт о том, что этот запас в виде депозита, т.е. вклада, будет в целости сохранен и в полном объеме возвращен по достижении пенсионного возраста.

Пенсию дает не государство человеку, пенсия - это возврат тех денег, которые работающий человек, отдал в свое время государству, понимая, что государство – это честное образование в социально-общественной жизни, и оно добросовестно исполнит свой долг – вернет деньги, которые ему были доверены в управление. Тем более (в отличие от ростовщиков) без взимания каких-либо процентов. Ведь пенсионеры люди хотя и бедные, но честные, лишнего не берут.

Но государство привыкло забывать, что оно получило эти деньги, да еще без процентов которые, строго говоря, оно молчаливо присваивает себе. Поэтому пенсия приобрела противоположный смысл - она стала вроде некой подачки человеку.

Это роковая ошибка государства. У нас человек не имеет полного права потребовать: «Верните мои деньги в безусловном порядке по первому требованию и сполна». А на вопль чиновников: «У государства денег нет», - каждый может резонно возразить - «Я и не прошу у государства, я хочу вернуть свои деньги».

Социальная несправедливость состоит в том, что все перевернуто с ног на голову. И если бы у нас была просвещенная государственная власть, она бы на каждом шагу извинялась и просила прощения, и выплачивала большие проценты за то, что она, хотя бы на день задержала возврат денег, принадлежащих каждому отдельно взятому гражданину. В принципе, невыплату достойной пенсии юридически можно квалифицировать как государственную кражу личного имущества в особо крупных размерах.

Поэтому наше государство, как социальное государство, должно в первую очередь постараться компенсировать разницу, которую не доплатило человеку за все времена. Подвижки есть: в последний год, как Вы знаете, у нас начата валоризация пенсий – увеличение их денежной стоимости. Это означает, что начата выплата определенной суммы из тех денег, которые человеку раньше были недоплачены. Но призрачная валоризация – на 1000 рублей в год. А надо на 3000 рублей. И не в год, а в месяц. И этого, строго говоря, мало, чтобы сполна рассчитаться за прошлые обидные недоплаты.

Я хочу сказать, что у нашего государства проснулась совесть, и спасибо за то, что проснулась. Правда, не вполне, а поэтому пенсионным чиновникам надо дальше работать на пенсионеров, а не пенсионерам на них.

- Статистика говорит, что на 65 млн. занятого населения в России приходится 39 млн. пенсионеров. Исходя из этих цифр, в правительстве вопрос подводят к тому, что скоро некому будет зарабатывать пенсии. Что Вы можете сказать по данному факту?

В.С.: Это очень серьезная тема. То, что творится во Франции сегодня, будет твориться и в других странах: Англия очень близка к такому варианту, Испания и Италия - тоже. Нынешние акции протеста – это ответ на оскорбительное отношение к пенсионерам, о котором я уже говорил. Рассказывать пенсионерам басни о том, что не из чего платить, принуждать пенсионеров помогать государству – это полный позор. Представьте себе, что банк вместо того чтобы платить вкладчику по первому требованию будет рассуждать - отдавать ему его собственные деньги или не отдавать. И решит не отдавать, объясняя это так: «Вы знаете, у нас теперь тяжелое положение и мы не будем отдавать ваши деньги». Так не поступают сегодня и посредственные банки. Такие банки банкротят, это приводит к банкротству и государства.

А что значит банкротить государство? Это значит забрать то, что принадлежит пенсионерам. У вас нет денег? Мы вам построили заводы, фабрики, дороги, теперь отдавайте фабриками, дорогами. Мы наймем более умных и толковых людей, чем вы и они запустят все это, чтобы эффективно работало, и нам будут платить нормальные пенсии, а не рассказывать басни, что нет денег.

- А как Вы смотрите на то, что пенсионный возраст в России может быть увеличен? Несмотря на протесты, во Франции такой закон все же был принят. Не будет ли и у нас вскоре реализован такой же сценарий?

В.С.: Надо сказать, что пенсионный возраст у нас в стране щадящий. Он и по принципам преемственности стал щадящим, потому что 60 лет для мужчины и 55 лет для женщины – это один из самых низких возрастов, когда платят пенсию. В большинстве стран средняя величина – это 61 год и выше. Причем, одинаковая и для мужчин, и для женщин. Значит, в среднем, по сравнению с мировой нормой, наша женщина получает в подарок 6 лет, а мужчина 1 год. И это – подарок, нам стоит его ценить.

Но почему теперь и у нас идут разговоры о повышении пенсионного возраста: до 60 лет, до 62 и даже до 65 лет? Если абстрагироваться от всего того, что я сказал, то в России есть проблема, которой нет в других странах.

Это проблема рождаемости и смертности; у нас все еще очень низкая рождаемость (12 детей на 1000 жителей) и очень высокая смертность (14 умерших на 1000 живущих). Особенно большие потери среди экономически активного населения, связанные с несчастными случаями, алкоголизмом, наркоманией, которые в конечном итоге должны возмещать сами пенсионеры. У нас нарушен принцип преемственности и ответственности поколений: каждое поколение кредитует последующее с убывающей эффективностью.

И на этом основании пенсионерам едва ли не вменяют в вину, что они по минимуму 5, а может даже и 10 лет недоработали. Единственное ограничение здесь: у нас до такого возраста не доживают. Особенно мужчины, средняя продолжительность жизни которых сегодня всего 62 года.

Но правда состоит в том, что пенсионеры в этой ситуации никак не повинны: все что могли, они уже сделали. И их не надо трогать, им надо вернуть законно заработанные деньги. И это, во-первых.

Во-вторых, надо знать, что у нас более 11 млн. работающих пенсионеров, еще в 2000 г. их было всего 6 млн. Если вы себя нормально чувствуете, не можете жить без работы - работайте до того возраста, до которого хотите или можете.

Но не в ущерб своей пенсии, не так, что если ты работаешь, значит, меньше будут платить, или урезано выплачивать основную пенсию.

Обеспечьте полноценные условия для работы и жизни - работающими у нас будут практически все дееспособные пенсионеры, удельный вес которых в общей их численности превышает сегодня все 70%. Вот вам наше решение проблемы повышения пенсионного возраста. Наш пенсионер уже давно сам повысил пенсионный возраст. И наши женщины, к сожалению, вынуждены были в нынешних урезанных условиях жизни поступить так же. Проблема повышения пенсионного возраста – это не счетная, а социальная проблема, это проблема формирования нормальной жизненной среды, уважения и достойного образа труда и жизни наших пенсионеров.

- Но людям, похоже, все равно, у нас в России население почему-то не принимает участия в обсуждении вопроса о пенсионных реформ. Забастовки во Франции это, конечно, крайности, но как по-вашему лучше поступить российским пенсионерам?

В. С.:: Нет, почему же? И забастовки нужны. За свои права, за справедливость надо бороться. Инертность нашего населения, в том числе инертность пенсионеров общеизвестна. Известно, что когда народ безмолвствует, власти бесчинствуют.

- Неужели нельзя наши пенсионные проблемы решать цивилизованными методами развитых стран?

В.С.: Почему же, можно: обеспечить в стране 12%-ную рентабельность производства, ограничить рост цен двумя процентами, страховать инвестиции, в том числе сами пенсии, как одну из их разновидностей, от постоянно меняющегося у нас законодательства, одолеть коррупцию и, наконец, вовремя и сполна платить заработанную пенсию (а не ее осколок) – и вы получите то, что уже давно существует в просвещенном мире: в разы более высокие пенсии, мощные пенсионные фонды, на которых держатся банковские системы, серьезные процентные платежи на пенсионные депозиты, на которые там практически каждый пенсионер может спокойно жить, наконец, преодоление страха перед инфляцией и приобретение уверенности в завтрашнем дне.

- А почему зарубежный опыт управления пенсионными фондами нельзя внедрить в России?

В.С.: Можно, конечно. Но чтобы так действовать, нужны специалисты – актуарии пенсионного страхования. И просто честные и достойные люди, которые бы сотрудничали с пенсионерами, сохраняли и приумножали их активы, вкладывая их в те или иные высокорентабельные бизнес-проекты, а не обманывали и не обворовывали пенсионеров.

Известно, что старые люди с жуликами очень неохотно имеют дело, до тех пор, пока жулики не наседают им на головы, не вторгаются в их квартиры, и обманным путем, а то и просто бандитским, забирают деньги. Вот поэтому прежде всего, у нас пенсионная реформа идет туго. Впрочем, нынешние кризисные времена показывают, что все это, по сути, происходит и во многих развитых странах.

- Словом, речь идет о преодоление всякого рода манипуляций?

В.С.: Да, именно манипуляций, обмана и попросту мошенничества, высшими проявлениями которых являются укоренившиеся порочные ситуации, при которых номинальные пенсии растут, а реальный уровень жизни пенсионеров в лучшем случае остается неизменным, а в худшем донельзя понижается.

- Вы говорите об индексации пенсий?

В.С.: Да. Если бы номинальные пенсии повышались, а цены и тарифы на услуги, прежде всего, коммунальные услуги, у нас не росли, то рекламируемое повышение размеров пенсионных выплат было бы благородным делом.

Однако повышение пенсионных выплат происходит у нас, впрочем, как и в большинстве других стран мира, не потому, что государство действительно преисполнено заботой об обеспечении приоритетного роста уровня жизни наших пенсионеров, стремясь сполна компенсировать то, о чем я вам раньше говорил.

Доброй воли здесь меньше всего. Государство на самом деле вынуждено эти компенсации делать потому, что цены растут. Если бы, скажем, за последние 10 лет государство не делало этого, т.е. не корректировало бы пенсии на рост цен, тогда бы пенсии у наших дедушек и бабушек уменьшились бы более чем в три раза, в том числе за последние 5 лет почти в 1,7 раза.

Понятно, что люди начали бы роптать, как при монетизации, вышли бы на улицы, байки наших псевдодемократов, что «пенсионеров, стариков, ветеранов - обижать нельзя, отдадим им последнее» в одночасье начали бы трещать, социальное напряжение в обществе достигло бы предела.

- Но, где же здесь манипуляции, индексируют же пенсии на рост цен?

В.С.: На первый взгляд, казалось бы, все в порядке. Но это на первый взгляд. В действительности манипулируют и спекулируют на всем.

Ведь пенсионеры в основном плохо умеют считать. Им повысили немного пенсии, они и рады. Наши люди, как дети, всякое номинальное повышение пенсии, хоть на 100 рублей они принимают за чистую монету. Они страдают синдромом советского просителя: «ведь кое-что дали, а могли ничего не дать», у них убито достойное пенсионное сознание, они по-прежнему считают, что пенсию им дают, а не возвращают их законно заработанные средства, отданные ими на время и бесплатно тому же государству.

Но главное не в этом. Это всего лишь вершина пирамиды. Да, пенсии у нас в последние годы повышают по номиналу впечатлительно: в 2008 году на 34%, в 2009 – на 23%, в текущем году – даже на 40%, всего за три года более чем в два раза. Но какую пенсию повышают?

Оказывается, базовую или назначаемую, но отнюдь не всю получаемую пенсию, которая растет у нас далеко не так впечатлительно. Еще более манипулятивно индексируют наши пенсии. Так, реальный размер назначенных пенсий в 2008 г. у нас увеличился на 18,1%, в 2009 г. на 10,7%, а в 2010 г. (оценка) на 12%.

А насколько наш пенсионер стал жить лучше, мог больше купить на повышенную пенсию? Действительно ли на все 50% больше, как показывают приведенные цифры? Конечно же, и близко нет. Ведь цены на те товары и услуги, которые покупали в 2008-2010 гг. пенсионеры, росли в России далеко не в той пропорции, в которой росли общие индексы потребительских цен (на 13,3% в 2008 г., 8,8% в 2009 г. и 6,2% (оценка) в 2010 г., всего на 30,9%), а, по крайней мере, в два раза быстрее, т.е. за три года - на все 67%.

А раз так, то реальный размер назначенной пенсии у нас в 2008-2010 гг. повысится не на 50, а всего лишь на 18% или всего лишь на 6% в год. Поэтому индексировать пенсии надо по росту цен на те товары и услуги, которыми пользуются наши пенсионеры. Если вести такой счет, средний размер назначенных пенсий в рассматриваемые три года у нас следовало бы повысить в 4,2 раза, в том числе в 2010 г. не на 40, а на все 84%.

И только приходя на рынок наши пенсионеры осознают все это, не имея возможности купить и половины того, в чем они по минимуму нуждаются.

И год от года они трезвеют, понимая, что имеют дело с манипуляторами, а не с защитниками своих интересов.

Неосознанное становится осознанным. Градус социального напряжения в нашем обществе повышается.

Пенсионные порядки в нашей стране необходимо коренным образом улучшать.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фестивальные фильмы - «Коко Шанель и Игорь Стравинский»
  • Кристина Агилера разводится
  • Свадебный рекорд за 12-месячный медовый период пытаются побить молодожены Марк и Дениз
  • Рассказы из прошлого. Чжао Вэйцзэ покидает свой дом
  • Лев Толстой. К столетию со дня смерти. Часть вторая

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top