Переплетение судеб: от России до Франции

The Epoch Times21.11.2010 Обновлено: 06.09.2021 13:46
Переплетение судеб: от России до Франции

С Тамарой Андгуладзе я встретилась в старом порту города Марселя, во Франции. Мне понравилось, что она пришла на встречу на пять минут раньше. Более пятнадцати лет тому назад от своих знакомых я уже слышала о Тамаре и ее муже Георгие Георгиевиче Андгуладзе, сыне белых иммигрантов начала прошлого века, и об ассоциации «Французско-Русский Альянс», которую они основали в Марселе, но наша первая встреча произошла только сейчас.

— Тамара, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, о том, как Вы приехали во Францию.

Т. А.: У каждого своя судьба, моя жизнь — это отдельная история. Выехала я из России 1984 году по фиктивному браку. Другого выхода тогда не было, к тому же за эту услугу мне пришлось заплатить. Тогда выезжать за границу входило в моду. Я меньше всего этого хотела, но так получилось. Моё путешествие из России в Марсель длились 4 дня. Из снежной Бельгии я доехала до Парижа.

В Париже я встретила знакомых людей, которые мне помогли. В 1978 я работала вместе с одним профессором в Ленинградском институте усовершенствования врачей-экспертов. С тех пор, как он уехал во Францию, мы поддерживали отношения. В Париже выяснилось, что он в настоящий момент проживает в Марселе. Так я и добралась до юга Франции. Прожила там 5 лет. По истечении этого срока меня выслали, так как я получила отказ в предоставлении мне политического убежища. Политических эмигрантов из СССР в то время не признавали. Поэтому, только благодаря моим знакомым, документы, которые я ждала 5 лет, в итоге получила за 15 минут. В особенности я благодарна за это Нине Кироян, которая работала в то время журналисткой.

— Я так понимаю, что пережив такие трудности, Вы создали вашу ассоциацию для того, чтобы помогать людям, которые находятся в трудной ситуации.

Т. А.: Наверное, это так. Кoгда человек приезжает на всё готовое, ему, наверное, трудно понять или оценить то счастьe, которое можно прочувствовать после преодоления трудностей. Практически все иммигранты проходят через депрессию. Она начинается у кого-то раньше, у кого-то позже. После переезда в другую страну, после первой стадии очарования, наступает вторая стадия — разочарования этой страной. Становится ясно, что нас здесь никто не ждал, и мы, в общем-то, здесь никому не нужны. Это становится психологическим шоком.

В то время в Марселе была русская церковь, в которую не впускали выходцев из Советского Союза. Только после того, как я вышла замуж за Георгия Георгиевичa мне туда открылась дверь. Но ходить туда мне не хотелось, так как остались горькие воспоминания недавнего прошлого. Был случай, когда я в тяжелую минуту обратилась к ним за помощью, но в ответ услышала: «Мало тебе, будешь знать, что такое участь иммигранта!»

Редко можно встретить понимание местных жителей, потому что не говорим на их языке. Создаётся впечатление, что мы не нужны этой стране, а нам хочется быть нужными. По этой причине я всегда говорила и просила о том, чтобы наши дипломы здесь признали. Хотя бы на уровень ниже — но признали. Мы можем очень многое дать стране, которая нас приняла, и мы хотим быть благодарными ей. Но, к сожалению, это не всегда получается.

Благодаря французской семье, где я жила, я познакомилась с кругом интересных людей: адвокатов, врачей. То есть, у меня появились хорошие знакомые, благодаря которым я смогла пережить и пройти через все эти трудности. Так я познакомилась с Ниной Кириян, которая в своё время написала книгу «Красный пролетариат», за которую ее исключили из французской компартии, уволили с работы и запретили въезд в СССР. После того, как началась перестройка — черные списки ликвидировали, и она смогла снова поехать в Россию.

После своего возвращения во Францию, во «Фнаке» (фр. Fnac) — большом медиамаркете, она организовала конференцию по правам человека, куда приехал и генеральный секретарь ОФПРА (ведомство, занимающееся беженцами во Франции). От этого человека во многом зависит судьба иммигрантов, так как это именно он решает, кому дать, а кому и нет политическое убежище.

На конференции Нина рассказала ему обо мне и о моей ситуации, в то время, после принятого властями решения о моей высылке, я уже год жила во Франции без документов. На что он посоветовал послать ему моё досье в Париж на пересмотр. Мой будущий муж — Георгий Георгиевич предложил не высылать, а самим поехать в Париж и лично отвезти ему моё досье. Так мы и сделали. Затем всё произошло неимоверно быстро, я записалась к нему на приём и вышла из его кабинета с документами o предоставлeнии мне политическое убежищa.

— Какова цель создания
ассоциации
, сколько она насчитывает участников?

Т. А.: Наша ассоциация «Французско-Русский Альянс» была основана в 1995 году Георгием Георгиевичем Андгуладзе. Цель ее создания — помощь русским иммигрантам: в первую очередь ознакомление с французскими законами, вхождение в эту жизнь, предоставление психологической и, при необходимости, материальной помощи. Наша ассоциация — это единственная русская ассоциация, которая уже несколько лет участвует в карнавале города Марселя. Организаторы карнавала были очень удивлены, когда узнали о нашем желании принять участие, они и не догадывались, что в Марселе живёт так много русских. В прошлом году нам предоставили честь открыть карнавал-фестиваль. О нас на первой странице местной газеты «Прованс» была опубликована статья. Для нашей ассоциации это большая честь. Ассоциация насчитывает человек 90, в основном русских, они приходят и добровольно помогают, чем могут. Как правило, это люди, у которых нет материального достатка, так что членства как такового нет. Например, мы помогаем людям, сидящим в тюрьмах, занимаемся решением их проблем.

— Георгий Георгиевич Андгуладзе, к сожалению, уже ушел из жизни и его историю мы можем узнать только с Ваших слов.

Т. А.: Георгий Георгиевич Андгуладзе приехал в г. Марсель в 1923 году со своими родителями в возрасте 3-х лет. Семья его принадлежит к белой эмиграции, они бежали от революции, и поэтому не очень любили про это рассказывать. Он очень мало рассказывал о своем отце и матери. Mать его была графиней, родом из Украины, из-под Одессы. До революции со своим мужем, знатным голландским дворянином, она жила в предместии Гатчино. Послe смерти мужа она переехала в Питер и стала жить там. О поместье его матери в Гатчино Георгий Георгиевич практически ничего не рассказывал – «Ничего этого уже нет, нечего об этом и говорить». Может, он был и прав. Мы ничего не делали для того, чтобы нам возвращали наше имущество Так пусть это будет полезно хотя бы для других, если не для нас.

Отец его был из Грузии, в Тбилиси он закончил кадетский корпус и был назначен на должность генерала-майора, имел Георгиевский крест, который хранится у нас дома. Родители его познакомились и обвенчались в Питере, затем иммигрировали на корабле в Турцию. Георгий Георгиевич родился в Стамбуле на территории российского консульства. Когда ему было 3 года, его отец получил разрешение на работу на сахарном заводе во Франции.

В 1923 году в Марсель прибыли 3 русских корабля с представителями русского духовенства, на одном из них находилась и семья Георгия Георгиевича. В порту корабли были сданы французким властям. Затем семья переехала в Париж, где его отец умер и был похоронен в 1948 году на русском кладбище Sainte-Geneviève-des-Bois.

Со своей мамой они часто ездили в Ниццу, пытались там устроиться. У мамы его, как у благородной девицы, не было профессии, онa могла научить своего сына только танцевать и целовать дамам ручки. Нo, не умеющая работать мама, научилась шить и пошла работать, чтобы дать возможность сыну учиться, к тому же, она была дальтоником, что усложняло дело. Несмотря на все пережитые трудности, oн получил во Франции высшее образование инженера-электрика.

Во время войны Георгий Георгиевич работал в разведке с поляками на англичан. Для того, чтобы избежать принудительной отправки на работу в фашистскую Германию, он попросил покровительства Франции и хотел записаться во французский трудовой лагерь, в чем ему было отказано, потому что он был иностранцем. Эта привилегия распространялась только на Французов. К тому же, в то время в Париже было очень много националистов и работало грузинское гестапо. Быть грузином в то время было небезопасно.

Кто-то на него донёс и Георгия Георгиевича посадили в тюрьму. Его отец никогда не хотел обучать его грузинскому языку. Любя Россию и считая, что Грузия — это составная часть России, oн старался привить эту любовь и сыну. Хотя со стороны своей матери он одновременно впитал и ненависть к стране, которая ее лишила всего: состояния, социального положения, титула, дома, поместий, родственников и друзей, и заставила ее просить убежища на чужбине. Не трудно было догадаться, что они были категорически против коммунистов, захвативших в России власть.

О России он знал только со слов своих родных, которые после всех перенесённых там страданий, передали ему неприглядную картину. Когда он впервые приехал в Россию, то влюбился в эту страну. В своих воспоминаниях он рассказывает так: «Какая страна, какие люди, какой воздух!» Он начал ездить туда регулярно и увлекся театральным искусством.


Как появилась идея организовывать фестивали русского
спектакля в Марселе?

Т. А.: В свое время Георгий Георгиевич открыл в Марселе художественную галерею, которая просуществовала 5 лет. Там мы выставляли французких художников, в том числе Ришара Мартана, который являлся директором театра «Турский». Как-то раз прилетает к нам возбуждённый Ришар и воодушевлённо сообщает: «Георгий, я только что приехал из Каира и там видел русский театр! Мне так понравилась игра, я бы хотел и в моём театре организовать фестиваль русского театрального искусства».

Мы посидели в нашем саду, обговорили ситуацию и решили: «Почему бы и нет, надо попробовать» и с этого момента начали работать над его организацией. К нам приезжал Малый московский театр, театр Образцова, Казанский драматический театр и многие другие. Каждый сезон фестиваль длился месяц, с участием четырёх различных театров. В последние годы мы представляли 5 русских кинофильмов и 3 театральных постановки.

Прошло уже 15 лет с тех пор, когда мы организовали наш первый русский фестиваль в Марселе. Но, несмотря на успех, есть серьёзная угроза его закрытия по финансовой причине. Нам срочно нужна помощь, нужны спонсоры!
Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА