Звезда мюзикла Майя Хаквоорт: «Я всегда хотела глубже проникнуть в роль, чтобы больше узнать о себе»

логотип Epoch times
Звезда мюзикла Майя Хаквоорт: «Я всегда хотела глубже проникнуть  в роль, чтобы больше узнать о себе»

Звезда мюзикла Майя Хаквоорт противоречива и любит контрасты: путешественница и домашняя хозяйка, любительница приключений и любящая мать.

Г-жа Хаквоорт, расскажите нам, пожалуйста, о важных этапах вашей жизни.

Майя Хаквоорт: Я голландка, и прожила в Голландии 27 лет, училась в театральном училище, в Академии исполнительского искусства танца, пения и актерской игры. Город Аахен был моим первым шагом за границу, потом было прослушивание в Берлине, где я получила роль в "Элизабет". Далее я переехала в Вену, не зная, что останусь здесь жить. Это было фантастическое время. Потом я еще побывала за границей - в Германии и Швейцарии. Я много путешествовала. Что касается личной жизни, то в 2002 году я родила моего первого сына Джошуа, а шесть месяцев назад - Джейсона.

В интервью с Майей Хаквоорт невозможно не вспомнить о роли Элизабет. Что эта роль дала Вам и как повлияла на Вашу жизнь?

Хаквоорт: Роль Элизабет в мюзикле была очень разноплановой: начиная с 14 лет и до самой смерти героини проходишь через все этапы ее жизни: юность, замужество, разочарования и борьба, горечь, потеря детей. Музыка и песни этого мюзикла очень подошли к моему голосу, и мне было легко петь. Многие спрашивали меня, как я могу так долго играть одну роль. Было четыре сезона, а летом мы всегда были свободны, потому что в это время был Венский фестиваль. Май, июнь, июль и август мы всегда были свободны, и это было здорово! Я должным образом могла набраться новых сил перед рабочим сезоном. Я настоящая любительница отпуска. Я не работаю в летних спектаклях, а иду в отпуск.

Как вы проводите ваш отпуск?

Хаквоорт: Шесть месяцев в Австралии, Новой Зеландии ...

Стало быть, были приключения?

Хаквоорт: Да, приключения были. Я не могу расслабиться, просто лежать на пляже и ничего не делать. Я могу расслабиться, когда вижу что-то новое и много путешествую.

Это я прекрасно понимаю.

Хаквоорт: Я когда-то была более авантюрной, чем сейчас. Когда есть дети, то можно об этом забыть, поэтому я сейчас не занимаюсь парашютными прыжками или рафтингом. Прыжки в тандеме я делала в Квинстауне, на Южном острове Новой Зеландии. Это было потрясающе. Я была также одиннадцать недель в Перу, Боливии, четыре дня я шла к Мачу-Пикчу, чтобы добраться до города инков, и тому подобное. Это я считаю приключением, и это уносит меня в совершенно другой мир, чтобы я знала, что знаю, и ценила то, что у меня есть. И чтобы я ненадолго ушла от театральной жизни. Ведь, если вы шесть-семь раз в неделю играете, то ваша жизнь наполнена только профессией.

Элизабет была, конечно, моя показательная роль. Я думаю, успех у меня был потому, что эмоционально Элизабет очень близка мне.

Это является для Вас определяющим фактором?

Хаквоорт: Да, это стимулирует меня. Я выбираю роль в основном потому, что она эмоционально меня воодушевляет - иногда это комедия, иногда это драматическая роль. С детьми я теперь более склонна к комедии, иначе жизнь будет казаться "тяжелой" и немного драматичной .

Как можно объединить следующее? Внешне Вы создаете впечатление очень спокойного, уравновешенного человека, но внутри Вас ощущается дремлющий вулкан.

Хаквоорт: Да, действительно, есть во мне эта двойственность. Иногда я могу просто наслаждаться мелочами, когда я с семьей. Легкая прогулка, праздничная еда, и тогда мне всего этого достаточно. А иногда вдруг во мне начинает так клокотать, что я должна что-то сделать! Когда я немного устала или мало спала, как сегодня ночью, потому что он (указывает на своего сына Иакова) кашляет, то у меня тенденция к спокойствию, и настроение падает.

Как будет сочетаться Ваша роль матери двух детей с Вашей работой в театре?

Хаквоорт: Во-первых: на этот раз я думаю поступить так же, как было и с моим первым сыном, тогда я начала выступать только после десяти месяцев со дня его рождения. В мае я возвращаюсь на сцену в "Виктор/Виктория" в Штокерау, к тому времени я уже отниму ребенка от груди.

Во-вторых: энергетически я очень сильно связана со своим ребенком. Мы - как единое целое, я чувствую это, особенно, когда держу его на руках. Вы, наверное, также ощущаете это, сидя напротив меня. Это ощущение уюта исходит от нашей с ним энергии. Выходя на сцену, я должна отпустить его, там этого не должно быть. Хотя я могу во время спектакля и пения в мыслях держать своих детей, но не в чувствах.

Бывает ли так, что на сцене вы забываете о детях? Как Вы относитесь к этому, ведь в реальной жизни они еще недостаточно взрослые? Даже старший сын еще слишком привязан к Вам?

Хаквоорт: На самом деле, я считаю, что расставание на час или два - это отдых для матери. Я уважаю матерей, которые работают полный рабочий день. Я очень счастлива, если могу вечером хотя бы на два с половиной часа заняться только своим делом. Когда можно не беспокоиться о том, у кого какие потребности, у кого какие душевные переживания и проблемы, кто раздраженный, а кто нет. Тогда я просто пою, и это нормально. Я знаю свое дело, это моя стихия, и это меня по-настоящему энергетически заряжает.

Это звучит как у Майкла Джордана, который сказал, что лучший отдых для него - игра на баскетбольной площадке.

Хаквоорт: Когда я стою на сцене, то думаю: “Все хорошо, жизнь проста; у меня есть сцена, вот я стою на сцене, в свете ламп, я могу проявить себя, как хочу; фантазировать, как хочу. У меня есть публика, которая сидит в темноте, и я ее не вижу. Я чувствую себя очень спокойно, а они все молча слушают меня”. Давайте немного поговорим о награде MiA Awards, которую Вы получили. Ведь здесь речь идет о слиянии с другой культурой. Могли бы Вы рассказать кое-что об этом?

Хаквоорт: Ну да, забавно. Считается что, голландцы говорят на многих языках, поэтому им нетрудно привыкнуть к другой культуре. В принципе, мы очень гибкие, потому что много путешествуем. Несмотря на это, мне все-таки понадобилось время, чтобы понять некоторые обряды и обычаи Австрии, чтобы понять австрийцев, понять, почему они такие, какие есть. У них другой способ мышления, может быть потому, что живут среди гор.

Красиво сказано ...

Хаквоорт: Еще кое-что. Может быть я ошибаюсь, но на мой взгляд, они не думают так широко, насколько привыкла я. Это гордый народ, и это хорошо, но они мало путешествуют. И у меня такое чувство, что они не видят и не знают многого о других странах. Во время своих поездок я почти не встречала ни одного австрийца.

А Вас Австрия не ограничивает?

Хаквоорт: Да, иногда она меня ограничивает, иногда я чувствую, что мне нужно время от времени бывать в других странах. Когда, например, в Южной Африке я смотрю на 5000 километров воды, то я могу глубоко дышать. А различные культуры, которые там существуют, я нахожу очаровательными. И мне нужно это испытать, чтобы вернуться и жить дальше.

Что вы больше всего цените в Вене или в Австрии?

Хаквоорт: Я считаю, что австрийцы очень вежливы. Мне очень нравится, что у них есть такая традиция, когда все культурно идут вместе в ресторан, чтобы с удовольствием поужинать и так далее. Это очень приятно.

В Голландии это не так?

Хаквоорт: В Голландии гостей приглашают к себе домой. Там не принято идти c ними в ресторан. В ресторане собираются компаниями. Голландия, конечно, благодаря "коричневому кофе", очень общительна, но в ней большинство идет вечером выпить пиво и прочее ...

Еще я нахожу страну очень красивой. Конечно, в Австрии гораздо больше пространства, больше зелени и озер. Единственное, чего мне недостает здесь, так это моря; но зато здесь прекрасная природа.
Вообще мне в Австрии просто приятно жить. Конечно, это потому, что я играла здесь мою главную роль и получила здесь признание. Это всегда приятно. Кроме того, я немного отличаюсь от других, как иностранка. Это не только недостаток, но и преимущество: ты всегда немного отличаешься от других. В Голландии я - одна из многих, а вот здесь я - да, голландка. Немного отличаюсь тем, как себя веду, как подхожу к делу. Еще погода здесь гораздо лучше, и это тоже очень хорошо. Я всегда смеюсь над тем, как люди здесь жалуются, когда идет дождь. Я всегда говорю, чтобы они поезжали в Голландию (где дождей намного больше, и люди привыкли к этому). Да, говорят, еще чего не хватало ...?

В Австрии, говорят, сильная субординация в общении, это так?

Хаквоорт: Да. Это создает некоторую дистанцию между людьми, которую нужно еще преодолеть. Мне как голландке проще, потому что я со всеми людьми одинаково на "ты", хотя знаю, что в Австрии это не позволительно, но иногда я делаю это, чтобы немного разрушить лед. И тогда разговор может быть намного приятней . Если строго соблюдать дистанцию в общении, то будет все слишком холодно, все будет от рассудка.

Это, кажется, характерно для всей Центральной Европы. Мы ориентируемся более на ум и менее на сердце. Но вернемся к музыке. Почему мюзикл привлек Вас больше, чем классическая музыка или поп-музыка?

Хаквоорт: Мне очень нравится поп-музыка, но у поп-музыки мне иногда не хватает глубины. В ней имеется структура музыки, но в самой музыке нет глубоких эмоций. В классике (хотя я её пела и некоторое время изучала) у меня всегда было такое чувство, что из-за техники, которую там необходимо использовать, у меня появлялся другой голос. И мне казалось, что это не мой голос. Мне больше подходит другой стиль. А то, что мюзикл сочетает в себе и драму, и танец, и песню, я считаю гениальным, ведь при этом можно все это делать.

Мне на ум приходит китайский классический танец. Он так же имеет эти составляющие, но, к сожалению, всё было утеряно. В классическом китайском танце в центре внимания легенды и мифы, и используется очень четкая техника шагов и жестов.

Хаквоорт: Да. Кроме того, ты можешь профессионально играть настоящие роли, если у тебя есть голос, которым ты можешь себя выразить. Мне всегда это нравилось, с этим я родилась. Я всегда хотела глубже проникнуть в роль, чтобы больше узнать о себе. Когда ты проникаешь в роль, то хочется всё глубже исследовать, как будто приближаешься к познанию самой себя. Тогда и выходишь немного за границы себя. В свои 27 лет я еще не имела представления об огорчениях, которые Элизабет испытала в своей жизни. Например, как чувствует себя человек в момент большого горя. Приходится смотреть фильмы, или вспоминать о ком-то, кого ты знаешь, оказавшегося в такой же трудной ситуации, и подражать ему. Ты испытываешь то же, что и этот человек. Я считаю это большим делом - ведь ты обогащаешься новым жизненным опытом.

Я не знаю, кто это сказал, что в актерской профессии надо сыграть много ролей, чтобы узнать самого себя.

Хаквоорт: Совершенно верно. Я думаю, что сцена является продолжением жизни. Это, конечно, так, ведь ты, как исполнитель, лучше узнаешь себя через свои роли. Да.

Можете ли Вы себя представить в каком-нибудь другом деле?

Хаквоорт: Нет. Совсем нет. Единственное, что я считаю приемлемым для меня, но что также связано с моей работой, это преподавание. Пение на самом деле часть моего существования, и я также считаю, что буду это делать до самой смерти. Уход на пенсию не доставил бы мне никакого удовольствия.

Какую память о себе Вы хотели бы оставить?

Хаквоорт: Чтобы им доставляло огромное удовольствие меня слушать, и чтобы от меня они кое-чему научились. Эти две вещи.

Вы только что говорили о том, что в детстве были немного мальчишкой, но нет впечатления, что роль матери несвойственна вам. Видимо, вы носите в себе и то и другое?

Хаквоорт: Да. Это так. Когда я уехала за границу, моя женская сторона все больше и больше проявлялась. Я думаю, что ради признания можно было немного отступить, потому что мужская сторона у женщины ее все-таки защищает, защита происходит через мужскую энергию. И чем меньше я должна была себя в этом смысле защищать, тем больше я могла проявить свое женское начало.

Тем не менее, я поздно родила детей: в 36 лет я родила первого сына, а сейчас мне 43. И это была моя судьба, это не было так запланировано. Мне хотелось пораньше родить детей, и я хотела родить их быстро одного за другим, но такова судьба. Моя жизнь при этом изменилась, из-за житейских обстоятельств я должна была поменять друга, и теперь я с голландцем. Мы оба долго живем в Австрии. Мы познакомились здесь. Может быть, поэтому я должна была переехать в Австрию, чтобы познакомиться с мужем.
Нужно кое-что пережить ...?

Хаквоорт: Я всегда хотела иметь семью, я никогда не могла себе представить, чтобы у меня не было семьи. Я всегда хотела знать, каково это быть беременной, хотела знать, каково это быть матерью. Я не говорю, что это всегда легко. Это было бы ложью.

Я верю.

Хаквоорт: Иногда ты думаешь: сейчас я все понимаю, а теперь я ничего не понимаю, почему внезапно стало все по-другому? Роль матери - это судьба.

Вы верите в судьбу?

Хаквоорт: Да. Но я верю, что ты можешь немножко управлять судьбой, когда ты свои желания очень ясно выскажешь. Но я думаю, что ты пришел в этот мир, чтобы выполнить что-то, о чем ты, может быть, сам не знаешь, но твоя душа знает. Это, я думаю, и есть судьба. Я верю, что дорогой Бог - или дорогой Бог звучит забавно для того, что я хочу сказать - но как бы то ни было, это все-таки Он... Да, я верю в судьбу, и стараюсь время от времени (что не всегда получается) сохранять спокойствие и верить в то, что жизнь приготовила для меня самое лучшее.

Какие у Вас планы в настоящее время?

Хаквоорт: Ну ... что меня сейчас занимает: если сейчас есть такой большой успех, как в большом мюзикле «Элизабет», то нужно действительно, повторяя, оставлять его в памяти людей. В противном случае, внимание остается где-то далеко. Это странно, но, с одной стороны, как я говорила, я бы хотела петь с большими звездами и иметь настоящее признание, так как считаю, что я точно так же хорошо, как и другие, могу петь, а с другой стороны, я немного боюсь известности.

Я иногда замечаю, что, как Елизавета, хочу иногда спрятаться. Иногда мне не хочется встречаться с поклонниками или что-то еще. Ведь для этого мне нужно быть по-настоящему защищенной, то есть я должна быть в гриме и хорошо одетой.

Есть женщины, которые выглядят каждое утро одетыми с иголочки - конечно, только с того момента, как они покидают ванну. Знаете ли Вы, как это у них каждый день так получается?

Хаквоорт: Нет, я не знаю, как можно это осуществить. Мне не доставляет удовольствие покупать одежду. Иногда я считаю это расточительством не только моих денег, но и расточительством моего времени, и я тогда думаю: у меня и так есть уже достаточно одежды в шкафу, она очень практична.

Одна вещь, о которой Вы ранее говорили, - это естественность, и что бы достичь этого, нужно было время; и что быть женщиной - это для вас хорошая роль. Нужна, видимо, все-таки внутренняя сила, чтобы иметь возможность внешне показать эту мягкость?

Хаквоорт: Верно. Да. Так я это и воспринимаю, потому что женский аспект является служением; не править, а служить.

Это ведь всегда имеет две стороны.

Хаквоорт: Да, эти Инь/Ян-стороны. Конечно, легче быть агрессивным и задаваться, но это принципиально: быть более тонким, более мягким.

Причем, лидер на самом деле не должен быть таким высокомерным или властным, на это требуется ум. Оставаться вежливым, уважительным, спокойным и все же умным. Это, безусловно, является вызовом.

Хаквоорт: Да, это абсолютный вызов. И я считаю это мужским аспектом. Я как женщина, если вижу, что дети грустные, сразу говорю так: "Ах, ... оставь все, иди-ка ко мне... " Для матери, это, конечно, сильное качество.

Часто бывает ощущение, что у женщин, которые занимаются общественной деятельностью, к сожалению, больше проявляются сильные мужские качества. Женственность, скорее всего, можно встретить в сфере искусства. Но если посмотреть на политику или экономику, все же вспоминаешь некоторых женщин, у которых эта мягкость по-прежнему присутствует.

Хаквоорт: Нет. Потому, что это трудно. Я думаю, что если ты как женщина в политике будешь слишком эмоциональной, то ты потерпишь поражение; и эти слова - «ты потерпишь поражение» - говорят сами за себя. Я думаю, действительно здорово, что есть женщины в политике, потому что они всегда привносят природные эмоции, которые, я думаю, также необходимы. Но правда и другое: совсем не значит, что женщины бывают только мягкими и услужливыми.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Кинокритики США выбирают «Социальную сеть»
  • Вестерн братьев Коэных в США на первом месте
  • Дуглас излечился от рака горла
  • Терпи всё — и будешь жить
  • «Спартак: Кровь и песок». 7-8 серии. Ману Беннетт
  • Комментарии:
    Рекомендуем