О тепле людского участия

логотип Epoch times
О тепле людского участия

Из цикла "Зарисовки с натуры"

Январское раннее утро накануне Рождества. Мороз жмёт столбик уличного термометра к отметке 35 ниже нуля. Добрый хозяин в такую погоду пса пожалеет на улицу вывести, но трудовому люду деваться некуда. Через «не хочу», вздыхая над тяжкой долей трудовой и с тоской вспоминая летнюю жару, одеваюсь, как капуста – семь одёжек - все без застёжек и шерстяные, шарф вокруг шеи наматываю так, чтоб над ним – только глаза грустные, шапку надвигаю на брови, напяливаю шубу, валенки и в этой экипировке отправляюсь на работу.

На остановке у магазина с некогда радушным названием «Привет» в ожидании хоть какого-нибудь транспорта в сторону КМК толпится слегка заиндевевший и окутанный облаками пара народ. Приплясывая и притопывая, пряча носы в воротники и шарфы, все молчком пытаются согреться в этом собачьем холоде, прекрасно осознавая, что трамвая при таком морозе не дождаться и что автобусов сегодня на линии будет как минимум на десяток меньше, а значит, даже входные места в благодатном раю общественного транспорта будут в дефиците. Общее молчание нарушает только старческий голос, бесконечно твердящий единственную фразу «Да где ж автобус? Господи, где ж этот автобус?!»

Спустя минут пятнадцать-двадцать, когда голос безнадежно осип и приобрёл заунывность народного страдания, из-за поворота показался долгожданный «Икарус». Длинный – из тех, что с «гармошкой» посередине – и медленный, как ошарашенная ударом гусеница. Пока он подползал к остановке, тормозил и фыркал, открывая двери, покрывшийся инеем народ сгруппировался для атаки этих самых дверей.

В салон вошли дружно, без препирательств и толкотни; встали тесно прижимаясь друг к другу, чтобы никого не оставить на растерзание лютому врагу. Утрамбовались, как шпроты в банке; индивидуального места осталось только на вдох-выдох, зато в прямом смысле чувствуешь тепло и поддержку соседнего плеча и уверен, что упасть не позволят.

Водитель попытался закрыть двери салона, да не тут-то было: венгерская пневматика от сибирского холода окочурилась. Но наш народ сообразительный и отзывчивый – помог закрыть створки мозолистыми руками.

Автобус фыркнул, собираясь тронуться с места, да сразу не получилось: двигатель пыхтит, чихает, шипит, а с места машину сдвинуть не может. Минут пять так мучился. Кондуктор оправдываться начала, на погоду сетовать… Народ в солидарности понимающе молчит, сочувствует, и вдруг та самая нетерпеливая бабулька с осипшим голосом всю солидарность нарушить решила. «Чевой-то он не фурычит, - говорит, - мне в полуклинику на анализы надо. Хватит пыхать без толку, езжать пора». Народ её не поддержал, она, конечно, умолкла, но водитель то ли услышал это возмущение, то ли чутьём догадался, – включил микрофон и ...:

«Уселись, - говорит, - довольны. Рады, что в тепло попали. А машине, между прочим, в сто раз холодней вашего. Вы вон все в дублёнках да шубах, а она нагишом работает».

Народ от такого откровения вначале опешил, а потом дружно расхохотался. И представьте себе – автобус тронулся! Не спеша, мягко, но покатился, будто только и ждал, когда к нему – замерзшему трудяге – тёплое сочувствие проявят. А вы сомневаетесь в необходимости людского участия…

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Звезда мюзикла Майя Хаквоорт: "Я всегда хотела глубже проникнуть в роль, чтобы больше узнать о себе"
  • Кинокритики США выбирают «Социальную сеть»
  • Вестерн братьев Коэных в США на первом месте
  • Дуглас излечился от рака горла
  • Терпи всё — и будешь жить
  • Комментарии:
  • Рекомендуем