Меню
  • Поиск
  • ×Закрыть
    Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю

    Насколько далеко может зайти свобода творчества?

    Здесь она одета: Анна Прохаска в роли Анн Трулове,  «Похождения повесы» Стравинского в постановке Берлинской государственной оперы в театре Шиллера. Фото с сайта epochtimes.deЗдесь она одета: Анна Прохаска в роли Анн Трулове, «Похождения повесы» Стравинского в постановке Берлинской государственной оперы в театре Шиллера. Фото с сайта epochtimes.de

    Смена гардероба после драмы: три минуты назад  Йонас Кауфманн был одет в голубую пижаму, которую он все еще держит в руке, а  Анне Кампе пришлось раздеться до трусиков и бюстгальтера,   «Фиделио»  Каликсто Биейто,  Баварский государственный оперный театр в Мюнхене.  Фото с сайта epochtimes.deСмена гардероба после драмы: три минуты назад Йонас Кауфманн был одет в голубую пижаму, которую он все еще держит в руке, а Анне Кампе пришлось раздеться до трусиков и бюстгальтера, «Фиделио» Каликсто Биейто, Баварский государственный оперный театр в Мюнхене. Фото с сайта epochtimes.de

    «Информации оказалось немного больше, чем мне бы хотелось знать», - говорит Ума Турман Джону Траволте в культовом фильме Квентина Тарантино «Криминальное чтиво». Вряд можно точнее описать тонкую грань, которая отделяет частную жизнь.

    Чтобы подобающе отметить дебют в Мюнхене «Тарантино оперы» Каликсто Биейто, Баварский государственный оперный театр придумал нечто особенное.

    На плакате, который на протяжении недель рекламирует новую инсценировку «Фиделио», изображен голый лысый человек, похожий на г-на Биейто. Он держит двух мертвых клоунов, свисающих вниз как марионетки; это намек на скандальный имидж режиссера, который славится чрезмерным использованием обнаженных тел на сцене. Теперь он дергает за ниточки мюнхенского «Фиделио».

    Непривлекательная деталь: признак его мужественности не был прикрыт или представлен в сдержанной античной манере, а изображен заметно, с размахом. Любой, кто видел плакат, знает, о чем я говорю.

    Какое все это имеет отношение к «Фиделио» Бетховена, остается загадкой: непосвященный человек никогда бы не догадался, что за этой иллюстрацией, которая годится только для того, чтобы провоцировать ажиотаж, используя дешевые приемы, скрывается произведение, превозносящее «преданную супружескую любовь» и самоотверженное мужество.

    Плакат висит не только на Максимилианштрассе, но и почти на каждой станции метро. Здесь его увидят дети, и он останется в их памяти. Ощущение того, что здесь что-то неправильно, эта тонкая грань такта продолжается стираться.

    «Свобода творчества» позволяет это

    Интересно, что никакой другой продукт в мире товаров не мог бы так рекламироваться. Только производитель презервативов использует, насколько я знаю, стилизованный объект в качестве товарного знака. Даже стриптизеры из Chippendales (которым до сих известно табу, и для чего нужны фиговые листья) не могли бы себе это позволить. Но Баварской государственный оперный театр может, ведь это «искусство». Что за хитрый трюк позволяет под видом творческой свободы привнести порнографию в общество?

    И почему никто об этом не говорит? Наверное, потому что чувствительная граница терпимости слишком долго подвергалась давлению, и последние люди, «стыдящиеся чужого», давно уже прекратили свое существование.

    Поскольку опера сама по себе благородный вид искусства, казалось, что чувство такта она могла сохранить особенно долго, по крайней мере, по сравнению с другими формами искусства и СМИ. Теперь, похоже, этому пришел конец не только в Мюнхене, потому что вынужденный вуайеризм и неблаговидные вещи проникли во все сферы жизни.

    Третий стриптиз за четыре недели

    Только за последние четыре недели, я смогла посмотреть три новых произведения, в которых исполнители главных ролей были обнаженными: заметьте, на различных сценах и, конечно, всегда как-то драматургически оправдано.

    28 ноября 2010 года, постановка «Белый конь» в Берлинском Оперном театре комедии, режиссер Себастиан Баумгартен заставил только что уволенного главного официанта Леопольда снять фрак, рубашку и брюки, чтобы надеть гражданскую одежду. Макс Хопп стоял в трусах и пел речитативом весьма уместную песню «Я не могу смотреть».

    10 декабря 2010 года: «Похождения повесы» Стравинского была поставлена Кристофом Варликовским в Национальном Оперном театре в Берлине в театре Шиллера: очаровательная двадцатисемилетняя сопрано Анна Прохаска должна была выступить в роли Анне Труволе в бюстгальтере и трусиках. Во время сложной арии «Я иду, я иду к нему» зрители были свидетелями, как она запихнула гору нижнего белья и одежды в спортивную сумку, втиснула себя в узкие джинсы, надела блестящую блузку и накрасилась, готовая к отъезду.

    Австрийская звезда выполнила это уверенно и очень эстетично, хотя в арии в основном речь шла о глубоких ценностях, но зато фото прессы стало хитом в общем репортаже.

    21 декабря 2010 года Баварский государственный оперный театр в Мюнхене, представил «Фиделио» Каликсто Биейто. В дуэте «О безымянная радость» Леонора и спасенный ею Флорестан должны были полностью раздеться до нижнего белья и переодеться под предлогом изображения счастливого конца драмы и их возвращения к повседневной жизни.

    Эта партия сама по себе является испытанием для любого певца: точный ритм, сложные интонации и текст на немецком скороговоркой, который должен синхронизированно сливаться с оркестром.

    Но, к счастью, на сцене стоят Йонас Кауфман и Аня Кампе, и они справятся с этим. Но задушевной вокальной связи не было. Еще бы, в таких условиях. Оставив в стороне обвинения в стриптизе, даже с точки зрения серьезной музыки никто не может утверждать, что они оба чувствовали себя на сцене хорошо. И мнение о том, что режиссер театра нанес произведению лишь визуальный ущерб, а качество музыки не пострадало, неверно.

    Не привыкли ли мы уже ко всему?

    К чему все эти волнения, когда в 1972 году, почти сорок лет назад, Гетц Фридрих послал на сцену в скандальной байрейтской постановке «Тангейзера» Венеру с почти обнаженной грудью (Гвинет Джонс). И даже в 1894 году Сибил Сандерсон позволил себе в премьере «Таис» Массне «гардеробный эффект».

    Конечно, история наготы на сцене так же стара, как сам театр, но кто сейчас защищает матадоров оперной арены от полной продажи своей частной жизни?

    «Я артист, а не гладиатор», - так гласило извинение Роландо Виллазона за его постоянный вокальный кризис 2010 года. Это высказывание наглядно демонстрирует, насколько тесно связан голос с личностью поющего. Оперное пение, само по себе, оголяет душу, поскольку оно требует страстей, которые, к счастью, очень немногим из нас придется пережить в такой остроте.

    Итак, сегодня нам не хватает того, что дают певцы? Плод их усилий не кулинарные деликатесы, а в лучшем случае, духовная пища. Внутренняя сила и мужество являются частью этой профессии, поскольку ежедневная эмоциональная отдача крайне высока.

    «Чтобы быть безупречным членом стада овец, нужно, прежде всего, быть овцой», - говорил Альберт Эйнштейн.

    Если телезрители могут только выключить телевизор, то оперная публика обладает привилегией лично присутствовать при артистической катастрофе.

    Но это шанс для протеста! Конечно, в среднем, оперная публика чуть постарше. Здесь еще глубоко сидит хорошее воспитание. Но что бы произошло, если бы зрители не вели себя как послушные овцы стада, а взяли своих звезд под защиту? Возможно, были бы возгласы, такие как: «Бедная Аня!» - «Бедный Йонас!»- «Вы не одни!»

    Разрушение искусства в этом случае стало бы актом эмансипации, освобождения от ложной скромности и пассивной роли потребителя. И, следовательно, дало бы понять, что публика не ищет простого развлечения, она настаивает на качестве и порядочности.

    Поэтому в следующий раз лучше не молчать и послушно аплодировать, когда Йонас Кауфман (или один из его коллег) выступает в трусах.

    Это требует упорного сопротивления, когда достижения цивилизация устраняет чувство стыда, а актеры незаметно деградируют.

    Сторонники режиссера уверяют, что опера может оставаться современной и социально влиятельной, только используя свои способы. Хотим ли мы активно оплачивать их существование билетами и субсидиями, и позволять нас дурачить? Создатели таких высокомерных халтур должны быстро научиться, что опера будет жива и без них . Вытаскивайте свистки! Мы - публика!

    Версия на немецком


    Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

    Вас также может заинтересовать:

  • Большие маневры на «Редких землях» РЗЭ
  • ОЗПП требует значительно увеличить штрафы за задержку авиарейсов
  • Акция протеста на пресс-конференции Ху Цзиньтао в Белом доме
  • Три слова, которые Обама должен сказать Ху Цзиньтао
  • Хищные вещи века и ходячие мертвецы

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма
  • Наш канал в телеграм

  • Top