В Китае выступают против добычи медвежьей желчи

Медведи, предназначенные для извлечения желчи, могут жить только две трети от продолжительности жизни медведей. Фото: с epochtimes.comМедведи, предназначенные для извлечения желчи, могут жить только две трети от продолжительности жизни медведей. Фото: с epochtimes.comКитайские правозащитные группы выступили против финансового расширения компании, которая извлекает желчь у медведей, и призвали к закрытию этой отрасли в целом.

Фонд «Животные Азии» недавно издал письменную декларацию о том, что выступает против замысла Fujian Guizhentang Pharmaceutical Co. Ltd. о своем первичном размещении акций в Управляющее бюро провинции Фуцзянь.

Компания производит препараты, в которых на постоянной основе используется желчь, извлеченная у живых медведей. Критики утверждают, что практика процесса добычи желчи чрезвычайно жестокая, а препараты на их основе имеют сомнительный лекарственный эффект.

Фармацевтическая компания Guizhentang намеревается финансировать приобретение 1200 черных медведей для изготовления около четырех тонн желчного порошка в год.

Фонд «Животные Азии» заявил в декларации: "Индустрия по добыче медвежьей желчи является жестокой, она включает в себя извлечение желчи животных через отверстие, которое проделано в стенках живота и в желчном пузыре. Эти раны намеренно оставляются открытыми, в результате чего медведи получают бактериальную инфекцию и болезни".

Цю Шухуа, основатель Guizhentang, ответил, что его работа по извлечению желчи у живых медведей была одобрена властями.

«Быть против нас - все равно, что быть против страны»,- сказал Цю.

Это заявление вызвало бурю возмущения в средствах массовой информации, которая, в основном, была направлена против этого утверждения и компании.

Согласно статье Time Weekly от 18 февраля, участок фонда «Животные Азии» Longqiao Спасательного центра «Черный медведь» в Чэнду провинции Сычуань, уже служит кладбищем для 111 медведей и продолжает расширяться.

Треть медведей умерла от рака печени, в то время как другие умерли от сердечной недостаточности и других заболеваний, связанных с жестоким обращением с ними.

Статистика фонда «Животные Азии» показывает, что около 7000 медведей в Китае подвергаются жестокой практике добычи желчи.

Статья Time Weekly расказала про Сан Гуояна, человека, который выращивал черных медведей в течение пяти лет. Каждый из четырех медведей, которых он вырастил, жили в грязных клетках (80 х 120см). Большой медведь был приучен всегда смотреть только в одном направлении.

Сан сказал: «Практически все эти медведи со временем умирают от рака печени, причем, три четверти из них страдают от психических заболеваний». Он сказал, что медведи, предназначенные для извлечения у них желчи, могут жить только две трети от продолжительности жизни медведей.

Один из медведей в клетке, которого он взял под наблюдение, был очень умным, и мог снять любой железный жилет, который на него надевали. Сан вынужден был купить 30-килограммовый жилет из нержавеющей стали, специально изготовленный для этого медведя.

У другого медведя, находившегося в течение долгого времени в клетке, где невозможно передвижение, пытался покончить жизнь самоубийством: медведь неоднократно бился головой о клетку, пока вся его голова не покрылась кровью.

Каждый медведь переживает атрофию желчного пузыря и медленную смерть. Когда это происходит, говорится в статье, животноводы вставляют в рот умирающего медведя электрический провод, находящийся под напряжением в 220 v. Медведь закусывает провод, сжимая его всё крепче и крепче, и умирает от электрического тока через две минуты.

Ли Чжию, сосланный активист Демократический партии, сообщил «Великой Эпохе», что в Китае он часто был свидетелем жестокого обращения с животными.

Он считает, что общественное противостояние, образовавшееся вокруг Guizhentang, показывает, что люди всё более становятся осведомленными в вопросах защиты как своих прав, так и прав животных.

Лю Ди является президентом китайской Ассоциация по защите прав мелких животных, а также профессором Пекинского университета. Лю рассказал «Великой Эпохе», что Ассоциация собирается представить дело на рассмотрение Государственного управления лесного хозяйства: «Мы будем бороться с Guizhentang, и выставим онлайн-петицию».

Заявление о том, что «быть против добычи желчи у живого медведя - быть против страны», смешно. Может ли он [Цю Шухуа] представлять страну и правительство? Если да, то, как Народная Китайская Республика может смотреть в лицо цивилизованному миру?

Г-жа Гу, сотрудник китайской Ассоциации по защите прав мелких животных, рассказала «Великой Эпохе», что фармацевтические компании, использующие желчь, преувеличивают лекарственную ценность медвежьей желчи, и что, на самом деле, некоторые ветераны-врачи китайской медицины не думают, что она имеет большое значение как лекарство.

Но болезни, переносимые черным медведем в процессе извлечения у него желчи, вполне могут причинить вторичное заражение, угрожая здоровью тех, кто глотает продукцию из желчи.

По мнению профессора Лю, факт того, что китайские власти лишь частично запретили практику добычи желчи у живых медведей, сделал Китай «потерявшим лицо» перед миром.

«Для Китая пришло время решать, будет ли продолжать существовать или нет практика добычи желчи у живого медведя»,- сказал он.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Ошибочка вышла
  • У китайского грабителя банка «самый сильный дух»: 198 ударов молотком по пуленепробиваемому стеклу
  • История за кадром: свадьба в тюрьме
  • Китайский капитал скупает остров Хоккайдо, что вызывает подозрение у Японии
  • Китай владеет американскими облигациями в большем размере, чем предполагалось ранее


  • Top