Стихи Владимира Васильева

The Epoch Times06.03.2011 Обновлено: 06.09.2021 13:49

Передо мной
забытые страницы
Того, что было
много лет назад.
Я их читаю
и безумно рад,
Что оживают
милые мне лица —
Судьбы подарок,
мой бесценный клад.

Стихи Владимира Васильева


Артист балета, хореограф Владимир Васильев. Фото предоставлено арт-студией LONGERON

***

Солнце сбросило одежды
С убегающей ночи
Растревожили лучи
В нас угасшие надежды.
Снова, как когда-то прежде
Захотелось крикнуть: «Где же?!
Где волнительная свежесть
Нашей юности мятежной,
Бурной, шумной, глупой, нежной?
Где же замыслов безбрежность?
Где же спрятаны ключи
Счастья? Где?»
-Нигде,
Молчи…

***
За окном снег, снег
Без конца, без конца.
Невозможен побег
Из немого кольца.

Душит душу тоска,
И не можется ей.
Щель наружу узка,
Нет открытых дверей.

Ночь, длиною в года,
Пробирается внутрь.
Ну, когда же? Когда?
Улыбнется мне утро?

***
Чистота, тишина и покой.
Только изредка в этом молчанье
Раздается над сонной рекой
Одинокой гитары бренчанье.

Непонятно, зачем и о чем
Так печалятся нежные руки.
Может, письма любовные кто-то прочел,
И они выливаются в звуки?

В них тоскует, и плачет, и стонет душа,
О потерянном счастье мечтая,
Чьи-то пальцы касаются струн, не спеша,
И аккорды любви подбирают…

Чистота, тишина и покой,
Но тревожно над сонной рекой.
Может, этой весной
Хоть на время тревога растает.

***

Я рад тому, что я живу,
Что светит солнце яркое,
Что ночь сменяет синеву,
Что и во сне и наяву
Мне смерть пока не каркает.
Я рад огню, жаре, теплу,
Я рад морозу крепкому.
Я счастлив, когда по стеклу,
Стучится ветер ветками.
Я шуму рад и тишине,
Толпе и одиночеству,
Когда зовут по имени,
Или зовут по отчеству.
Я рад всему, что есть вокруг
Меня, и, что я чувствую.
Никто не враг мне, а я друг
Вам всем, во всех присутствую.
Я к бесконечности плыву,
А где она, кто ведает?
Я рад, что я еще живу,
Что все живые на плаву,
И все течет, как следует.

***

Конца пути не избежать,
Не перепрыгнуть пропасть.
Разбиться вдребезги,
но встать
И вновь взлететь,
и
обуздать
И смерти страх,
и жизни робость,
И петь в
полете,
и плясать,
И пить любовь…
А на
излете
Вдруг, враз исчезнуть
И… пропасть.

* * *
Три дня меня
ласкают
Поцелуи Эгейского моря.
Шепчет волна и тает,
И уносит печаль и
горе.

В закрытых глазах грезы
Счастливого До и После,
И высыхают
слезы,
И улетают мысли.

И так хорошо в безделье
Лежать на песке
горячем
И слушать отзвуки пенья,
В которых и смех, и плач.

* *
*
Луне предпочитаю
Солнце,
День- Ночи,
шум —
молчанию,
И сладость — горечи,
И радости — отчаянью.

А
впрочем…
Минет час, и вот —
Пишу и думаю совсем
Наоборот.

* * *
Ну что поделать?
Так
заведено,
Что судим мы других
Лишь по своим
талантам.

Судьбой же определено
Одним — разбросить камни,
А другим
— брильянты.

* * *
Я – не Петрарка,
И – не Данте,
Я – не
Вергилий,
Не Бокаччо,
Еще имен с десяток ярких
Добавить
можно к ним впридачу.
Но, как они, из века в век,
Гуляли, пили и
любили,
Творили глупости порой
(За что бывало их и били),
Я продолжаю
жизни бег.
Я горд! Я – тоже Человек!

***
Мои слова
не все еще пропеты
И алфавит мой
Не дописан до конца
Живу в вопросах
Без ответов
В надежде отыскать
тропинку мудреца.

Стихи В. Васильева взяты из книги «Картинки памяти»

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА