Мучительный путь Китая к свободе

На этой неделе было обсуждение экспертов, будут ли китайцы следующими, кто потребует демократии. Ни один эксперт не прогнозировал в этом году египетское восстание, как и антикоммунистическое движение в 1989 году, приведшее к падению Берлинской стены и краху бывшего Советского Союза.

Когда наступит крах китайской коммунистической партии (КПК), это будет сюрпризом. На самом деле вопрос состоит не в том, будут ли китайцы следующими, а в том, захотят ли китайцы свободы и демократии.

Свыше 100 лет китайцы вновь и вновь демонстрировали свою мечту о свободе и демократии. Этому желанию, тем не менее, препятствовала трудная история, история, которую необходимо знать, чтобы понять сегодняшнюю ситуацию в Китае.

Два поколения китайцев испытали коллективный стокгольмский синдром

От республики к КПК

В 1911 году китайцы свергли с престола последнего императора и образовали республику Китай. Как первый свободно избранный президент Китая, Сун Ятсен обещал строить страну на принципах демократии и суверенитета.

Однако такая программа была отвергнута разобщенными политическими силами, так как военачальники сопротивлялись республике, и несколько позже произошло вторжение Японии в Манчжурию.

Националистическая партия Гоминьдан (ГМД) почти добилась относительного национального единства и сопротивлялась японцам. Но лидер Гоминьдана Чан Кайши правил как диктатор, и коррумпированность его правительства глубоко разочаровала китайцев.

Этим воспользовалась китайские коммунисты, получив помощь Советов. КПК обещала китайцам нечто, что казалось даже лучше, чем демократия: коммунистическое общество, в котором все равны и всё доступно.

Конечно, передовые статьи печатных органов КПК играли на желании китайцев иметь свободу и демократию и представляли КПК как партию, которая оправдает эти долгожданные надежды.

Чтобы осуществить эту мечту, были принесены жертвы - миллионы китайцев погибли в гражданской войне между ГМД и КПК, верящих, что их партия предлагает наилучшие возможности для свободы.

В 1949 году КПК вытеснила ГМД на Тайвань. Мао Цзэдун, председатель КПК в то время, встал на площади Тяньаньмэнь и объявил: «Китайцы будут стоять всегда». Люди были тронуты до слез этими заверениями о величии Китая, полагая, что перед ними открывается светлое будущее.

Коллективный стокгольмский синдром

Однако в 1950 году Мао заявил китайцам, что их свободе и суверенитету угрожают направляемые США западные антикоммунистические силы в Корее и они должны защитить себя, воюя в Корее. Результатом этого вмешательства китайских коммунистических сил, стало разделение Кореи на две страны - Юг и Север. Погибло миллион китайцев, сражаясь с ложным врагом.

Как только закончилась Корейская война, многим китайским владельцам малого бизнеса, бывшим землевладельцам и недовольным политикой КПК, приклеили ярлык контрреволюционеров, они все были замучены и убиты. Те, кто не попал в этот перечень, были запуганы, им было сказано, что жестокость было необходима для защиты плодов революции.

Китай никогда прежде не видел сообщества людей, успешно сопротивляющихся КПК.

В 1957 году китайские интеллектуалы и некоторые китайские чиновники осознали, что КПК представляет собой тоталитарный режим. Они выступили с критикой политики и руководства КПК. Очень скоро больше полумиллиона человек были заклеймены как реакционеры - враги государства. Они были уволены с работы, отправлены в ссылки в отдаленные сельские местности, унижены, замучены и убиты. Многие совершили самоубийство.

Это сломило дух китайцев. Они были вынуждены поклоняться Мао Цзэдуну как «спасителю» Китая и компартии, как матери, которая дала Китаю вторую жизнь. Страх перед смертью, пытками и унижением, инстинкт выживания и благодарность за любую доброту, проявленную КПК, довлел над двумя поколениями китайцев, которые испытывают коллективный стокгольмский синдром.

Это подавленное состояние духа способствовало возникновению дальнейшей трагедии 1966 г., когда Мао решил использовать свой богоподобный культ личности, чтобы избавиться от своих политических противников. Люди боролись друг с другом, чтобы доказать преданность Мао.

Движение фанатиков, названное «Великой Культурной революцией», стало причиной миллионов смертей в первые два месяца, о чем Мао с гордостью заявил Хо Ши Мину, руководителю коммунистической партии Вьетнама, находившемуся с визитом в Китае. Дэн Сяопин сообщил позже итальянскому журналисту Ориану Фаллачи, что потери убитыми исчислялись астрономическими числами, и вряд ли можно будет узнать точное число убитых.

Жертвами «Культурной революции» стали практически все слои общества: некогда близкие коллеги и друзья Мао, фермеры, рабочие, ученики школ, врачи, преподаватели университетов, ученые, руководители КПК и генералы, в их числе были сын покойного Дэн Сяопина и отец нынешнего китайского коммунистического лидера Ху Цзиньтао.

Во времена «Культурной революции» слова «свобода» и «демократия» могли стоить человеку жизни.

Демократические движения

Все же после смерти Мао в 1976 году китайцы воспрянули духом. В 1978 г. Вей Жиншен и многие другие отважные китайцы организовали Стену Сидань, также известную как «Стена Демократии» - на улице Сидань в Пекине, на которую помещали статьи и перед которой произносились речи в защиту свободы и демократии.

Дэн Сяопин использовал стремление китайского народа к свободе и демократии против своих политических противников, включая Сюа Гоуфэна, преемника выбранного Мао, и так называемую «Банду четырех». В 1980 г. Дэн Сяопин, встав у власти, запретил движение «Стена Демократии» и заключил в тюрьму Вэй Жиншена и других активистов.

Дэн Сяопин продолжил политику диктатуры КПК, и вместе с экономическими реформами одновременно установил систему коррупции, поскольку у власти были те, кто получили пользу от реформ.

Все же еще один раз в 1989 г. народ Китая объединился, чтобы добиться свободы и демократии. Студенты университетов Пекина и многих других главных городов, позже объединившиеся с учителями, журналистами, правительственными чиновниками, рабочими и китайцами всех профессий в обществе, вышли на площадь Тяньаньмэнь в Пекине и на улицы других главных городов, провозглашая лозунги в поддержку демократии и политических реформ.

В течение нескольких недель китайцы во всей стране почувствовали давно забытый вкус свободы, и у них появилась надежда на демократические изменения в стране.

Танки и автоматы уничтожили эйфорию. Главным требованием протестующих было наказание коррумпированных чиновников и членов их семей, но Дэн Сяопин понял, что удовлетворение этого требования неизбежно приведет к причине коррупции - абсолютной власти КПК.

4 июня на площади Тяньаньмэнь танками и автоматами были расстреляны тысячи молодых людей. В речи, произнесенной перед партийными соратниками после этой бойни, Дэн сообщил, что сохранение власти КПК в течение еще 20 лет, стоило убийства 200 000 человек.

Все согласились с политикой Дэна и предложенными им экономическими реформами. В течение десяти дней после событий на Тяньаньмэнь и пропагандистских вещаний о том, что каждый китаец сможет стать богатым, стало казаться, что дух китайского народа уснул. Привычное чувство беспомощности и безнадежности вновь овладело китайским народом.

Духовное пробуждение

В Китае изменения произойдут не в среде людей, жаждущих политической свободы и демократии, но, скорее, свободы веры.

Спустя десять лет после бойни на площади Тяньаньмэнь в апреле 1999г. Более десяти тысяч человек пришли к Отделу писем и обращений китайского Государственного Совета, предназначенного для приема жалоб. Отдел расположен недалеко от Чжунанхая - резиденции правительства КПК.

Среди людей, приехавших в Пекин со всей страны, были ученые, преподаватели, инженеры, домохозяйки, военные, рабочие, фермеры и пенсионеры. Они приехали с желанием разъяснить правду правительству о практике Фалуньгун, духовную практику, последователи которой следуют принципам этого учения - «Истина Доброта Терпение», включающей упражнения цигун, которую, однако, власти города Тяньцзиня запретили в своем городе и подвергли арестам и избиениям местных последователей Фалуньгун.

Собравшиеся на эту мирную акцию люди, хотели лишь соблюдения свих конституционных прав - свободы веры и собраний, чтобы они могли собираться вместе для изучения, обсуждения и выполнения упражнений Фалуньгун. Они мирно разошлись после того, как премьер-министр Чжу Жунцзи устно согласился с их доводами.

Однако бывший лидер КПК Цзян Цзэминь решил, что некто «вынашивает политические замыслы» и за этим мирным протестом стоят «антикитайские западные силы». Он приказал «искоренить» практику и использовать все средства, чтобы «преобразовать» 100 миллионов китайцев, которые практиковали Фалуньгун, таким образом, единолично развязав невиданные в истории по масштабу и жестокости репрессии за духовные убеждения.

В ходе этих репрессий произвольные задержания и аресты, лишения свободы без законных оснований, методы «промывания мозгов», применение разрушающих сознание наркотики, насильственные извлечения органов практикующих для трансплантаций, приобрели всекитайский масштаб. Информационный Центр Фалунь Дафа подтвердил смерть свыше 3000 практикующих, но реальное число смертей в результате пыток и издевательств измеряются десятками тысяч. Десятки тысяч из заключенных последователей Фалуньгун стали донорами органов, которые извлекались у еще живых людей. Миллионы подверглись пыткам.

Цзян Цзэминь рассчитывал, что практика будет ликвидирована за три месяца. Однако спустя одиннадцать лет, несмотря на жесточайшие репрессии, последователи Фалуньгун никогда не прекращали добиваться свободы веры.

Последователи Фалуньгун в Китае ежедневно рассказывают и простым гражданам, и государственным и партийным чиновникам, что представляет Фалуньгун, почему он подвергается он гонениям, и что преследование - это зло и грубое нарушение человеческих прав практикующих.

В течение последних шести лет, после того, как КПК сделала преследование Фалуньун скрытым и тайным, в отличие от первых лет громогласной клеветнической пропаганды во всех государственных СМИ и откровенных провокационных акций, наподобие сфальсифицированного «самосожжения «на площади Тяньаньмэнь, преследование последователей Фалуньгун не стало менее жестоким и масштабным. Но благодаря мирному противостоянию и разъяснениям правды практикующими об этих репрессиях, на сегодняшний день из рядов компартии вышло свыше 89 миллионов китайцев в Китае и по всему миру.

Китай никогда не видел прежде сообщества людей, успешно сопротивляющихся КПК, и никогда раньше не видел мирной акции гражданского неповиновения, организованной последователями Фалуньгун.

Их пример пробудил китайцев желание защищать свои права. У появившегося «Движения защиты прав» нет лидера, но только уверенность, разделяемая народом, что они больше не хотят терпеть тиранию.

Китайский народ, жаждущий сегодня свободы хочет свободы от коммунистической диктатуры.

Майкл Юн - китайско-американский писатель, живущий в Вашингтоне, пишущий о Китае и китайско-американских отношениях.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Об извлечении органов в Китае
  • Власти Китая боятся народных протестов, ограничивают возможности журналистов
  • Радио «Голос надежды» вопреки всему расширяет объём вещания в Китае
  • Адвокат о Shen Yun: древние идеи актуальны и сегодня
  • «Светящаяся свинина» пугает домохозяек Китая

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top