О чем сожалеет бывший китайский диктатор

Обложка книги о Цзян Цземине Обложка книги о Цзян Цземине "Власть любой ценой".В статье, опубликованной в китайско-язычном журнале Frontline в Гонконге, бывший верховный лидер Китая Цзян Цзэминь размышляет о результатах своего пребывания у власти.

Статья называется «Признавая общечеловеческие ценности», у нее есть подзаголовок - «Два крупных события в жизни Цзян Цзэминя, о которых он сожалеет». Два события, о которых идет речь, - это бомбардировка китайского посольства в Белграде и преследование последователей Фалуньгун.

По большей части, в статье описывается борьба за власть на XVIII Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая (КПК).

Цзян представлен как стоящий за кулисами политический деятель, обладающий значительной силой. Тогда Цзян высказался за принятие гибкой позиции по отношению к универсальным человеческим ценностям, таким как демократия и свобода.

В то же время он подчеркивал, что любое совершенное компартией изменение будет направлено всегда на укрепление ведущей роли компартии. Высказывания о демократии и правах человека противоречат этой основной предпосылке. Невозможно совместить несовместимое - усиление власти партии и установление демократии и прав человека. Цзян и не собирался этого делать. Упоминаемая в статье гибкость Цзяна является притворной.

На самое важное в статье - это её необычное оформление: шрифт, используемый для заголовка, в два раза меньше, чем шрифт подзаголовка - это ясный зрительный сигнал для читателя. Меньшая часть статьи, в которой речь идет о двух сожалениях Цзяна, - это и есть ее главная часть.

Когда просачивается информация о чем-то, возникает вопрос о доверии.

В послужной список публикаций журнала Frontline входят статьи с конфиденциальной информацией о чиновниках КПК. Многие из этих историй позднее были подтверждены.

Например, в июле 2007 года журнал опубликовал статью о коррупции братьев Лю Чжицзюнь. Лю был министром путей сообщения. 12 февраля Центральный дисциплинарный комитет КПК начал расследование, и 25 февраля он был отстранен от занимаемой должности. Большинство случаев коррупции, о которых рассказывалось на страницах Frontline на протяжении более трёх лет, были, в конечном счете, подтверждены самой КПК.

Согласно статье, Цзян после выхода на пенсию хотел опубликовать автобиографию. Однако в силу длинного списка причин компартия не позволяет никакому бывшему или действующему государственному деятелю публиковать автобиографию. Бывший премьер-министр Ли Пэн хотел опубликовать свою автобиографию, чтобы снять с себя ответственность за бойню на площади Тяньаньмэнь в 1989 г., но до сих пор не смог получить разрешения.

Цзян, как говорят, пытался обойти запрет на публикацию автобиографии путем написания статей под именами своих детей (в кругах руководства КПК дети могут писать мемуары за своих родителей, что является распространенным явлением). Он также начал в 2010 году диктовать автобиографические заметки доверенным ближайшим помощникам, как говорится в статье.

В статье о Цзяне не сообщается источник информации о «сожалениях Цзяна». Если эта информация является правдивой, тогда могли быть только два источника: либо помощники, которые слышали истории от Цзяна, рассказали их репортеру, либо сам Цзян неофициально поведал ему об этом.

Ключевой вопрос состоит в следующем: по инициативе ли самого Цзяна создана эта история о его «сожалениях»?

Бомбардировка посольства

Бомбардировка китайского посольства в Белграде была произведена непосредственно по вине Цзяна. Весной 1999 года рейдами НАТО с воздуха были уничтожены сербские системы управления. Слободан Милошевич обратился за помощью к России и Китаю. Россия отказала, но Цзян без колебаний согласился помочь. Цзян также отклонил запрос Министерства иностранных дел об эвакуации сотрудников посольства, хотя все другие страны это уже сделали.

Три отряда сербской разведки переехали в подвал посольства Китая, и начали оттуда свою деятельность. Когда воздушный удар НАТО достиг посольства, три сотрудника посольства погибли. Китайские СМИ не сообщили о смерти еще 14 человек, находящихся в подвале.

Ответ китайского режима был на удивление невнятным, так как, согласно статье Frontline, США привели доказательства того, что в посольстве Китая работали отряды сербской военной разведки. Цзян был расценен как самый безответственный лидер Китая.

Преследование Фалуньгун

Цзян Цзэминь не выразил сожаления по поводу гибели тысяч людей и огромных страданий, вызванных проводимой им политикой преследования Фалуньгун.

Преследование Фалуньгун началось в 1999 году. Эта духовная практика включает в себя пять статических плавных упражнений цигун и самосовершенствование по принципам Истина, Доброта, Терпение.

После первого представления общественности в 1992 году Фалуньгун стал чрезвычайно популярным. По данным государственных источников, в 1999 году 100 миллионов человек были последователями Фалуньгун. Однако, начиная с 1997 года, сторонники Фалуньгун начали сталкиваться с различными формами официальных репрессий.

25 апреля 1999 года около 10 000 последователей Фалуньгун направились в центральный офис по приему апелляций в Пекине, чтобы обратиться за предоставлением для практики Фалуньгун безопасных и правовых условий. Этот офис находится недалеко от места, где располагаются резиденции руководства КПК, Чжуннаньхай. Во время своей мирной акции последователи Фалуньгун бесшумно стояли или сидели вдоль дорог.

Эта мирная демонстрация вызвала у Цзяна панику и возмутила его, поэтому он решил «искоренить» Фалуньгун. Его решение было встречено разногласиями со стороны Постоянного комитета Политбюро и в собственном доме Цзяна.

Чжу Жунцзи, тогдашний премьер-министр, и Ли Жуйхуан, председатель Народного политического консультативного совета Китая, считали, что не было никакой необходимости придавать такое большое значение практике цигун, а тем более, начинать массовую кампанию. Жена Цзяна Ван Епин и его внук Цзян Чжичен практиковали Фалуньгун (говорится в статье).

Тем не менее, Цзян настаивал, что в Китае под руководством КПК не может быть организации, вышедшей из-под контроля компартии. В конце концов, он вынудил Политбюро начать кампанию против Фалуньгун.

После долгих размышлений в течение восьми лет после того, как он покинул свой пост, Цзян понял, что вопрос Фалуньгун можно было решить по-другому, говорится в статье.

Фалуньгун стал мощной силой, противостоящей КПК за пределами Китая, чиновники компартии встречают протесты везде, куда бы они ни поехали. Те чиновники, которые принимали активное участие в преследовании, столкнулись с судебными исками и даже арестами во время визитов за рубеж. Такие случаи сильно бьют по имиджу чиновников КПК и китайского государства. Кроме того, преследование Фалуньгун настроило миллионы или даже десятки миллионов людей против Цзяна и партии.

По этим причинам, согласно статье, Цзян выразил сожаление по поводу развязанного преследования Фалуньгун. Но он не выразил сожаления по поводу гибели тысяч невинных людей и огромных страданий, принесенных его политикой китайскому народу.

Англоязычные и китайские СМИ по-разному трактовали высказывания Цзяна в Frontline. Западные СМИ, которые сообщили о статье, были больше сосредоточены на бомбардировке посольства, но в китайских СМИ за пределами Китая широко обсуждалось сожаление Цзяна по поводу преследования Фалуньгун.

Информация о бомбардировке и о преследовании не является новостью для тех, кто внимательно следил за событиями последних 12 лет. Изложенная в статье история бомбардировки посольства уже была рассказана через несколько месяцев после бомбардировки.

Кроме того, люди в Китае знали, что решение Цзяна о преследовании Фалуньгун не было поддержано другими высокопоставленными лидерами и некоторыми членами его семьи; они просто не знали, что речь идет о его жене и внуке.

История бомбардировки посольства в Белграде не влияет на сегодняшний Китай, и не является важным сообщением. Важное сообщение - это сообщение о преследовании Фалуньгун, которое до сих пор продолжается в Китае и оказывает влияние на каждый аспект жизни китайского общества.

В статье Цзян Цзэминь представлен как человек, желающий избежать ответственности за преследования, которые продолжаются с тех пор, как он ушел в отставку.

Все лидеры КПК имеют своё политическое наследие. Наследие Мао - это изгнание Чан Кай-ши из Китая и культурная революция. Наследием Дэн Сяопина являются экономические реформы и бойня на площади Тяньаньмэнь. Наследие Цзяна - преследование Фалуньгун.

Решение Цзяна поддержало политбюро КПК, чтобы победить Фалуньгун в «борьбе за массы». Для компартии это «хорошее дело». Почему Цзян вдруг захотел отказаться от «чести» быть заказчиком преследования?

Как правило, лидеры КПК лучше знают критическую ситуацию, с которой они сталкиваются, чем китайский народ, и, в большинстве случаев, лучше, чем западные правительства и западные эксперты по Китаю. Цзян боится, что ему придется нести ответственность за свои действия.

Он, очевидно, не боится партии или следующего поколения ее лидеров. Хотя в статье упоминается, что во время правления Си Цзиньпина вопрос о Фалуньгун будет решен без ущерба для партии, но это не касается Цзяна. Пока Цзян находится в КПК, ему ничто не угрожает. Цзян может теперь бояться только наказания от Бога или от закона и людей, когда КПК больше не будет.

Конечно, он не верит, что журнальная статья может изменить то, с чем ему придется столкнуться после смерти. Он просто хочет сбросить с себя, насколько это возможно, ответственность за преследование, которое он начал, на тот случай, если КПК уже не сможет его защитить.

Видео

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Преподаватель, финансист и адвокат встречаются на представлении Shen Yun
  • Мероприятия в Сан-Франциско в поддержку 90 миллионов китайцев, вышедших из компартии Китая и принадлежащих ей организаций
  • Легенда о женщине, брошенной в ад за клевету на Будду Шакьямуни
  • В китайской тюрьме за три недели от пыток погибло три узника совести
  • Власти Китая арестовали пользователя Интернета

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма
  • Наш канал в телеграм

  • Top