Шеймус Хини – ирландский поэт. Из серии «О 100 гениях современности»

Автор: 16.03.2011 Обновлено: 06.09.2021 13:49
Шеймус Хини – ирландский поэт. Из серии «О 100 гениях современности»

Шеймус Хини – ирландский поэт, а если быть точным – кельтский поэт Изумрудного острова. Он занимался не только поэзией, но и драматургией, переводами древних текстов, эссе, литературными исследованиями.
Хини берет мифологические образы из глубокого средневековья и переплетает их с реалиями бушующих вихрей истории своей родины. Он по праву стал национальным поэтом, нобелевским лауреатом и 30-м гением в списке «100 гениев современности».

Шеймус Хини родился первенцем в семье фермера-католика на севере Ирландии в 1939 году. Потом его семья пополнилась еще восьмью детьми. Сам Шеймус окончил сельскую школу, колледж Святого Колумба и поехал изучать английскую литературу в Белфаст, в Королевский колледж, откуда возвратился на родину с учительским дипломом.

Ирландия была провозглашена независимой республикой, когда Хини исполнилось 10 лет, но тяжба между Севером и Югом, большинством и меньшинством, протестантами и католиками Изумрудного острова в те времена казалась нескончаемой. Шеймус Хини, уже будучи автором трех сборников стихов: «Смерть натуралиста» (1966), «Дверь во тьму» (1969), «Север» (1975), стал не только у себя на родине явлением необыкновенным, но и во всей англоязычной литературе, благодаря образной яркости и неотлакированности стиля, который смог предельно достоверно выразить трагедию ирландского народа.

Хини приобрел известность как поэт, и получил приглашение преподавать в Кэрисфорт-колледже на юге страны, в Дублине (город, основанный викингами в Х веке). Тогда руководство Ирландской республиканской армии, которая активно действовала в Северной Ирландии, переезд поэта на юг страны назвало политическим бегством.

А поэт думал, прежде всего, о своей семье, о том, что нужно дать достойное образование подрастающим детям, а их у него трое, что переезд в древний культурный, научный, образовательный центр – южную Ирландию, только поспособствует этому.

Григорий Кружков, известный русский поэт, эссеист, переводчик поэзии, в том числе стихов Шеймуса Хини, пишет о творчестве ирландского поэта так:

«Явление Шеймаса Хини многие воспринимают как возрождение великой ирландской поэзии, на что указывает и мистика дат: Хини родился в том самом году, когда умер Йейтс (Уильям Батлер Йейтс (13 июня 1865 — 28 января 1939) — ирландский англоязычный поэт, драматург, лауреат Нобелевской премии по литературе 1923 года, — прим автора статьи).

Ирландская поэтическая традиция — лишь один кит, на котором стоит Хини, другой же — английская философская лирика, особенно XVI и XVII веков: его стихи насыщены цитатами и аллюзиями из высказываний поэтов той эпохи. Но есть и ещё киты, — например, Данте, которого Хини не только переводит, но и постоянно «прилагает» к себе, как, например, в поэме «Остров покаяния», написанной терцинами. В литературную ойкумену Хини входит также поэзия русская и вообще восточноевропейская. В одной из статей 80-х годов он прямо заявил, что в XX веке поэтический «полюс величия» переместился в Восточную Европу, где поэты, пишущие «из-под глыб», сохранили героический ореол певца и достоинство своего ремесла, утраченные ныне на Западе. Его восхищение Мандельштамом (которого он знает, прежде всего, по «Разговору о Данте») безгранично».

Шеймус Хини до сих пор совмещает профессорскую работу и поэтический труд: его преподавательская деятельность проходит на юге Ирландии (кроме того, поэта часто приглашают в Гарвард и Оксфорд читать лекции по риторике и ораторскому мастерству), а творческая – на севере страны, в Гленморе, в его так называемой «северной даче» с незаурядным литературным и историческим прошлым.

Шеймус Хини написал и издал 12 книг. Потрясающим явлением в поэзии стала его книга «Полевые работы» (1979). Выполненный поэтом перевод памятника англосаксонского средневекового эпоса «Беовульф» в 2000 году стал бестселлером и в Англии, и в США. Хини был награжден Нобелевской премией в 1996 году за стиль и тематику в поэзии.

Когда у Хини спросили, трудно ли совмещать преподавательскую работу в университете и поэтическое творчество, поэт ответил: «Нелегко, но я вырос в фермерской семье, где считалось, что каждый мужчина должен иметь профессию. Моя профессия — учитель, а поэзия — это для души. Быть просто свободным художником я всегда немного побаивался».

Иосиф Бродский восхищался поэтическим даром Шеймуса Хини, и посвятил поэту стихотворение (1990 год):

Шеймасу Хини

Я проснулся от крика чаек в Дублине.
На рассвете их голоса звучали
как души, которые так загублены,
что не испытывают печали.
Облака шли над морем в четыре яруса,
точно театр навстречу драме,
набирая брайлем постскриптум ярости
и беспомощности в остекленевшей раме.
В мертвом парке маячили изваяния.
И я вздрогнул: я – дума, вернее – возле.
Жизнь на три четверти – узнавание
себя в нечленораздельном вопле
или – в полной окаменелости.
Я был в городе, где, не сумев родиться,
я еще мог бы, набравшись смелости,
умереть, но не заблудиться.
Крики дублинских чаек! Конец грамматики,
примечание звука к попыткам справиться
с воздухом, с примесью чувств праматери,
обнаруживающей измену праотца —
раздирали клювами слух, как занавес,
требуя опустить длинноты,
буквы вообще, и начать монолог свой заново
с чистой бесчеловечной ноты.

Некоторые высказывания Шеймуса Хини:

*Один монах – святой Кевин – имел обыкновение молиться, стоя на коленях, протягивая руки к солнцу. Дрозд принял руки человека за ветки и принялся вить гнездо. Множество дней монах не двигался с места, до тех пор, пока из яиц не вылупились птенчики. И когда они научились летать, монах опустил руки и ушел. Монах изменил здравому смыслу, но остался верен жизни. Вот путь, достойный подражания.

*Внутри меня немножко тесновато, там — молчание, тяжесть. А снаружи – все наоборот: я – веселый, общительный, активный. Но себя внешнего я не очень ценю. Мне — чем старше, тем чаще — не хочется выходить наружу.

* Ваши поэты научили меня тому, как писатель может выжить в сегодняшнем мире. Нужно доверять своим чувствам, верить в то, что делаешь, и прислушиваться к себе. А если говорить о Бродском, то Иосиф был как дерево – в лесу вы прислоняетесь к дереву и спиной чувствуете энергию, которая идет снизу вверх. Иосиф никогда не сомневался в том, что делал, и ко всему подступался решительно, словно вертолет, который взлетает без разгона: вжух – и готово. (из интервью для «Книжного обозрения» 24.06.2003)

К сожалению, русскоязычный читатель знаком с немногими переводами поэзии Хини. Некоторые из них:

***
Боярышника запоздалый свет
Горит зимою в зарослях колючих;
Не ослепляя яркостью гирлянд.
Но призывая каждого – хранить
Свой скромный фитилек самостоянья.
А иногда в мороз, когда из уст
Клубится пар, он принимает образ
Бродяги Диогена, днем с огнем
Искавшего повсюду человека,
И пристально разглядывает вас,
Подняв на зыбком прутике фонарик,
И вы дрожите перед этим взглядом.
Пред той колючкой, что у вас из пальца
Возьмет анализ крови, пред экраном,
Что вас насквозь просветит –
и пропустит…

Исчезающий остров

Едва мы свыклись с тем, что обживать
Придется этот каменистый брег,
И, продрожав и промолившись ночь,
Собрали топливо и над костром
Повесили котел, как небосвод, –
Распался этот остров, как волна.
Твердь, за которую схватились мы,
Лишь в миг отчаянья казалась твердью.
На самом деле, это был мираж.

Перевод Г.Кружкова

Прощание

Я помню тебя в наряде простом,
И блузка, и юбка была проста.
С тех пор, как леди оставила дом,
Мучит его пустота.

Когда ты вошла, мы остались одни,
Время встало на якорь твоей улыбки,
Пропала — и снялись с якоря дни,
Нарушено равновесие зыбкое.

Дни внезапно отправились в плаванье
От палящего, через весь календарь, до снежного,
Подгоняемые звуками плавными
Голоса твоего нежного.

Нужда источила мои берега,
Ты ушла, я в море безбрежном.
Пока ты не отменишь приказ —

Я остаюсь мятежным.
Перевод Сергея Бойченко


______________________________________________________________________________________________________

Умение вести бизнес, знать многое об искусстве, быть очень начитанным и интеллектуальным человеком, как оказалось недостаточно для того, что бы люди поверили тебе. Курсы ораторского мастерства в Москве дают возможность восполнить все твои достоинства, приобрести уверенность в общении на публике избавится от страха и научится анализировать свою речь со стороны, а также приобрести еще множество лидерских качеств.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА