Стихи Ольги Качановой. Поэты по субботам

The Epoch Times19.03.2011 Обновлено: 06.09.2021 13:49
Ольга Качанова – бард, поэт, прозаик, архитектор, член Союза писателей Казахстана, лауреат многочисленных конкурсов самодеятельной песни, автор и ведущая телепрограмм «Мои поющие друзья» и других передач, живет в Алма-Ате.

Стихи Ольги Качановой. Поэты по субботам


Ольга Качанова. Фото с сайта olga-kachanova.narod.ru
Небо и море

Мы никуда не денемся
С этого корабля,
Нечего и надеяться,
Что впереди земля.
Веют ветра строптивые,
Сверху доносят весть:
Если альтернативы нет,
То перспектива есть…

Небо и море,
Синь-синева,
В этом просторе
Жизнь – синема.
Но сюжет
И билет
Стоят жертв,
Стоят лет.

К западу солнце катится,
Скоро померкнет свет.
Кто-то из нас спохватится,
Что перспективы нет.
По одному и парами,
Прежде, чем лечь на дно,
Мы на экране – парусе
Будем крутить кино.

Небо и море,
Синь-синева,
В этом просторе
Жизнь – синема.
Но сюжет
И билет
Стоят жертв,
Стоят лет.

Плыть сорок лет могли бы мы,
Чтобы про все забыть…
Может, еще не рыбы мы,
Но уже не рабы.
И никуда не денемся,
Если завет зовет.
Кто-нибудь не надеется,
А кто-нибудь доплывет!

Небо и море,
Синь-синева,
В этом просторе
Жизнь – синема.
Но сюжет
И билет
Стоят жертв,
Стоят лет.

Бедное мое сердце

Бедное мое сердце
плачет о тебе, мама.
Вот уже и солнце село,
только мне дня мало.

Мало мне ночи душной,
год прошел — а мне мало…
Я прижмусь щекой к подушке,
вышитой тобой, мама.

А на ней цветут розы
незабудки, пионы…
Сколько я не лью слезы,
не распустятся бутоны.

Даже если слез ливень
или затяжной дождик…
Если б я была счастливой,
ты бы прожила дольше.

Ты бы прожила дольше —
вышила цветов больше…

Песенка про чубчик

Как посмотрят мне в глаза,
И на черный чубчик,
Сразу спросят: «Ты казах?
Или, мальчик, чукча?»
Я готов вам дать ответ
И не приукрасить,
Как зовут и сколько лет,
И в каком я классе.

Но у взрослых у людей
Вроде ненормальность –
Все расспрашивать детей
Про национальность.
Отвечаю на вопрос:
Я обычный парень, —
Я узбекский эскимос,
Шведский я татарин.

Я из Африки приплыл
В Азию с Европой.
Саша Пушкин тоже был
Русским эфиопом.
Отвечаю на вопрос:
Я не иностранец!
Я еврейский эскимос,
Русский мексиканец!

Поезд

Ночь облизывает поезд,
Где от первого лица
Я додумываю повесть
До счастливого конца.

Встречный скорый воет волком,
Хочется и мне повыть…
Люди спят ничком на полках
Верхних, нижних, боковых.

И такая к людям жалость,
Что от первого лица
Я хочу, чтоб продолжались,
Чтобы в ком-то продолжались
Наши смертные сердца.

Я додумываю повесть,
Я разматываю нить,
Об одном лишь беспокоясь,
Как бы всех переженить.

Или в загсах, или тайно –
Тех, уснувших здесь ничком,
Продавщицу с капитаном,
Проводницу с моряком.

Чтобы засылались сваты,
Чтобы гости напились…
А зачем мне эти свадьбы?
А затем мне эти свадьбы,
Чтобы дети родились.

Самый светлый луч в сюжете
Растопил словесный наст.
А зачем нам эти дети?
Чтобы были лучше нас.

Чтобы жили с большим толком
Без обид, без закавык,
Спали в поездах на полках
Верхних, нижних, боковых.

И к окошку прилипая,
О прошедшем загрустив,
Пересчитывали шпалы,
Перелистывали шпалы
Бесконечного пути…

Я додумываю повесть,
Ничего не утая,
Ночь проглатывает поезд
Вместе с тайной бытия

Стрелочник

Три светлых облака, несущих зной и вьюгу,
Три горьких опыта, идущие по кругу,
Три вечных стадии познания друг друга,
Три ветхих станции: Мечта, Любовь, Разлука…

Стрелочник, стрелку переведи,
Дай, хоть ненадолго, нам остаться
На той, светлеющей впереди,
Наивесеннейшей из станций.

Не верю зеркалам, календарям и вехам,
Не верю времени, которое врачует, —
И острой нежности вагон заполнен с верхом,
А острой жалости — порожняком кочует.

Стрелочник, стрелку переведи,
Дай, хоть ненадолго, нам остаться
На той острейшей, как боль в груди,
Наисчастливейшей из станций.

А время мчит вперед, беснуются колеса,
И все вчерашнее отплакано, отпето —
И милых глупостей вагон летит с откоса,
А мудрых милостей — давно оставлен где-то.

Стрелочник, стрелку переведи
Дай, хоть ненадолго, но остаться
На той тишайшей, как стон в груди,
Наипустыннейшей из станций.

Стрелочник, стрелку переведи,
Дай, хоть ненадолго, нам остаться
На той, светлеющей впереди,
Наисчастливейшей из станций.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА