Деревня русских китайцев

В провинции Хэйлуцзян на российско-китайской границе есть русская деревня – Хун Цзянь. Во время «Культурной революции» жители этой деревни попали в опалу. Ее называли деревней советских шпионов. По словам восьмидесятилетнего жителя деревни Мяо Линя, хотя связи с родственниками из России давно не поддерживаются, люди до сих пор боятся повтора истории.

В деревне до «Культурной революции» было 165 семей. Из них 75 семей метисов, практически не говорящих по-русски.

87-летний Сюй Вейган с типично русским лицом, единственный чистокровный русский по происхождению, но не владеющий языком, для него русский язык – язык иностранцев. Удостоверением его личности является справка, согласно которой он - Твишенко Иван Андреевич. Так и прожил он эти годы без гражданства, ни Россия, ни Китай не признают его своим гражданином.

Сюй Вейган родился в 1924 году, а его бабушка Катерина родилась в аристократической семье в царской России. Когда в России произошла революция, его бабушка, чтобы избежать репрессий, перешла границу по тонкому льду, с собой взяла только годовалого ребенка. Позже она вышла замуж за китайца.

"Деревня шпионов "

Сюй Фушен, брат Сюй Вейгана, вспоминает китайскую «Культурную революцию»: «Вся деревня, почти все семьи, из них только четверо китайцев стали "агентами советских ревизионистов". Тогда Сюй Фушэну было 13 лет. Он до сих пор толком не знает, что означает "агент советских ревизионистов", но он знал, что взрослые стали агентами, а он, следовательно, "сволочью агента", поэтому его не считали человеком».

Жительница Сюй Юэ вспоминает: «Все люди в деревне вынуждены были признаться в шпионаже. Не признавшихся выстраивали на улице, и прилюдно выбивали признание. Полицейские спрашивали нас, где радиопередатчик? Откуда мы знаем, как он выглядит, и говорили, что в печке. Следовал следующий вопрос, каким образом осуществляете связь с русскими? Мы продолжали врать, что сигнал поступает, когда на другом берегу светят спичками».

У Ли Жунгуя мать русская, во время «Культурной революции» он был заклеймен «Шпионом СССР». Революционеры надели ему на шею почти 50-килограммовое колесо, и пинали его в спину, вся шея у него была в крови .

Брат Юань Гуанжуна во время ввода советской Красной армии в Китай пошел посмотреть на нее. Позже за это он был признан "главным шпионом". Не выдержав пыток, покончил жизнь самоубийством. Его не разрешили оплакивать даже членам семьи.

Хотя, эта кровавая история ушла в прошлое, но память жива и сердце отказывается забывать. Сюй Юэ наставляет свою дочь, которая сильно похожа на русскую, чтобы она обязательно выходила замуж за китайца, так будет лучше для будущих поколений. «Мы вынесли столько унижений и не хотим, чтобы такая же участь постигла наших детей», – говорит она. Живя в коммунистическом государстве, люди боятся, как бы история не повторилась вновь. Слишком свежа память и раны душевные не зажили, страх перед будущим заставляет их отказываться от своих родственных корней, дабы не быть чужими среди cвоих.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Атомная электростанция в Гонконге вызывает беспокойство народа
  • Новый доходный бизнес в Китае: подпольное телевидение
  • В Китае арестованы 11 диссидентов
  • Китайская сычуаньская кухня
  • Аномальный снег выпал в Центральном Китае


  • Top