Адвоката Гао Чжишена вынудили покинуть свой дом


Адвокат Гао. Фото: The Epoch Times

Нажмите на фото, что бы открыть галерею!

Известного китайского адвоката по правам человека Гао Чжишена вынудили покинуть дом после полудня 25 марта.

24 и 25 марта люди из Цементного завода Кацзывань провинции Синцзян ломились в его дом и требовали платеж на 110 тысячей юаней (это приблизительно 13 580 долларов США).

Эту "долговую расписку" за цемент, перевели Гао Чжишену через 11 лет и о которой они сообщили только устно около его дома. Гао говорил: "Я настаиваю прекратить это преследование! На моем опыте и опыте других людей, мы можем полностью понять насколько трагично положение практикующих Фалунгун!"

24 марта двое мужчин и одна женщина из Цементного завода Кацзывань, в котором Гао Чжишен когда-то работал, появились возле дома Гао с требованием погасить неоплаченный счет покупателя, который был клиентом Гао, когда Гао помогал предприятию усиливать продажи цемента 11 лет назад. Они стучались в дверь Гао с утра до 11 вечера.

Они также продолжали выкрикивать оскорбления под его домом: "Мы - кредиторы, Гао Чжишен не заплатил то, что он нам должен!"  Гао передал записи этой сделки и детальные объяснения еще 11 лет назад, что тогда произошло и информацию о человеке, которому был передан счет. Квитанция доставки тоже была передана заводу, иначе невозможно было бы получить разрешение уволиться. И с точки зрения закона, действия этих людей являются противозаконными. Однако, они вообще не слушали Гао.

25-го марта  после обеда те же три человека снова ломились в дом Гао. Со слов жены Гао Гэн, они говорили: "Гао Чжишен слушай! Мы не будем подавать на тебя в суд, потому что мы знаем, что не выиграем, но мы будем следить за тобой, где бы ты ни был. Мы будем следить, даже если ты уедешь за рубеж! У тебя лишь два выбора: либо ты иди к покупателю и заставь его рассчитаться, либо ты пиши письмо с признанием того, что ты должен нам деньги! Иначе мы будем изводить тебя 24 часа в сутки!"

Позже Гао сказал: "Я действительно был доведен до границ терпения, поэтому обратился в полицию". После того, как полиция увезла правонарушителей, Гао вынужден был тот же вечер покинуть дом около 6.20. Гао проанализировал ситуацию: "В начале у меня почти каждый день были конфликты с переодетыми полицейскими, которые становились все серьезнее. В конце концов, я перестал выходить из дома во избежания пробуждения у них "кровожадного" настроения!

При этом они искали доказательства, чтобы устроить мне больше неприятностей и для этого подняли квитанцию одиннадцатилетнего события. Они использовали старый, не полученный ими долг, чтобы напасть на меня, который я тогда, как полагается, передал покупателю. Он говорил: "Нет зла, которого КПК не смеет совершить, то что за гранью самых безумных представлений и снов. Мне невозможно оплатить этот счет, они просто хотят причинить мне неприятности.

Если бы я оставался дома, они бы бесконечно меня мучили и не было бы никакой семейной жизни; дети стали бы прятаться со страхом в своих комнатах... Мы же люди с чувствами. Когда я уезжал из дома, вся моя семья плакала! Дети с женой плакали и я вместе с ними тоже, мое сердце разрывалось". В тот день Гао все еще проводил голодовку; он был вынужден остаться на ночь у друга в пригороде Пекина. Единственный способ связи с миром для Гао - сотовый телефон, который отображает сообщение для звонящего, что "абонент недоступен", хотя телефон Гао включен и работает исправно.

Что действительно хочет КПК?   

Именно из-за трех открытых писем Гао к президенту КНР Ху и премьер министру Вэню по поводу несправедливого давления на последователей Фалуньгун, он пережил  угрозы, попытку убийства, закрытие офиса, слежку, изоляцию, инсульт и так далее. В течение нескольких месяцев, Гао пережил все возможные виды враждебных актов и угроз, которые не оставили ему никакого выбора, кроме как уехать от семьи...

На вопрос журналиста жалеет ли он,  Гао ответил: "Ты должен верить мне, как ты веришь самому себе, мы все взрослые и знаем КПК очень хорошо и четко, и какие последствия с наших поступков! Я только хочу сказать каждому, что я, Гао Чжишен, прав! Я не упрямый человек, не признающий своих ошибок! Я просто прав в своих действиях! Я предвидел беду, в которой нахожусь и ее последствия! Любое случившееся со мной событие является "нормальным" для КПК. Если бы я не оказался в тюрьме, то это было бы для них как раз ненормальным".

Действия по защите прав человека должны начаться с прекращения преследования Фалунгун

Что касается столкновений Гао с полицией, если сравнивать их с преследованиями практикующих Фалунгун, для которых он подавал апелляции, давление и испытания отличаются только внешней формой. КПК уже связало воедино Гао и Фалунгун, оказывая на них безостановочное давление. Адвокат Гао отчетливо показал, что все больше и больше ситуаций четко показывают нам, что действия против нарушений прав человека должны начаться с прекращения преследований Фалунгун.

Это не только для других, но и для нас тоже! Никто не должен оставаться в стороне! Ни один не должен считать, что эта угроза их не коснется! Если преступления против практикующих Фалунгун будут продолжаться, то каждый из нас столкнется с тем же самым! В любом месте и в любое время каждый человек может столкнутся с такой же угрозой.

Вчера один старый китайский армейский врач звонил мне: "Ты знаешь почему полиция сегодня смеет поступать как хочет, без всяких ограничений? Потому, что когда они применили эти безобразия на свободных и добрых верующих, люди смотрели на это сквозь пальцы, считая, что это их не коснется, в результате чего полиция получила зеленый свет для беспредела!"

"Во время голодовки в защиту прав человека и против насилия, КПК может похитить любого человека в любой момент и в любом месте! Любой должен знать, что даже в "Великую Культурную революцию" преступление человека должно было быть пришпилено на него до ареста, но сейчас ничего этого не нужно! Это превратилось в абсолютный криминал! Как так вышло? Разве это не результат нашего равнодушия и попустительства?!

КПК применяет сейчас к нам различные долго используемые методы преследования практикующих Фалунгун. Из-за затянувшегося срока преследования, в глазах полиции мы перестали отличаться от последователей Фалунгун. Потому, что мы не соблюдаем правила Партии, к нам относятся так же!"

Гао тоже рассказывал о столкновениях адвоката Го с полицией: "После Нового года  адвокат Го все время мне советовал прекратить голодовку. Он все время уступал КПК и надеялся на диалог и общение с ними, однако, когда милиция в провинции Хубэй поймала его как практикующего Фалуньгун и везла его в поезде как животное целых двое суток, он сказал мне, что сейчас по-настоящему испытал лично на себе все бедствия практикующих Фалуньгун. Других обычных людей ловили как практикующих Фалуньгун, когда они участвовали в защите прав человека и их тоже беспредельно мучили, и таких примеров бесчисленное количество.

Адвокат Гао продолжил: "Событие в Суцзятунь предупредило нас еще раз, что сегодняшняя акция против преследования и за права человека должна начинаться сначала, с праведного требования о прекращении преследования Фалунгун". Гао Чжишен адвокат по правам человека, называемый " совестью Китая" не может даже защитить свои права, спокойно сидеть дома, читать книгу и вынужден уйти из дома, начиная жизнь путешественника.

*****

Телефон цементного завода г. Урумчи провинции Синьцзян: 86-991-6850043, факс: 86-991-6869927 Филиал цементного завода:  86-991-6615539, 86-991-6656236 Отделение полиграфии 86-991-6652624.Отделение полиграфии 86-991-6652624. Бух. учет и финансы  86-991-6611027 Зам. директора 86-991-6652097 Заведующий профсоюзом  86-991-6652904 Сотовый человека, ломящегося в дом Гао: 86-991-1312-4799-964 Дежурный завода: 86-991-991-6651921

The Epoch Times


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top