Пожалейте Вику!


Пожалейте Вику! Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаПожалейте Вику! Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаМне сегодня повезло. Я ночевала в одной многодетной семье. Так получилось, что из-за затянувшейся творческой встречи я пропустила последний автобус на Иерусалим, и пришлось остаться ночевать в поселении Эли.
В Израиле городской и междугородний транспорт прекращает работать в пятницу вечером, перед еженедельным праздником - субботой. Религиозный обычай - не ездить в субботу - принят на государственном уровне, и если у вас нет своего автомобиля, то приходиться сидеть дома.

У меня пока нет своего автомобиля, но я на свое везение на этот раз опоздала на автобус, проведя всю субботу в семье Милович. Мар Милович лет 25 назад репатриировалась в Израиль из Петербурга, вышла замуж, родила четверых детей. Восемь лет назад Мару с детьми оставил муж из-за религиозных разногласий. Женщина поняла, что образовательная структура крайне религиозной секты, которой принадлежала ее семья, погубит будущее ее детей. Проблемы с детьми, возникшие в частных религиозных школах, были настолько серьезны, что Мара решила пойти против воли мужа и перевела детей в государственную школу, где получают аттестат зрелости. Муж в знак протеста подал на развод. Мара согласилась на развод ради будущего детей, им ведь нужно дать образование. После долго тянувшегося, изнуряющего бракоразводного процесса суд присудил всех детей оставить с матерью. Так Мара Милович начала одна воспитывать детей. А я оказалась свидетелем этой сложнейшей, требующей невероятного терпения и понимания материнской работы. Субботнее утро в семье Милович началось где-то часов в девять. Проснувшись в восемь, я решила не мешать естественному ходу семейного общения, и расположилась на балконе с книгой. Мара не спала, видимо, проснулась гораздо раньше меня. Дети поднялись один за другим после девяти и начались драмы. В комнату к маме первым пришел самый младший – восьмилетний Миша, и сразу заявил, что ему скучно. Он хотел компьютер, а Мара после вчерашней неразберихи с компьютером, который, то работал, то нет, решила поберечь его и дать умной машине отдохнуть в субботу. Миша обиделся. Затем в Марину комнату вошла десятилетняя Вика с претензией, что ни одна мечта ее не может сбыться из-за того, что постоянно дома нет денег. Она мечтает поехать в Париж, видит во сне этот город, и никогда его не увидит из-за того, что нет денег, нет денег и опять нет денег.

Потом зашла двенадцатилетняя Фаина, которая моментально обрушилась на Викино причитание потоком воспитательной речи, бурно жестикулируя и шлепая Вику по голой коленке.

Вику возмутило именно пренебрежительное пошлепывание по ее драгоценной коленке. Она вскочила с середины дивана, где сидела между свернутым в комочек обиженным Мишей и жестикулирующей Фаиной, не прекращающей свою воспитательную брань.

С балкона мне было удобно наблюдать за происходящим в Мариной комнате. Из-за Викиных криков проснулся семнадцатилетний длиннющий Митя. Ввалившись в мамины предельно скромные апартаменты, наполненные отрицательной энергией, он сонно задал вопрос: «Мама, что есть покушать?»

Мара до этого, сидевшая молча, с улыбкой смотрела на свое потомство и, видимо, выбирала тактику поведения. После Митиного «голодного» вопроса она предложила: «Давайте сейчас каждый займется уборкой квартиры, распределим, кто, что будет делать. Я иду на кухню мыть посуду и начинаю готовить оладьи».

Миша громко, плаксиво заворчал: «Как это я, голодный, могу что-то делать?» «Все голодные, Миша, но беспорядок дома невозможный. Ты займись пока своими вещами, сложи их и положи в шкаф. Все остальные пусть тоже начнут со своих вещей, потом посмотрим», - организовала Мара спокойным голосом.

Вика кричать не переставала. Теперь девочка заявила, что ее в этом доме эксплуатируют, вот сейчас никто ничего делать не будет, а только она одна за всех будет мучиться. А потом ей никто спасибо не скажет, все здесь эгоисты.

Миша упорствовал: «Я не могу складывать красиво, руки у меня слабые от голода», - убежденный в своей неспособности отправился в свою кровать мальчик, и громко вслух продолжал убеждать себя и других, тем же плаксивым тоном, что он неработоспособен.

Фаина тоже не прекращала доставать всех, особенно Вику, своим ворчливыми нравоучениями. Откуда только у 12-летней девочки взялось такое занудное ворчание?

Мне, честно говоря, захотелось выйти немного погулять, но меня остановило поразительно спокойное поведение Мары. Она вела себя так, как будто ничего не происходит. На самом деле, ничего страшного действительно не происходило, но у меня немного заболела голова, ведь, энергия была-таки вовсе не положительной в доме. Но Марино спокойствие мне как-бы сказало: «Останься, и постарайся понять, почему эта женщина так спокойна».

Я заняла свою прежнюю наблюдательную позицию на балконе, и тут, буквально за минуту, вся атмосфера в доме перевернулась на 180 градусов.

Мара только сказала одну фразу: «Пожалейте Вику! Она кричит, потому что всех вас любит и хочет, чтобы ее любили также».

Говорят, что волшебные палочки только в сказках бывают. А тут одна фраза – пожалейте Вику – взяла и в мгновение ока поменяла поведение всех детей на самое замечательное, которое только может быть. Фаина превратилась в нежное, вежливое создание. Она зашла на кухню к маме и любезно предложила свою помощь в приготовлении завтрака, так как закончила убирать свои вещи и даже подмела возле своей кровати и в коридоре. Миша покорно сложил самостоятельно свои вещи и был очень горд собой. Митя спокойно слушал в наушниках музыку, а до «переворота» он добавлял масло в огонь едкими замечаниями. Сама Вика порхала бабочкой по квартире с тряпкой и шваброй. Ее недавние крики превратились в приятное пение какой-то известной модной песенки.

Не прошло и 10 минут, стол был накрыт незамысловатым, но очень вкусным завтраком - оладьи со свежим салатом. Все, и я в том числе, сели за стол, беседуя на тему, как провести отпуск. Завтрак не затянулся, быстро было убрано все со стола, маме сказано большое спасибо, - все «как в лучших домах Лондона».

Потом мы с Марой вместе сели на балконе. Я не удержалась и задала ей вопрос: - Как же так тебе удалось за минуту завершить утреннюю драму счастливым концом? Мара немного удивилась: - А что, такая уж сильная была драма? - Да, - сконфузилась я, - даже голова моя немного разболелась. - Я сожалею, не думала, что так сильно мои разбуянились. Дело в том, что я только недавно поняла, как надо вести себя в таких ситуациях – оставаться полностью спокойной. Но мне это пока еще не так хорошо удается. Был момент, когда Фаина шлепнула Вику по коленке, и я хотела вмешаться с привычным нравоучением, но быстро вспомнила, что любое нравоучение, тем более в горячей ситуации, детьми не воспринимается. Сегодня мне удалось сдержаться лучше, чем вчера. - А что, у вас каждый день подобные драмы? - Да, почти каждый день. - Почему вы решили все же вмешаться одной лишь фразой, «пожалейте Вику!» и она стала волшебной палочкой, полностью погасила кипение и изменила детей до неузнаваемости. - Хорошее сравнение – волшебная палочка, спасибо, - улыбнулась Мара. – Не думаю, что я принимала решение вмешаться, просто, находясь в спокойном состоянии откуда-то, из-под сознания, наверное, появилось желание вмешаться таким образом. Я знаю, что дети – это дети, они через ссоры строят отношения между собой. Конечно, хотелось бы по-другому, чтоб мирно росли. Но так вряд ли бывает, и я их сама жалею, они, ведь, еще не могут собой хорошо управлять, сдерживаться. - Ваше спокойствие от смирения? - Только месяц назад я не была спокойной в таких ситуациях. Думаю, смирение это, своего рода, безучастие, а я активно участвую. - Как же? - Я сдерживаю себя, стараясь быть максимально спокойной. Тем самым показываю детям пример. Знаете, как это сложно? - Да, сегодня мне повезло: я первый раз видела, как накаленная ситуация, в моих глазах – настоящая драма, превратилась в райский покой. Интересно, который сейчас час? - Десять утра.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайский Император и котенок
  • Родина
  • Стихи о России
  • «Области тьмы»: проливая свет на неизведанное
  • Стихи Константина Кикоина. Поэты по субботам


  • Top