Виктор Радзинский: С абортами надо бороться обязательно, только не запретами, а разумом


Профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой акушерства, гинекологии и перинатологии Российского университета дружбы народов (РУДН) Виктор Радзинский.  Фото:  Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой акушерства, гинекологии и перинатологии Российского университета дружбы народов (РУДН) Виктор Радзинский. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)В жизни много парадоксов. В то время как проблема сокращения населения России становится угрожающей, мы занимаем одно из первых мест в мире по абортам. Как уравновесить проблему рождаемости и здоровья женщин, думают многие: и депутаты Госдумы, и врачи, и чиновники.

На вопросы корреспондента газеты «Великая Эпоха» отвечает профессор Виктор Радзинский, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой акушерства, гинекологии и перинатологии Российского университета дружбы народов (РУДН).

- Виктор Евсеевич, Ваша новая книга, которая выходит в свет, называется «Акушерская агрессия». Почему у нее такое название?

В.Р.: Это тема моей работы, с которой я выступил несколько лет тому назад в нашем профессиональном журнале. И поэтому, не врачей прошу не волноваться и ее не читать. Это не для них. Это не публицистика. Эта книга написана для врачей акушеров-гинекологов.

Это достаточно жесткая книга о версиях и контроверсиях в современной науке родовспоможения, которое, слава Богу, само не претерпело изменений за всю историю человечества.

Но изменились технологии, помогающие женщинам, особенно больным женщинам, рожать здоровых детей. К сожалению, как это всегда бывает в любой специальности, есть действия нужные и ненужные, с чем мы и боремся. Это борьба с излишними вмешательствами в процесс рождения детей, в процесс репродукции. Таким образом, никакой «клубнички», никаких жареных фактов в этой книге ни один журналист не найдет. По крайней мере, от нас. Эта книга может рассматриваться как учебное пособие для врачей, а не для массового читателя.

- Понятно. Кесарево сечение – это тоже агрессия?

В.Р.: Это операция, спасающая мать, спасающая ребенка. Бывает ли она агрессивной? Бывает. Но это, опять-таки, удел профессионалов, с которыми эту тему нужно обсуждать, а отнюдь не с людьми, которые не могут реализовать полученные знания в дальнейшем.

- Женщины жалуются, что в больницах их вынуждают делать кесарево сечение, можно ли этому противостоять?

В.Р.: Против воли никто не имеет права что-либо сделать, потому что он тут же попадет в суд, где его признают неправым. Это легенды советских времен – о них надо забыть. Никто и никогда без согласия женщины ее порезать не сможет. Она не в тюрьме. Она вправе встать и уйти. Таков закон о здравоохранении, новая редакция которого сейчас будет обсуждаться в Государственной Думе. А пока, слава Богу, и старый закон не позволяет никому прикоснуться к телу женщины без ее согласия. Разве что она находилась в бессознательном состоянии. Но все эти легенды, вроде «я пришла, и меня разрезали против моей воли», остались в далеких семидесятых.

Нет ни одного федерального округа, в котором бы я не побывал, я знаю, как обстоят дела. К нам в институт каждый год приезжают тысячи врачей. Сегодня на моей кафедре одновременно на четырех циклах учатся сто врачей из разных регионов страны, поэтому мы знаем, что происходит.

- Почему россиянки, по возможности, стараются рожать за границей? Они не чувствуют себя в безопасности в наших больницах?

В.Р.: Откуда вы это взяли? Назовите, пожалуйста, источник, цифры. Все это глупости. Да, среди богатых это модно. Но, приведу контрпример. Одна состоятельная высокопоставленная дама поехала рожать в Нью-Йорк, думаю, что не за комфортом, которого у нее и здесь предостаточно, а из-за гражданства. Так вот, ей там не понравилось, и следующих двоих детей она рожала в России. Не все россиянки стремятся рожать за рубежом. Кто может стремиться туда? Нищим не на что. А за деньги они и здесь получат то, что им надо. И языка они не знают. Им там будет скучно сидеть три месяца, мужья-то с ними не поедут. Поэтому, еще раз повторяю, надо прекратить досужие разговоры.

- А как Вы относитесь к абортам? Узаконив аборты, не поощряет ли государство убийство не рожденных детей?

В.Р.: Мало кто помнит, что советская власть сначала разрешила аборты, а с 1936 по 1955 гг. аборты были запрещены. И это была трагедия. В те годы женщины подпольно вытравливали плод и десятками погибали в день, вводя себе мыло, лист фикуса, формалин.

Но и там была хитрость. До 1995 года в Советском Союзе материнская смертность считалась от 28 недель, а они умирали до 28 недель и не входили в статистику, и погибали как мухи. А в 1955 году снова разрешили аборты, и до сих пор, до сегодняшнего дня нет ни одного метода регулирования рождаемости, оплачиваемого государством, кроме абортов. Вот в чем корень зла.

В России абортов делается, хотя и меньше, чем раньше, но все же в три раза больше, чем во всех странах ЕС вместе взятых. - Сейчас все чаще можно слышать голоса против абортов, что будет, если снова запретить их? Разве не может современная медицина помочь избежать нежелательной беременности альтернативным способом?

В.Р.: Как раз неделю тому назад была попытка в Госдуме провести закон, который направлен на ограничение абортов. Было бы страшно, если бы им это удалось.

Почему я так говорю? У нас в стране производится 1,5 миллиона абортов в год. Если запретить, то, можно подумать – она пойдет и родит. А она не пойдет рожать. Женщина, которая считает, что ей эта беременность не нужна, пойдет и, раз запретили легальный аборт, сделает нелегальный.

Возьмем Южную Америку, католические страны. Ну и что? Аборты не делают? Делают. Вызывают кровотечение, их потом доставляют в стационар, и прерывают беременность, сейчас для этого есть очень много средств. Понимаете? Запретом проблему абортов не решить. Аборт – это проблема регулирования рождаемости.

- Значит, это социальная проблема? Женщины перестают рожать, когда не уверены в будущем, нет стабильности?

В.Р.: Сейчас количество родов растет с каждым годом. На 1991 год пришлась самая низкая рождаемость за всю послевоенную историю, когда по стране родилось всего 1 млн. 360 тыс. детей. Этот «Русский крест» – превышение смертности над рождаемостью – проявился впервые за всю историю государства российского.

Проблема заключается в том, что в мире около 100 тысяч женщин ежегодно погибает от аборта. Мир эту проблему тоже не может решить, несмотря на религиозные запреты и установки. Очень просто сказать: «Боженька не велел». Конечно, не велел. Сам аборт – это страшно уродливое явление в нашем обществе. Но другого метода регулирования рождаемости, гарантированного государственным медицинским страхованием, нет.

Есть контрацепции, но это дорого, а аборт вполне доступен, его можно сделать бесплатно у себя в клинике по месту жительства. Как это преодолеть? Есть только один способ – просвещение. В решении коллегии Минздрава за 2002 год было прописано, что просвещение подростков – безальтернативный путь снижения числа абортов. Министерство образования в свое время утвердило 10 программ по этому вопросу – не преподается ни одна. Некому.

Врачей в школу не пускают, традиционно, ни у нас, ни в Штатах – думают, чем больше дети от врачей будут узнавать, в том числе о контрацепции, тем больше они будут заниматься сексом. Отчасти это так. Но учителя не видят, как подростки рожают, потому что они уходят из школы на это время. - Тем самым школа снимает с себя ответственность, не так ли?

В.Р.: Конечно. Они понятия не имеют, что это такое. А у нас из-за абортов портится репродуктивный потенциал страны. Поэтому с абортами бороться нужно, но не запретами, которые увеличат материнскую смертность.

Есть разные способы. Кстати, церковные – прекрасные способы. В Кемеровской области православная церковь дает женщине, отказавшейся от аборта, 100 тысяч рублей. И если она не в состоянии поднять ребенка, церковь забирает его и воспитывает сама. Это как одно из решений.

Какое-то молодежное крыло Госдумы придумало просвещать молодежь SMS-рассылкой. Об этом все думают, и это хорошо.

У нас есть другой проект в университете. В школу врачей не пускают, но есть студенты, которые приходят из школы учиться в университете. А это наша будущая интеллигенция. Как раньше говорили, командиры производства.

Мы начали их просвещать. Когда девочка делает аборт? Когда приезжает учиться из своего маленького городка в Москву, и через полгода уже ложится на первый аборт. Вот этого мы не допускаем. Просвещением. Чтобы она знала: если она не собирается планировать беременность, надо бежать в аптеку за контрацептивом. Альтернатива аборту – контрацепция

Я не говорю уже о школьном просвещении. В России количество подростковых беременностей в четыре раза больше, чем в Голландии, где можно все, включая марихуану в кафе-шопах. Потому что в Голландии с 4 по 7 классы проводится репродуктивное просвещение без всяких извращений – рассказывается правда, откуда берутся дети. И там больше блюдут добрачное целомудрие, чем у нас, и, если что случилось, чаще пользуются контрацептивами.

Это направление магистральное. И уж если нет, тогда медикаментозный аборт, но не зверское выскабливание продуктов зачатия, которое калечит женщину. Даже если женщина не станет бесплодной после этого, все равно это очень вредно.

Конечно, абортов безвредных не бывает. В ходе медикаментозного аборта случается в 100 раз меньше осложнений, чем обычно. Но это дорого – пока только в одном регионе, в Кемеровской области, губернатор принял решение: с 1 марта прошлого года предоставить бесплатное лечение для всех нуждающихся.

- Есть еще нравственный аспект этой проблемы

В.Р.: Конечно, сохранение добрачного целомудрия – это прекрасно. Но время идет, и у нас в стране начало половой жизни сместилось на возраст в 16 лет, в Европе – 15, в Штатах – 14. Что в итоге? Речь идет о комплексе мер, а не просто об ограничении абортов, притом, что женщине нужно разрешение мужа, как того требуют депутаты Госдумы. Это смешно. У нас равноправие в стране. Причем тут муж? Не он же беременный.

Хуже с подростками, когда требуется согласие родителей. Они будут прятаться и от родителей. У девочек, для того, чтобы идти к хорошим врачам, денег не будет, и они опять пойдут к бабкам в антисанитарные условия.

Это сложнейшая проблема мирового уровня, и в частности – проблема нашей страны. Она подлежит обсуждению всем народом, а не тремя пиарящими себя депутатами.

- Возможно, проблема еще и в том, что многие предпочитают жить в гражданском браке, и не хотят иметь детей, нести за них ответственность? Как говорили в старину, живут во грехе

В.Р.: Сейчас это уже неважно. Возьмем православную общину 100-летней давности, когда у людей была настоящая вера. В православной жизни дней для соития было очень мало – в праздники, посты, воскресения нельзя было. Если исходить из того, что доминантой была религия, а не закон, можно предположить, что через 9 месяцев после Великого поста, который длится семь недель, можно было ожидать снижения рождаемости.

Статистика показывает, что этого не было никогда. То есть никто не соблюдал воздержание, и сейчас, естественно, не соблюдает. Природой, Богом заложено, чтобы люди не придумывали все эти посты, а женщина рожала постоянно, женщина должна быть беременной или кормить. Когда удивляются, откуда все эти миомы, кисты, эндометриозы, отвечаю – из-за репродуктивного диссонанса.

Женщина создана природой, Богом, не для того, чтобы получать высшее образование или делать карьеру, а для того, чтобы рожать детей. Как было еще недавно, те же 100 лет назад? У девочки в 13 лет начинались менструации, в 16 она выходила замуж, и потом она 9 месяцев носила ребенка, 2 года кормила, то есть 3 года яичник отдыхал – ни менструации, ни овуляции нет. Так продолжалось до 40-45 лет ее жизни.

Что такое овуляция? Дырка в яичнике – яйцеклетка выходит. Вот как было раньше. А теперь, когда у нее каждый месяц менструация, на которую не рассчитан организм, кроме этого, раз в 2-3 месяца овуляция, понятно, что болезней стало больше. - Спасибо, а как Вы относитесь к зачатию в пробирке?

В.Р.: Прекрасно.

- Но ведь это против природы?

В.Р.: Если бы бог не хотел, чтобы мы так делали, он бы нам не позволил этого делать. Недавно была передача в прямом эфире, в котором показали, как 65-летняя женщина из Украины всю жизнь копила деньги на зачатие в пробирке. Она родила ребенка и счастлива! За последние 20 лет миллионы детей рождены таким образом. За это медицинское достижение врачам была присуждена Нобелевская премия.

Когда живет семья, у которой нет ребенка, а у соседей 12 детей, это трагедия, которую никто не может оценить. Поэтому с тем, что направлено во благо, не надо бороться. Вот с абортами надо бороться обязательно, только не запретами, а разумом.

– Большое спасибо за разговор, желаю дальнейших успехов в Вашей работе


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фоторепортаж с соревнований по триатлону в Лондоне
  • Пятицветная река
  • Фоторепортаж с матча Рафаэля Надаля на открытии турнира Уимблдон-2011
  • Среди пассажиров разбившегося под Петрозаводском Ту-134 был футбольный арбитр Владимир Петтай
  • Материнство в дикой природе

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top