Подвесная дорога над лесом. Гайана


Часть I, Часть II, Часть III, Часть IV , Часть V

В этотдень у нас был запланирован еще один выход в лес. Нам дали пару часов после первого похода, чтобы пообедать, отдохнуть и снять с себя клещей, которые в изобилии водятся в местных лесах, и удивительно ловко проникают под одежду. Я сидела на полуразвалившемся крыльце нашего домика, любуясь на поле. Передо мной разворачивалась сцена брачных игр черных грифов. Шел дождь, но, не взирая на это, на траве сидела взъерошенная особь, периодически отряхивая капли с клюва. Гайана. Прогулки по лесу и не только... . Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ru Гайана. Прогулки по лесу и не только... . Фото: Елизавета Кирина/tecnolux.ya.ru

Когда дождь поутих, к птице, откуда не возьмись, подлетела другая, и начала ее внимательно разглядывать. Судя по всему, эта была самка. Также подтянулись и другие женихи. Один из них ходил кругами, не смея подойти близко, а другой и вовсе занял наблюдательную позицию на крыше. Тем временем ритуал знакомства продолжался, основной жених выпячивал грудь и показывал, какие у него большие крылья. Второй жених попытался приблизиться, но получил решительный отпор от первого, и отлетел, на всякий случай, подальше. Чем все это закончилось, мне узнать не довелось, поскольку жених с невестой улетели в поле, сопровождаемые двумя конкурентами.

А к нам после обеда пришел Мелнор и повел в лес. На сей раз, мы шли к реке, чтобы покататься по ней на лодке. До реки надо было идти часа два. Тропа в лесу была широкая и болотистая. Впереди нас долго бежала солнечная цапля, очень красивая птица, у которой на крыльях узор в виде глазков, как у бабочек. К сожалению, цапля сохраняла приличную дистанцию, и сфотографировать ее не удалось, как я ни пыталась. А где-то на середине пути нам встретились красные ревуны. Это довольно крупные обезьяны, знаменитые своими громкими и раскатистыми криками. Вечерами я часто слышала их песни, доносящиеся из леса. Не зная, что это поют ревуны, можно принять эти звуки за промышленно-индустриальные. Их было много, не меньше семи особей. Их ярко-оранжевая шерсть сверкала среди листвы.

Одна внушительная особь наблюдала за нами с ветки, качаясь на ней, то, скрываясь в листве, то появляясь вновь. Наверное, это был вожак стаи, отвечающий за безопасность. Когда он убедился, что угрозы мы не представляем, то с достоинством удалился в чащу, показав нам оранжевый зад. Мы тоже пошли дальше. Дождя, слава богу, не было, солнце весело светило сквозь густую листву.

Тропу обрамляли заросли растений, которые мы обычно выращиваем в горшках на подоконниках. Вот, наконец, и река. На берегу стояло что-то вроде беседки с крышей из соломы. В ней, по желанию клиентов, можно провести ночь, подвесив гамаки и москитные сетки. Жаль, мы об этой возможности не знали - провести ночь на природе было бы очень увлекательно, хоть и немного страшновато.

Берег круто спускался к воде, на которой качалась привязанная лодочка. Мы загрузились в нее и поплыли по течению. Кроме нас и Мелнора, с нами был еще другой индеец, который помогал грести - лодка была без мотора. Кроны деревьев отражались в воде. Многие стволы были надломлены от бури или от возраста, и служили приютом летучим мышам. Когда мы проплывали мимо, они в панике срывались со своего насеста и разлетались. Впрочем, на обратном пути мы обнаружили их снова на своих местах под деревьями. Кайманы грелись на берегах и выглядывали из воды.

Кайманов в реках Гайаны сколько хочешь. Этих древних рептилий мы встречали постоянно, разных размеров и форм.

Пока мы плыли, нас сопровождала пара изумрудных зимородков, которые с громким свистом обгоняли лодку, чтобы дождаться на какой-нибудь коряге, а при нашем приближении опять сорваться и улететь вперед. Так мы и играли с ними в догонялки. На обратном пути игра продолжалась. Кроме зимородков, нам еще встретилась бородатая птица с желтой грудкой, синей спинкой и интересным, будто бы объемным, хвостом.

Было так приятно, не торопясь, плыть по этой небольшой речке с коричневой водой среди буйной тропической растительности, среди целого оркестра разных звуков… Мелнор даже разрешил было нам искупаться. Он сказал, что пираньи в этой реке водятся не агрессивные, и маловероятно, что они нападут. Но мы вдруг вспомнили о времени: было уже 5 часов. Надо было вернуться против течения обратно и выйти из леса до темноты. Поэтому пришлось разворачивать лодку, и что есть силы грести против течения - это требовало гораздо больших усилий. Мелнор и его товарищ гребли попеременно, пока один отдыхает, другой гребет. Муж вызвался помочь, и его помощь была с удовольствием принята. А потом мы чуть ли не бегом бежали по лесу обратно, пытаясь успеть за заходящим солнцем. В этих местах в темное время много змей, поэтому гулять по тропинкам очень опасно. Но все равно на поле мы уже вышли, когда было совсем темно. Оно мерцало тысячами огоньков. Эти огоньки то вспыхивали, то гасли, перемещаясь с места на место, создавая абсолютное ощущение волшебной сказки. Это светлячки зажгли свои фонарики, устраивая перекличку со звездным небом.

Утром мы уезжали из Сурамы, продвигаясь дальше вглубь тропических лесов. С утра мы еще успели совершить одну небольшую вылазку в поле и лес, пробираясь по росистым травам в утреннем тумане.

А потом стали собираться. Мелнор нас сопровождал до следующей остановки, потому что по пути он нам собирался показать место обитания скальных гайанских петушков, а если повезет, то и их самих. Это совершенно фантастические птицы ярко-оранжевого цвета с плотным и высоким гребнем на голове. Птицы эти скрытные и довольно редкие, гнездятся исключительно в скальных районах джунглей. Знамениты они своими брачными танцами, в которых участвует несколько самцов. В своем ярко-оранжевом наряде они ходят по кругу, демонстрируя самкам свои гребни, крылья и хвост, распуская их и показывая красивый узор. А самки, сидя на скалах, выбирают самого красивого петушка.

Проехав от Сурамы по лесу около полутора часов, мы пошли пешком по тропе. Тропа шла вверх, по пути попадались огромные валуны, покрытые изумрудным бархатом мха и усеянные белым перламутром миниатюрных грибов. Минут через двадцать показалась скала. Мелнор сделал знак не шуметь и идти тихо. Сбоку был вход в сквозную пещеру, на потолке которой висела армия летучих мышей, а на земле валялись кости животных.

Место было мрачноватое. Мелнор прошел вперед, и радостно замахал нам, не забывая при этом делать знаки соблюдать тишину. Мы осторожно вышли из пещеры. Прямо перед нами, в зеленом сплетении ветвей, словно яркий фрукт, сидела оранжевая птица.

Она видела нас, но не улетала, только поворачивала голову, увенчанную, словно короной, высоким гребнем, как будто пытаясь разглядеть, при каком ракурсе мы будем казаться более привлекательными.

В лесу было темно, и петушок сидел довольно далеко от нас. Хорошо, что не поленилась взять штатив! Расставив его на покатом камне, на котором мы все и стояли, удалось сделать несколько кадров. К сожалению, всей красоты этой птицы не удалось запечатлеть, но я все равно рада, что осталось на память хоть это, ведь птица, несомненно, выдающаяся!

Возвращаясь обратно через пещеру, мы спугнули самку с гнезда.Она оказалась совсем не такой красивой и оранжевой. Ее оперение было скромного коричнево-зеленого цвета. Очень хочется вернуться в эти края в период токования, и увидеть удивительные танцы этих уникальных птиц. А еще нам рассказывал Мелнор, что его друг ходил далеко в джунгли, туда, где никогда не ступала нога человека, и видел там фиолетовых петушков. Петушки такого цвета не зарегистрированы официальной наукой, и то ли другу Мелнора привиделось это, то ли он открыл новый вид, никто не знает…

Обратно мы шли, перешагивая через парочки многоножек, у которых была пора любви, и которые сидели на всех бревнах и деревьях. Рядом с белыми юбочками грибов они выглядели очень романтично.

Дальше мы ехали еще около получаса, и приехали в лодж под названием Атта, расположенный в глубине джунглей. Ближайший населенный пункт был Сурама, до которого 2 часа езды по разбитой дороге. Мелнор и водитель передали нас в руки другого гида, имени которого я не запомнила, попрощались с нами и уехали обратно.

Этот место знаменито тем, что недалеко от него кто-то когда-то построил систему подвесных мостиков над лесом, по которым можно прогуляться, наслаждаясь видом джунглей сверху так, словно ты птица. У нас было немного времени до обеда, и гид предложил нам походить по местному лесу для ознакомления с территорией. Правда, пошел сильный ливень, но разве это могло нас остановить? Мы облачились в наши дождевые плащи, и пошли по размытым тропинкам. А гид наш был просто в шлепках на босу ногу и без плаща, настоящим индейцам все эти мелочи ни к чему. По дороге он рассказывал о разных целебных свойствах растений. Какие лианы содержат в себе питьевую воду, а какие - воду отравленную. Листья деревьев можно заваривать как чай, и пить, они оказывают тонизирующее действие, а заваренная кора другого дерева помогает при расстройстве желудка. Плоды вот этого дерева снимают зубную боль, а этого - головную. Зная все свойства растений, можно прожить в этом лесу целую жизнь, он и накормит, и напоит, и вылечит. Не смотря на то, что дождь продолжал идти, выглянуло солнце, лес заиграл россыпью бликов.

Мы вернулись в лодж, который состоял из десятка домиков, построенных на полянке, очищенной от леса. Были здесь помещения, где происходили обеды-ужины. Удобства в виде туалета и душа были на улице, в отдельном строении.

Горячей воды, как водится, не было. Пока мы раскладывали вещи в своей комнате, я посмотрела в окно, выходящее на массив леса, и к своему восторгу обнаружила тройку больших, красивых гокко, вышедших из чащи.

Они распускали пышные хвосты, демонстрируя белоснежное подхвостье, и топорщили кудрявые хохолки. Черное блестящее оперение сверкало на солнце, как полированное. Не смотря на солидный вид, голоса у них были неожиданно тонкие и писклявые, как у птенцов.

Кроме нас в лодже был еще один турист – молодой человек из Англии. Он путешествовал самостоятельно по всей Южной Америке, и бог весть какими судьбами попал сюда. Обед проходил вместе с гидами за одним столом, что приятно порадовало, и создавало теплую атмосферу, где все равны, и нет подразделения на обслуживающий персонал и гостей.

А после обеда мы пошли по мостам над деревьями. Солнце мощно рассеивало свои лучи сквозь ветви.

Тропа поднималась в гору, и в том месте, где она доходила до среднего яруса леса, была установлена платформа, от которой до другого дерева шел подвесной мостик с веревочными перилами и хлипким полом из перфорированного металла.

Идти по такому дырчатому настилу было страшно, ведь под ногами не меньше 30 метров! К тому же, мостик весь шатался и скрипел, конструкция явно была не новая. Так, от дерева к дереву, мы прошли около пяти мостиков, и остановились на конечной платформе, установленной вокруг исполинского ствола, и с которой открывался чарующий вид на тропический лес. С кроны дерева свисали, словно игрушки, гигантские стручки на веревочках.

Как ни странно, птиц практически не было, а я думала, что в верхнем ярусе леса их будет много. Зато насекомых было в избытке, по коре дерева ползали огромные черные муравьи, от укуса которых образуется опухоль, а боль не проходит 24 часа. Эти муравьи ползали также и по веревочным перилам мостиков, поэтому прежде чем схватиться за веревку, нужно было очень хорошо подумать.

Но вид с мостика был прекрасен. Косые лучи солнца вызолотили свисающий с ветвей лишайник, превратив его в золотые самородки. На кронах деревьев теневой части леса красными рубинами горели гирлянды цветов. Лес переливался всеми оттенками зеленого. Вся эта панорама, сопровождаемая криками невидимых птиц, составляла прекрасную и мощную симфонию природы, от которой захватывало дух.

Мы стояли на платформе, пока солнце не закатилось за кроны, и у нас оставалось минут двадцать, чтобы вернуться обратно в лодж до темноты...


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фрауенкирхе в Дрездене
  • Древние пустыни ЮАР
  • Полуостров Куктаун
  • Достопримечательности графства Дорсет в Англии
  • Зеленое озеро в Австрии


  • Top