Как мы нашли друг друга и сохранили нашу семью. Стелла и Евгений Минины – 38 лет вместе


Сначала Стелла чувствовала себя скованно, ей было неловко делиться своей судьбой с прессой. Ее муж, Евгений, привыкший к публике, известный поэт и пародист, компенсировал неуверенность жены своим спокойствием. Эта пара удивительно дополняет друг друга. Им удалось создать гармоничную семью, родить, воспитать и поставить на ноги трех парней. Каждый из сыновей нашел своё дело в жизни и свою «половину». Растут семь внуков, маленьких Мининых: два – от старшего сына, пять – от среднего, младший пока не обзавелся детьми, у него еще все впереди.

Стелла в молодости. Фото предоставлено семьей МининыхСтелла в молодости. Фото предоставлено семьей Мининых

- Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились?

Е.М.: Совершенно случайно и смешно. Я, убитый горем, не пройдя творческий конкурс в Литинститут им. Горького, поехал по совету отца в Петербург, посмотреть красавец-город, который никогда еще не видел и, заодно, попытаться поступить в какой-нибудь технический вуз. На удивление самому себе поступил. Сам я родом из маленького городка Невель, а учился в Витебске в техникуме, и совершенно случайно оказался в общежитии в одной комнате с несколькими знакомыми ребятами из Витебска. Это небольшое предисловие.

Как я встретился со Стеллой в Витебске? Один из моих витебских друзей, с которыми я учился и которого я часто навещал в Витебске, уже дружил с девушкой, а его мама решила позаботиться и обо мне. Она была знакома с мамой Стеллы, но Стеллу совсем не знала. Однажды она пошла навестить свою коллегу-врача – маму Стеллы, и прихватила меня со своим сыном. Там мы со Стеллой и познакомились. Она на меня обратила внимание, я на неё, и потом всего за два с половиной месяца всё и решилось. Мы виделись где-то четыре раза с момента знакомства до свадьбы.

- Стелла, как вы поняли, что это ваш суженый?

С.М.: Со мной было еще смешнее. Дело в том, что мой дорогой папа по характеру – Сталин (как он сказал, так и должно быть). Так вот, он всю жизнь хотел иметь много детей, но мама моя не могла, родила только меня. Когда мне исполнилось 18 лет, он однозначно заявил: «Ты мне приносишь ребенка, неважно от кого, неважно выйдешь ли замуж, но до 25 лет должна родить».

Он врач по профессии, и знал, что лучший возраст для рождения ребенка - до 25 лет, и это ему было важно, чтоб я родила в этот благоприятный период, не позже. У меня, видимо, желание отца крепко осело где-то в подсознании. Мне было 20 лет, я была на 3-м курсе Мединститута, когда я познакомилась с Женей. Остальное всё произошло неожиданно быстро.

- А чувства?

С.М. (пожимает плечами): Чувств особых поначалу я не испытывала, потом они пришли.

- Женя, почувствовали любовь к Стелле?

Е.М.: Да, и я написал ей зашифрованный стих - акростих, где были слова «я тебя люблю». Решил, если она увидит шифр – женюсь, если нет – не женюсь. Она увидела. Но стихотворение, кстати, не сохранилось.

- Расскажите немного о вашей свадьбе

Е.М.: Ой, это тоже была смешная история. Мы решили пойти в ЗАГС сразу перед экзаменационной сессией в мае. Прихожу туда заранее, чтобы записыться, а мне говорят, что свободных дней в июле нет, все занято на два месяца вперед.

Я переспросил, неужели ни одного дня нет? Нет, отвечают, но на тринадцатое всё свободно. А для меня число 13 – счастливое. Выбрал удобный час, по-моему, на 10.00 было назначено. Мы расписались 13 июля, отметили это событие без помпы, скромно, в институтской столовой. Были только близкие родственники и друзья из института. Помню, прошёл дождик – что являлось хорошей приметой. Помню – Стелле жали свадебные туфли, и я в них вылил бутылку водки, чтоб немного растянулись.

- Евгений, как Стеллу приняла ваша мама, угодить будущей свекрови не так уж просто?

Е.М.: Да, моя мама - человек не простой. Но Стелла – мужественный человек. Она сдала сессию одна из первых, и приехала в Невель знакомиться с моей семьёй без меня, я еще сдавал сессию в Петербурге. Она жила неделю в моей семье до моего приезда.

Когда я приехал, мама отвела меня в сторону и сказала: «Ты знаешь, твоя Стеллочка неправильно пользуется газом, она сначала выключает плитку, а потом только рычаг, нужно наоборот». – «Что еще, мама?» – поинтересовался я. – «Ещё твоя Стеллочка воду не экономит совсем, когда моет посуду, очень сильную струю пускает». – «Это все претензии, мама?» – «Да», – «Ну, больше проблем не будет!» – успокоил я маму.

- Стелла, а ваши родители как приняли Женю?

С.М.: Мой папа принял Женю нормально, он был страшно доволен, что я выхожу замуж. Его только беспокоил один вопрос: где мы будем жить. Они с Женей побеседовали по-мужски, и мой папа, затаив дыхание, задал этот вопрос Жене. Когда получил ответ, что мы будем, по началу, жить с ними, - с облегчением вздохнул. Он хотел жить только с нами вместе, главное – он очень хотел внуков.

- Когда родились ваши дети, папа, наверное, был на седьмом небе от счастья?

Е.М.: Он очень хотел девочку, внучку. Когда родились мальчишки, один за другим, спустя лет шесть тесть уговорил нас на третьего ребенка, в надежде, что будет девочка. Когда же снова родился мальчик, он был разочарован, и долгое время младшего внука называл не иначе как «Ошибка природы».

- Кто у вас, в основном, занимался воспитанием детей?

С.М.: Женя, он педагог от Бога. У меня этого дара нет. Я с двумя еле справилась бы сама, а с тремя – никогда. Женя полностью взял воспитание мальчиков на себя. Я работала и днями, и ночами врачом на скорой помощи. Ради того, чтобы быть рядом с ними, Женя даже перевёлся с должности начальника цеха в школу, где учились мальчики.

Е.М.: Я понимал, что за детьми нужен глаз да глаз, надо детей уберечь от наркомании, от алкоголя, дурной компании. На школьном стадионе я проводил много времени со своими мальчишками, набегали и чужие, и мы с ними часами играли в футбол, хоккей. Это увидела директор школы (бывшая классная руководительница Стеллы) и уговорила меня работать учителем труда. Вот так я стал учителем.

- Женя, вы стихи писали, пока росли дети?

Е.М.: Когда встретил в городе своего учителя, я похвастался, что у меня второй сын родился. Он осуждающе посмотрел и холодно произнес: «Знаешь, Женя, или поэзия, или дети».

«Тогда – дети, - ответил я. - Дети уже есть, а стихи могут подождать». И на долгое время прекратил заниматься литературой. Да и дети забирали всё время – не до стихов было. А вернулся я к поэзии, когда дети не нуждались больше в моей опеке. - Спасибо вам большое!

Евгений Минины. Фото предоставлено семьей МининыхЕвгений Минины. Фото предоставлено семьей Мининых

Установили бы Вы себе на телефон приложение для чтения статей сайта epochtimes?

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайский правозащитник Ху Цзя освобожден из тюрьмы
  • Ай Вэйвэй: условное освобождение
  • В Китае освобождены четверо сотрудников Ай Вэйвэя
  • В китайском Чунцине проводят облавы на сторонников Фалуньгун
  • От загрязнения на юге Китая погибло около пяти тонн рыбы


  • Top