В голове есть мозг

The Epoch Times05.08.2011 Обновлено: 06.09.2021 13:52
Автор юмористического рассказа «В голове есть мозг» — Баскин Михаил
Ильич
, детский писатель. Живя в бывшем СССР, он работал в журналах
«Вожатый» и «Юный техник», сотрудничал с журналами «Ералаш», «Пионерская
зорька», «Пионерская правда». Михаил Баскин автор двух книг рассказов
для детей «Не люблю опаздывать» и «Какое у вас прозвище». Ныне живет и
работает в Иерусалиме, продолжает писать рассказы для детей, которые с
удовольствием читают взрослые.


В голове есть мозг

В голове есть мозг


В голове есть мозг. Рассказ М.Баскин. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха а
Я пришёл к гомеопату за каплями для нервов своего папы. Он потрепал их в житейских бурях и переездах.
А в это время трёхлетняя дочка гомеопата тёти Марины играла в медицину, во врача и больницу. Девочку зовут Николь и это сейчас модное имя.

Николь играла сама с собой, и даже на себя иногда ругалась вслух:

— Вот как сделаю тебе уколы, будешь знать, как ходить босой по каменному полу!

И когда она меня увидела, то очень обрадовалась, что появился новый пациент.
До этого Николь успела вылечить бабушку, у которой в результате поднялось давление, игрушечную лошадь, телефон и морковку. Морковке была сделана операция на открытом сердце, и следы красивых новых зубов Николь были как печать академика.

Николь, одетая в кусок белой материи, который играл роль врачебного халата, сделала заявление:
— В голове есть мозг!

Я, честно говоря, даже растерялся, потому что никогда об этом не думал.
Я — парень большой, мне в ноябре стукнуло десять лет, и понятное дело о таких пустяках не думаю. Потому что, если есть голова, то должен быть и мозг. И вообще у меня есть компьютер, пусть он и думает.

Николь говорит с акцентом малышей. Вместо буквы Р, она говорит то Л, то троекратное Р.Р-Р-Р, чему очень радуется её бабушка.
Вместо «сапоги», она говорит «пасоги» и так далее.

Меня этим не удивишь, я люблю малышню и когда поженюсь, нарожаю семь человек и одну девочку.
Я сел на диван, на котором я не заметил всякие игрушечные медицинские штуки. И Николь радостно вскрикнула:
— Ты сел на поликлинику!

Я слез с поликлиники, и Николь стала меня лечить.

Мама Николь не была против такой игры, а даже наоборот. Николь нельзя оставлять без внимания взрослых, иначе она быстро может сочинить опасные дела и даже мероприятия.
Однажды она незаметно натаскала стаканом в сумку своей мамы воды из-под крана. В сумке были документы, чековая книжка, мобильник и бумажные деньги и много других хороших дамских вещичек. После этого она положила в сумку мороженую и безголовую рыбу мерлузу. Это у неё был аквариум и немного море. В море она добавила килограмм соли.
В конце игры она устроила морской бой, в котором и погиб весь геройский флот. Семья горько пожалела, что в своё время не купили аквариум.

Николь сказала:
— На что вы жалуетесь, совсем больной?
И не дожидаясь ответа, сказала:
— Вы жалуетесь на боль в боку вашей спины и головы. И я буду вас проверять
сестроронне!
— Всесторонне, — поправил я её.
— Нахон, правильно, — сказала Николь, нисколько не обидевшись.
— Дайте ваше колено, я буду проверять ре-ре … корнфлексы.
После этого она ударила меня игрушечным молоточком, который пищал, и я тоже нарочно сказал «Ой!».
Кто бы знал, что после этого Николь нанесёт мне такой удар, что из глаз посыпятся не искры, а целые звёзды вместе со слезами.
Я забыл сказать, что Николь, как настоящий врач, работала в перчатках.
— Ты залаза и инфекция, поэтому я буду лаботать в пер-р-р-чатах, — сказала она перед медосмотром.

Роль хирургических перчаток исполняла какая-то потрёпанная свадебная дамская перчатка такой длины, что доходила, чуть ли не до уха Николь. Вторая перчатка перчаткой не была, это была рукавица, которой берут горячие сковородки. В этой рукавице, как на складе Николь спрятала сувенирный камень-голыш с Мёртвого моря. На камне по-английски было написано «НИРВАНА».
— Ты в своём уме! — заголосил я от боли.
— Всё до свадьбы заживёт, — успокоила она меня.
— До чьей свадьбы? — спросил я.
— Не твоей, тебе рано зениться, ты в школе. И рефлексы у тебя хор-р-рошие.
Она, лживо сочувствуя, стала гладить меня по голове:
— Нир в ванне. Ах, мой бедный мальчик, теперь ты совсем больной. Вот тебе конфетка.
С этими словами она сунула мне в рот резинку-ластик, разрисованную чернилами, как вор татуировкой.
— Теперь тебе надо сделать рентген.
Николь приставила к моей грудной клетке какой-то бледно-зелёный предмет, на котором были нарисованы похожие на волны, как будто человеческие рёбра.
— Мне нужно сделать рентген колена, вон, как тюкнула булыжничком, — пытался я сопротивляться. На что Николь смело и прямо сказала:
— Не учи учёного !Ты больной, а я врач. А врач главней больного!
— Дышите, не дышите… Ой, наоборот: не дышите, а сейчас дыхните, — доверительно говорила мне прямо в ухо.
— Очень хорошо, лёгкие чистые и не храпят, — подвела она итог своим исследованиям.

Вдруг Николь стала ёжиться, и я понял , что ей пора в туалет. Но я постеснялся прямо сказать и стал культурно намекать.
— С тобой всё в порядке? — спросил я.
Она ответила можно сказать стихами:
— Спасибо залядке!
— Зарядке, — сказал я. — Что тебе нужно, ну? — спросил я.
— Друж-ж-ж-но измерять тебя. Какая у тебя высота и широта.
— Я не горы Тянь-Шань, — сказал я.
Но Николь уже не слышала меня, она как шмель развернулась на месте и понеслась куда нужно.
Когда она вернулась с куском мыла в руке, то сказала:
— Это мороженое без холистерола.
И попыталась засунуть мыло мне в рот. А когда я отклонился, она покачала головой, и сказала:
— Какой капризный мальчуган.
Я удивился, как легко она выговаривает слово холистерол, хотя фразу «капризный мальчуган», она произнесла примерно так: КАпельлизный мальцуган.
Я похвалил её за холистерол, и сказал:
— Молоток, вырастешь — кувалдой станешь!
Она, видимо, очень обрадовалась, что станет кувалдой, потому что захохотала и запрыгала на одной ножке.
Потом она подошла ко мне и показала на мой живот, и сказала:
— У тебя скоро будет ребёнок.

Я покраснел, посинел, вспотел потому что у меня слишком выдающийся вперёд живот, при этом толстый. Но я сказал:
— Мы — мужчины, мы не можем… это… Короче, мы не можем рожать. Это у меня от жира.
— Тебе надо есть меньше масла. У всяких людей — разные вкусы, но не надо есть конфеты, а к чаю надо подавать мёд и большой леденец! — сказала она и показала руками, какой должен быть леденец: примерно метр на метр.

По глупости я сказал, что таких леденцов не бывает, а если и были бы, то их можно было лизать всей семьёй.
— Всей семьей нельзя, это не га-га… это не санитарно, — сказала Николь.
Я понял, что бабушка научила Николь разным международным словам: гигиенично, парапет, офтальмолог и фталазол. Бабушка же не сразу стала бабушкой, а была и девочкой из Кашина, и студенткой московского мединститута, и врачом в Череповце.

Я снисходительно хмыкнул, что на самом деле означало «малышня мелкокалиберная, с кем споришь!»
Но Николь знала мои хмыки, и железнодорожным голосом сказала:
— Ещё тебе надо делать спорт, вот так! — и понеслась со своим куском мыла, как с олимпийским факелом, и чуть не врезалась в телевизор. Потом она повторила пробежку, высоко поднимая ноги и топая как целая кавалерия.
Я потрогал свой круглый, похожий на глобус, живот и согласился со всеми рекомендациями Николь.
«Правду, правду ищите!» — вспомнил я слова мудрецов.
— Если будешь кушать много масла, то родишь ребёнка, и куда ты его денешь? — авторитетно сказала Николь.
Я посмотрел на часы и засобирался домой.
К этому времени тётя Марина дала мне пузырёк с гомеопатическим лекарством, завёрнутый в фольгу, как шоколадка. Я положил его в карман и вышел за дверь. За мной вышла и тётя Марина, она включила свет на лестничной клетке. И тут через неё, буквально просочилась Николь с надувным огромным молотком с её рост, на котором был нарисован американский флаг. Николь стукнула меня по голове и поздравила:
— С Днём независимости.

Я шёл домой и очень умно думал всякие мысли. Что у меня много есть хорошего: есть голова, а в ней мозг, есть колени и голени, есть уши-горло-нос, и они не болят. И это очень хорошо.
У меня было хорошее настроение от этого. И оттого, что Николь, как всегда, развеселила меня. Как будто она «витамин радости», который надо прописывать всем подряд.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА