Ошибка Нострадамуса. Продолжение


Начало

Мишель Нострадамус. Фото с labirint.ruНажмите на фото, что бы открыть галерею!

Первый выпуск «Центурий» вышел в свет в 1555 году, и слава, сразу же пришедшая к Нострадамусу, с тех пор только росла. Он был вызван в Париж, в Лувр, где получил аудиенцию у королевской четы: Генриха второго и Екатерины Медичи. Король и королева обратили внимание на 35-й катрен первой центурии:

Льва старого сразит лев молодой, Пронзив ему в злащенной клетке око На поединке чести боевой.
Удар из двух, смерть после, смерть жестока.

— Как это понимать, — спросила королева.

— Ваше величество, государь должен избегать ристалища, — ответил ясновидец.
Король только пожал плечами. 30 июня 1559 года неизбежное свершилось. В самом конце рыцарского турнира в Лувре Генрих второй пожелал сразиться с капитаном шотландских стрелков Габриэлем де Лоржем, графом Монтгомери. Напрасно, охваченный недобрым предчувствиям, граф умолял государя не оказывать ему такой чести. Напрасно молила о том же королева, вспомнившая вдруг предсказание Нострадамуса. Генрих второй был непреклонен, и Монтгомери пришлось подчиниться. На ристалище его деревянное копье преломилось от удара в прикрытую доспехами грудь венценосного противника. Отлетевшая от древка щепа проникла через решетчатое позолоченное забрало королевского шлема и вонзилась в глаз короля. «Будь проклят колдун, предсказавший это с такой дьявольской точностью!» – в ужасе воскликнул Монтгомери. Генрих второй умер через десять дней в жесточайших мучениях. Судьба невольного убийцы короля оказалось достойной того, чтобы ясновидец отвел ей в третьей центурии отдельный катрен:
Того, кто в игрище, на поединке чести Отнимет приз у высшего, чем он, У ложа шестеро, ему поклявшись в мести, Возьмут внезапно, — гол, разоружен.
В этом катрене Нострадамус, уже описавший смертельное ранение короля от руки Монтгомери, приоткрывает завесу над трагическим финалом его жизни. После злосчастного поединка этот человек, считавшийся баловнем судьбы и лучшим рыцарем Франции, разительно изменился. Разучился улыбаться. Не участвовал больше в дружеских пирушках. Отмеченный роком, суровый, замкнутый, он вызывал почти мистический страх не только у врагов, но и у тех, кто до конца стоял за него.
Спустя год после смерти Генриха II, граф Монтгомери принял протестантскую веру, нанес ряд поражений католическим войскам, и стал самым доблестным вождем гугенотов во Франции. Совершив многочисленные подвиги, описанные Александром Дюма в романе «Две Дианы», он был предательски взят отрядом королевской гвардии ночью, в своей опочивальне, — «гол, разоружен», — и казнен в Париже 27 июня 1574 года.
«Шестеро, поклявшихся в мести» — это королева Медичи и пятеро ее детей. Умирая, король простил своего убийцу, но они не простили…
Жизнь Нострадамуса расцвечена многочисленными историями, и нам, сквозь дымку прошедших столетий, не отличить уже легенды от истины. Рассказывают, что однажды, когда Нострадамус путешествовал со своим приятелем по Италии, он встретил вблизи Анконы францисканского монаха, гнавшего к монастырю стадо свиней.
— Как тебя зовут? — спросил ясновидец.
— Феличе Перетти.
— Мое имя Мишель Нострадамус. Помолись за меня.
Монах кивнул, и пошел своей дорогой. Глядевший ему вслед Нострадамус преклонил колено. И пояснил своему изумленному спутнику:
— Я склонился перед Его Святейшеством.
Кардинал Перетти стал папой Сикстом Пятым в 1585 году, когда Нострадамуса давно уже не было на этом свете.
Еще рассказывают, что однажды посетила его герцогиня Савойская, дабы узнать судьбу своего будущего ребенка. Нострадамус не любил, когда к нему обращались с просьбами такого рода. А что если ребенок должен умереть еще в нежном возрасте? И как быть, если ждут его в жизни одни только беды да невзгоды? Как сказать об этом матери? Но герцогиня была обаятельна, хороша собой. К тому же эта женщина проделала долгий путь, чтобы встретиться с ним…
— У вас будет сын, — сказал провидец. — Ему суждено водить войска. На пятидесятом году жизни он повредит ногу, и умрет в год, когда девятка будет предшествовать семерке. Большего знать мне не дано.
Герцогиня действительно родила мальчика, ставшего впоследствии известным полководцем Карлом Савойским. В пятьдесят лет он, как и было предсказано, сломал ногу в одном из походов. Герцог, как ни странно, обрадовался. Сказал другу:
— Теперь я уверен, что проживу до 97 лет.
И хотя Карл Савойский умер на 69-м году жизни, Нострадамус все же не ошибся. Ведь и в этом случае девятка предшествует семерке.
По таким историям не сложно догадаться, насколько будоражил этот человек воображение современников. Портрет Нострадамуса кисти его сына Цезаря и сегодня можно увидеть в Салоне.
Роста он был невысокого — ниже среднего, но сложен пропорционально. В движениях быстр. Руки маленькие, изящные. Серые глаза, обычно хранившие выражение простоватой наивности, в гневе темнели. Взгляд становился тяжелым, цепким. Немногие могли его вынести. Такое, впрочем, случалось редко, ибо Нострадамус отличался ровным спокойным характером.
Ученик и друг ясновидца Жак Эме де Шавиньи писал, что «у него было тонкое одухотворенное лицо человека, живущего не окружающей жизнью, а внутренней силой мысли. Густая рыжеватая борода придавала его облику особую величавость».
Удивительные события сопровождали Нострадамуса даже после смерти. В 1791 году, в разгар революционного вихря, обрушившегося на Францию, отряд национальных гвардейцев ворвался в усыпальницу провидца в Салоне. Выброшенные из разбитой гробницы кости усеяли пол, и гвардейцы даже пили вино из его черепа. Командир отряда этих вандалов революции майор Давид пришел в ужас от совершенного кощунства. Он знал о предсказании Нострадамуса, сулящем тяжкую кару нарушителям его посмертного покоя. С трудом уговорил Давид пьяных солдат собрать останки, а затем лично передал их муниципальным властям.
Мощи Нострадамуса и ныне покоятся в церкви св.Лаврентия в Салоне. Ну а осквернители могилы вскоре попали в устроенную шуанами засаду и погибли — все, кроме Давида. Его по какой-то причине не было среди них в тот роковой день.
Продолжение следует…

Автор эссе – Владимир Фромер (1940 год рождения), историк, писатель, автор двухтомника «Кому нужны герои», — в свое время бестселлера, украденного из всех библиотек, а также книг «Солнце в крови», «Реальность мифов», и романа «Чаша полыни». Вместе с Марком Зайчиком был в 2004 году удостоен премии Федерации писательских союзов Израиля. Своим учителем считает Стефана Цвейга, в том смысле, что, подобно ему, старается строить свои вещи на стыке документа и искусства. Сфера литературных интересов писателя — глубины и пропасти души, причудливые изгибы человеческих характеров.

На вопрос, почему его заинтересовала личность Нострадамуса, Владимир Фромер ответил: «Пророчествами Нострадамуса интересуюсь с детства, хоть прошло оно в той стране, где само имя ясновидца было под запретом. Его пророческий дар — явление феноменальное, выходящее за рамки простой случайности. Думаю, его следует рассматривать в свете теории о единстве времени и души. Бог — вне природы, вне пространства и времени, а это значит, что разум и наука неспособны определить его сущность. Но особое духовное озарение — удел очень и очень немногих, — в состоянии слиться с божественной имманацией и прорваться сквозь узкие рамки пространства и времени».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top